Содержание:

Если лето вы проводите в районах, неблагополучных по клещевому энцефалиту, конец зимы — самое время сделать прививку. Ведь между первой и второй дозой вакцины от клещевого энцефалита должно пройти от месяца до трех — тогда защита на предстоящий сезон будет считаться полной. А уже в начале мая укусы клещей — не редкость в средней полосе России. Что представляет собой заболевание, которое переносят клещи, и как научились от него защищаться?

Клещевой энцефалит — опасная нейровирусная инфекция. Основные его переносчики — клещи семейства иксодовых — для перехода из одной стадии развития в другую (от личинки к нимфе, а от нимфы к взрослому клещу) сосут кровь теплокровных животных, в том числе человека. Процесс циркуляции представляет собой замкнутую цепь: клещи — животные-прокормители — и снова клещи, а инфицированность переносчиков вирусом КЭ колеблется от 1 до 20%.

Из числа заболевших людей до 80% — жители городов, укушенные клещами во время отдыха на природе или дачных участках. Клещи могут переползать на человека с домашних животных и даже с принесенных домой букетов полевых цветов. От человека к человеку клещевой энцефалит не передается.

Для вируса КЭ характерна весенне-летняя сезонность с максимальным подъемом заболеваемости в июне и менее выраженным в конце лета — начале осени, когда появляются молодые особи клещей. Ареал распространения опасных клещей охватывает огромные территории Евразийского континента — от южного побережья Скандинавского полуострова до Альп в Северной Италии, от французского Эльзаса на западе до Дальнего Востока, Северного Китая и Северной Японии на востоке.

В России три основных подтипа вируса КЭ — дальневосточный, европейский и сибирский — выделяются в зависимости от территории распространения, и каждый имеет свои особенности. На большей части страны распространен сибирский подтип.

К содержанию

Клещевой энцефалит, симптомы и лечение

После бессимптомного периода в одну-две недели у человека появляются клинические симптомы заболевания — озноб, повышение температуры до 38–40 °С, синдром интоксикации. Как правило, болезнь развивается в острой циклической форме и заканчивается выздоровлением.

Диагностируют клещевой энцефалит на основании эпидемиологических (факт присасывания клеща, посещение леса), клинических и лабораторных данных. Для определения инфицированности клеща, снятого с укушенных, его исследуют на наличие антигена вируса КЭ.

При положительных результатах тестирования врачи проводят экстренную серопрофилактику: пациенту делают внутримышечные инъекции специфического человеческого иммуноглобулина против вируса КЭ — препарата, полученного на основе плазмы крови человека.

Однако успех этой терапии во многом зависит от прошедшего с момента укуса времени. Попадая в организм через клетки кожи и подкожной клетчатки (трансмиссионным путем), вирус клещевого энцефалита быстро распространяется по кровеносным, лимфатическим или невральным путям, инфицирует клетки крови, органы иммунной системы, другие внутренние органы и достигает мозга. Мозг становится центром локализации очага нейроинфекции: вирус поражает оболочку, серое и белое вещество, другие отделы головного и спинного мозга, корешки спинномозгового нерва и периферические нервы. В результате КЭ может трансформироваться в хроническую инфекцию с поражениями мозга.

Пытаясь предупредить такие последствия, жителей России иммунизируют в эндемичных районах или перед поездками в очаги распространения клещевого энцефалита.

К содержанию

Как нашли причину клещевого энцефалита

В середине 1930-х годов в Москву стали поступать сводки об участившихся случаях неизвестного тяжелого заболевания, сопровождающегося лихорадкой, вялыми шейно-плечевыми парезами и судорогами и часто приводящего к смерти. Данные о случаях заболевания засекречивались.

В этот период угроза войны с Японией заставила перекинуть на Дальний Восток большие воинские контингенты Красной армии. Каждый пятый военнослужащий подхватывал неизвестную инфекцию. Поток больных рос, врачи не справлялись. Местные доктора связывали возникновение заболевания с тайгой и сделали предположение о его вирусной природе.

В 1935 году Александр Панов, врач-невролог из Приморского края, заручившись поддержкой командующего Особой Дальневосточной армией Василия Блюхера, в докладе об эпидемиологической ситуации в Наркомздраве СССР просит организовать экспедицию на Дальний Восток для выявления причины и поиска путей профилактики тяжелой нейроинфекции.

Экспедицию возглавляет профессор Лев Зильбер, основатель советской школы вирусологии, на счету которого к тому времени было создание вакцин от тифа, чумы и оспы. В 1937 году 43-летний ученый собирает два отряда: один направляется в очаг заболевания — поселок Обор Хабаровского края, другой — во Владивосток, в Приморскую краевую больницу и в медицинские учреждения Тихоокеанского флота. Вместе с вирусологами работали местные клиницисты-неврологи, знакомые с характерной нейропатологией в регионе.

Исследование предстояло провести в полевых условиях, с ограниченным набором лабораторного оборудования. Вирус, на поиски которого приехали ученые, начал стремительно косить членов экспедиции. Клещевым энцефалитом заболели вирусолог Валентин Соколов и лаборант Евгения Гнедышева. Во время вскрытия умершего лесоруба заражается ученик Льва Зильбера Михаил Чумаков.

Через 20 лет силами Чумакова начнется история освобождения мира от вируса полиомиелита, а пока 28-летний вирусолог тяжело переносит клещевой энцефалит и выздоравливает благодаря приготовленной товарищами сыворотке, но болезнь унесла с собой слух и активность правой части тела исследователя. Со временем острая инфекция перешла в хроническую болезнь, которая протекала пожизненно.

Несмотря на трагические происшествия, участники экспедиции продолжали искать причину эпидемии. Лев Зильбер, тщательно изучивший больничные записи, приходит к мысли, что единственный связывающий больных факт — укус клеща, в каждом случае примерно за две недели до проявления симптомов.

Совместив данные о времени появления первых заболевших — в начале мая, и последних — в конце августа с графиком активности клещей, он окончательно убеждается в этой мысли. Не откладывая и не дожидаясь дальнейших подтверждений, Зильбер разрабатывает рекомендации по поведению в тайге.

Эти рекомендации спасут множество людей от заражения. Но в разгар экспедиции сам Зильбер будет арестован по ложному доносу. Лев Зильбер проведет в лагерях много лет, продолжая работать и спасать жизни, и будет освобожден только в 1944 году.

К содержанию

Как научились делать вакцины от клещевого энцефалита

Тем временем участники экспедиции из мозга и ликвора (жидкость, омывающая головной и спинной мозг человека) погибших от энцефалита больных впервые выделили и описали вирус клещевого энцефалита. В 1938 году Елизавета Левкович и Анатолий Смородинцев создают вакцину от нового заболевания.

После опытов на мышах авторы препарата проверяют безопасность вакцины на себе, а в дальнейшем — еще на десяти волонтерах. В 1939 году вакцину опробуют в качестве профилактических прививок для участников дальневосточной экспедиции и населения очага клещевого энцефалита в леспромхозе недалеко от Хабаровска.

В последующие три месяца вакцина покажет высокую эффективность: среди 925 привитых было два легких случая энцефалита; в группе сравнения (у непривитых) на 1185 человек диагностировано 27 случаев заболевания, в большинстве тяжелых, в том числе семь — с летальными исходами. Эта вакцина будет применяться в СССР вплоть до 1958 года.

Несмотря на очевидную эпидемиологическую эффективность, созданная в 1938 году вакцина имела побочные действия, поэтому в послевоенное время начались поиски более безопасных подходов.

В 1960-х годах ученые разработали технологию изготовления вакцины на основе убитого дальневосточного штамма Софьин с использованием культуры клеток куриных эмбрионов. Однако ее иммунологическая активность и защитные свойства были ниже по сравнению с первой, созданной в 1938 году. И в 1980-х в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов (ныне ФГБНУ "ФНЦИРИП им. М. П. Чумакова" РАН), научились изготавливать концентрированную вакцину на основе того же штамма Софьин вируса КЭ, которая применяется до настоящего времени. С 1982 по 2015 год было выпущено более 33 млн доз этой вакцины. По той же технологии с 2001 года концентрированную вакцину на основе штамма 205 производит томское НПО "Вирион".

Сегодня ученые работают над созданием генно-инженерных субъединичных вакцин, которые не содержат живых компонентов патогена, а лишь его антигенные части, необходимые для выработки защитного иммунного ответа.

К содержанию

Почему надо делать прививку от клещевого энцефалита

Клещевой энцефалит все еще представляет серьезную проблему для российского здравоохранения. Пик заболеваемости пришелся на 1990-е годы, когда энцефалит развивался в 6,97 случая на 100 тыс. населения. В последние пять лет регистрируют менее двух тысяч случаев заболевания в год (при численности населения страны в 147 млн человек), летальность при этом колеблется от 0,5 до 17,5%. Однако ареал распространения КЭ непрерывно расширяется.

В Евразии КЭ ежегодно поражает около 10 тыс. человек, и ученые связывают высокую заболеваемость не только с численностью контактирующего с природой неиммунного населения городов, но и с ростом показателей зараженности клещей вирусом КЭ.

В Европе клещевой энцефалит впервые был диагностирован в Чехословакии в 1948 году, где инфекция стала известна под названием "центрально-европейский энцефалит". Первая зарубежная вакцина против клещевого энцефалита — FSME-Immun-Inject — разработана в Австрии в 1971 году и при массовой иммунизации населения позволила снизить заболеваемость с относительно высоких показателей до спорадических случаев.

В России для профилактики клещевого энцефалита в последние годы применяют пять концентрированных очищенных вакцин: универсальную сухую вакцину ФГБНУ "ФНЦИРИП им. М. П. Чумакова" и жидкие — "Клещ-Э-Вак" (ФГБНУ "ФНЦИРИП им. М. П. Чумакова"), "Энцевир" (НПО "Вирион", Томск), FSME-Immun-Injeсt (Австрия) и "Энцепур" (Германия).