Мы ехали в Крым, как на праздник!

Муж осторожно прикрыл дверцу "Нивы", включил магнитолу и твёрдо сказал: "Пора!". Дорожная пыль будто только этого и ждала — она мигом взлетела над обочиной и серой пыльцой осела на травы. Дорога — это плацдарм для приключений, а автомобиль — родной дом. В случае непогоды у нас есть крыша над головой, стены и мало-мальски подходящая кровать — кресло автомобиля...

Мы неслись, словно на пожар! По трассе гнали все: респектабельные иномарки, совковые "Жигули" и даже фуры. Солнечный спидометр показывал плюс тридцать пять. Казалось, ещё немного — и в баке бензин.

— Чёрное море стало похоже на лужу, — говорят крымчане. И не видятся с морем годами. Вот же оно — рядом, под боком, как сладкий щербет на базаре. Захочется сладкого — ступай на базар... Если бы я жила в Крыму, то ходила бы к морю каждый божий день!..

***

Мы преодолели один из самых сложных участков пути — Саратов-Волгоград. Асфальт, словно стиральная доска, вкупе с жарким ветром высушили нам последние нервы.

Чем ближе к югу, тем скромнее становился ландшафт. Позади остались реки и заливные луга, лесные массивы и зелёная трава. Не цепляли взгляд ни бесконечные пожелтевшие степи, ни одиночные кустарники.

То и дело попадались указатели: "Осторожно, опасный участок дороги!". Супруг заметно нервничал.

Глубокая ночь застала нас на пути к Ростову; нестерпимо хотелось спать. Мы остановились в степи, подальше от людских глаз; достали газовую плитку, вскипятили чай. Позади — уютный дом, впереди призрачно маячил морской берег.

— Потерпи немного, скоро будем в Крыму! — ободряюще сказал муж.

Он впервые улыбнулся за последние сутки.

Откинув кресла, мы попытались заснуть. Причиной бессонницы стали не запах бензина в салоне, не душная ночь. Словно от комариных укусов, зудел каждый нерв, каждый волосок на теле.

— Да ну его — этот сон! Поехали?

— Поехали!..

***

Краснодарский край влюбил в себя сразу и навсегда! Большими и малыми реками, разнотравьем, и что немаловажно — отличными дорогами. Гладкие, как стекло, они неслышно шуршали под колёсами и будто дразнили: вперёд, только вперёд! Хотелось ехать бесконечно, не останавливаясь. Придорожные тополя, как один, стояли в белых, известью крашенных "юбочках".

— Я устала, — капризные нотки пробились в моём голосе.

— Потерпи, скоро Керчь.

— Ой, смотри, что это?

— Где?

— Вон, на дороге!

Скоростное шоссе не давало ни минуты на размышление, и муж резко ударил по тормозам. Мимо нас нескончаемым потоком неслись автомобили. Посреди дороги перепуганная, но живая лежала большая черепаха. Вдали, в пяти километрах, блестела на солнце лагуна.

— Красавица!.. Как же тебя угораздило?

Оказавшись в моих руках, пресмыкающееся недовольно перебирало лапами и таращило выпуклые глаза.

— Черепаха на дороге — это знак, — сказала я мужу. — Пожалуйста, езжай потише.

— Хорошо.

Сделав упреждающий знак водителям, я пересекла трассу и отнесла животное на безопасное расстояние.

Оказывается, черепахи тоже любят путешествия! Со временем родная лагуна кажется скучной и пресной. Другое дело — новые, неизведанные места! Вот только дорога к этим местам бывает иногда чересчур опасной...

***

Мимо нас, обдуваемые ветром, проносились хуторки и города, поля кукурузы и спелой пшеницы. Стемнело намного быстрее, чем мы могли себе представить. На исходе вторых суток путешествия, практически без сна, мы валились от усталости с ног.

Чтобы не заснуть за рулём, включили музыку на полную громкость.

— За четыре моря, за четыре солнца, ты меня увёз бы... Обещал мне всё на свете! — горланила я.

— Поедем, красотка, кататься, давно я тебя поджидал! — орал водитель.

— Номер ...надцать! Прижмитесь к обочине!

Надрывая голосовые связки, не сразу услышали вой полицейской сирены.

Вот она — погоня! Как в лучших традициях Голливуда.

— Капитан Р...ов!.. Куда спешим? На тот свет?

Капитан оказался подтянутым, смуглым мужчиной лет сорока. У него бодрый вид, наверняка хозяйственная жена и дети-отличники.

— Виноват, товарищ капитан, — и плечи мужа будто опали.

— Штраф и лишение прав, — вынес вердикт капитан.

Слова подчас имеют магическую силу. Слова, сказанные с душой — вдвойне. Меня вдруг прорвало. Я не люблю просить, но сейчас слова выскакивали из меня пулемётной очередью:

— Мы два дня в пути, практически не спали. К тому же заблудились — навигатор постоянно врёт! Нам нужен Порт Кавказ. Пожалуйста, войдите в наше положение — все мы люди.

— Обезьяны за рулём мне ещё не встречались...Ладно, — смягчился наконец капитан. — Езжайте!

И, повернувшись к мужу, добавил:

— Скажите спасибо своей красноречивой жене.

А ещё подробно рассказал, как добраться до Керченского пролива.

День, как большая чёрная черепаха, перебирая лапами, переползал ближе к вечеру...

***

Ура, мы переправились! Пора позаботиться о ночёвке.

— А это что за дырки в земле? — я с интересом разглядывала скалистый берег Азовского моря.

Здесь мы раскинули палатку на ночлег. Куда торопиться? Впереди целая неделя отдыха — Коктебель, Алушта, Судак, Симферополь...

Стремительно темнело. Муж при свете электрического фонарика на скорую руку соображал ужин.

— Это змеиные норы... а может, мыши, — равнодушно сказал муж

— Ма-ма-а!

Прибрежные скалы огласил мой душераздирающий крик.

— Не бойся, дурочка! Взгляни лучше вверх.

Крик оборвался на самой высокой ноте, я подняла лицо к небу.

Над нами разверзлись южные звёздные хляби! Луч фонарика, словно указка, скользил от звезды к звезде, легко и беспечно. Большая Медведица пялилась на нас с галактической высоты. Море с шумом билось о скалы, и казалось, что это Большая Медведица, урча от удовольствия, плещется в водах Азова.

Позабылись и мыши, и змеи, и тяжёлая дорога. Я перестала дышать от восхищения...

***

Над ухом зазвенел будильник. Боже, который час?!

Я с трудом разлепила глаза. Стены палатки насквозь пропитались солнцем.

— Вставай! Да вставай же скорее! — я тормошила спящего мужа.

Комар ещё немного позвенел рядом и вслед за мной вылетел из палатки.

— Здравствуй, мир! Я в мире, и мир — во мне!

Светлая точка в безоблачном небе на глазах становилась ярче и крупнее. И вот уже огромная чайка кружит над самой моей головой.

— Здравствуй, чайка! Как тебя зовут?

Оказалось, чайку звали Джонатан Левингстон...

Муж отправился на скалистый мыс и вскоре вернулся с букетом цветов.

— Держи! Это цветы бессмертника...

— Ур-ра-а! Мы бессмертны! — закричала и поцеловала мужа в небритую щёку.