Этот дневник я обнаружила среди рукописей моего прадеда профессора Кузьмы Яковлевича Наякшина. Небольшая затертая тетрадь была исписана карандашом мелким почти нечитаемым почерком. В расшифровке текста мне помогли родители, самарские историки Андрей и Ирина Демидовы, а также знаток военной истории Станислав Владимирович Шанько.

Кажется, судьба профессора Наякшина была предначертана заранее какими-то высшими силами. Он родился в 1900 году в Татарии. Ровесник XX века, он вместе с ним прошел все катаклизмы истории. Более того, К.Я. Наякшин, почетный гражданин г. Самары, родился 25 октября по старому стилю. Вся его жизнь оказалась связана с октябрьскими событиями.


Диплом почетного гражданина г. Самары

По окончании церковно-приходской школы работал обивщиком мебели в ремесленной мастерской Набережных Челнов, а также пел в церковном хоре. Поддержал приход к власти большевиков и вступил в Красную Армию. В 20-е годы продолжил обучение, получил университетское образование. Находился на партийной и советской работе, читал лекции в Самарском педагогическом институте, а также в СХИ. Увлекся античностью и написал диссертацию по истории Древнего Рима. Для этого читал на латинском языке первоисточники.

Во время коллективизации направлялся партийными органами в поволжские деревни как агитатор. Участвовал в подавлении волнений крестьян. Семья несколько раз считала его убитым. В одной из деревень стоит памятник, где на табличке среди погибших от рук кулаков можно прочитать его фамилию. Но он не погиб, так как судьба предначертала Кузьме Наякшину иное.

С 1937 г. его отстранили от трудовой деятельности. Он, как и многие другие потенциальные жертвы сталинизма, ловил рыбу под Вилоновским спуском. Там было много таких же, как он, безработных, вначале — сотни, но с каждым месяцем число их таяло. 58-я статья работала и находила новые жертвы. К.Я. Наякшин оказался востребованным советской властью лишь после вторжения гитлеровских войск на территорию СССР.


К.Я. Наякшин — комендант Магдебурга

Итак, дневник майора Наякшина. Начало жестокой войны. Записи лаконичные. Писать некогда. И только в минуты затишья писалось легче и больше. Он не приукрашивал войну, смерть и пулеметные очереди были просто бытовыми деталями. Кто-то вел себя достойно. Кто-то не выдерживал. Но сильные шли вперед, такие, как Наякшин. И их было много. Именно они привели страну к Победе.

22 июня 1941 г. Воскресенье. Собирались на дачу. Гуляли с Василием Захаровичем Смирновым и услышали по радио выступление В.М. Молотова. Война с немцами стала фактом. Решил немедленно включиться в активную оборонительную работу.

Июнь 1941 г. Написал статьи «Отечественная война 1812 г.», «Партизаны 1812 г.». Вступил в лекторское бюро обкома ВКП(б).

Июль 1941 г. Писал статьи. Ездил в Приволжский, Радищевский, Сызранский, Ново-Буянский и другие районы с лекциями об Отечественной войне.

17 августа 1941 г. Вызвали в обком. Только что вернулся из поездки в Сызранский район. Читал лекции на станции Батраки. 19 августа в военкомат.

21 августа. Едем в Вольск. Встреча с другом И.Ф. Савич — формировать дивизию. Встреча с Абушем. Узнал Полиенко, Мещерякова и других.

23 августа. Вольск. Холодные казармы. Спим вповалку. Мы первая и основнаяруппа политработников. Ходим купаться, ели арбузы перед командировкой в войска. Будем формировать 346-ю стрелковую дивизию. Я назначен старшим инструктором по радиопропаганде неприятельских войск.

Сентябрь. Принимали войска. Люди из Саратовской области; из Татарии — политбойцы; из Донбасса — младшие командиры.

14 сентября. Был у артиллеристов 915-го артполка, 1166-го и 1164-го стрелковых полков. Приняли присягу. Торжественно. Ближе познакомился с комдивом Давыдовским и комиссаром Котовым. Комдив чудесный человек, комиссар — мелочен. Начальник продовольствия Щепкин — сухой, похоже, карьерист.

Конец сентября. Ежедневные поездки в части. Начали изучать немецкий язык. Пили с Александровым. Надоел старлей Миронов. Избавились от него. С нами Савич. Хорошая беседа с Абушем.

Октябрь. Тяжелые походы — грязь, холод, дождь и по трое суток не спали, не ели.

7 ноября. Пурга. Праздник встречал в 1166-м стрелковом полку. Чудесный парторг Афанасьев и комиссар Трифонов. Выпили. Был Пескишев, уехал в гости к телефонистам. Мы ходили по землянкам, беседовали с бойцами.

21 ноября. Подняли по тревоге в 4 часа утра. Приказ — выступать. Днем погрузка. Комдив хотел меня ругать за то, что не погрузили печки, но не стал. Я поехал с первым эшелоном 1164-го стрелкового полка (комиссар Шакуров). До 26-го в дороге.

26 ноября. Станция Александр Невский. Разбита, был налет, есть жертвы. Вечером город Ряжск, разгрузка. Выступили в поход. Заняли оборону. Рыли окопы. Ходил, беседовал, ругался, торопил.

27 ноября. Двинулись вперед.

28 ноября. Боевой приказ идти на Аскол. Вышел 1-й батальон 1164-го стрелкового полка... Я туда. Арестовал командира взвода разведчиков — был он пьян, грозил комиссару. Заняли оборону в городе.

29 ноября. Боевой приказ — со вторым батальоном 1164-го стрелкового полка с капитаном Сорокиным занять Павелецк. Первые потери. Немцы нагадили буквально... станция разрушена.

30 ноября. Идем на Горчиво. Немцы жгут все. Стреляли из пушек. Заняли населенный пункт. Немцы за 30 минут успели убежать, взяли 230 автомашин и другое имущество. Капитана Сорокина заменил, прибыл пьян, ссора. Вместе с 1166-м стрелковым полком захватили разведчиков, автомашину, шестерых убили, четверых — в плен. Пытался говорить с пленными: чехи и немцы — разные люди.

5 декабря. Движение вперед. Были в Чернаве. Ночь на 5 декабря — страшная ночь. Плутали с капитаном Зайцевым — едва не попали к немцам. Сколько раз падали. Машина съехала в овраг.

6 декабря. Начали наступление на Ново-Михайловское. Я с 1166-м стрелковым полком, заняли горящее село. Деревня Семеновка и окрестности — все сожжено. Войска втягиваются в зоны порохового дыма. Огонь, дождь, слякоть, гололедица.

Декабрь. Заняли ряд сел и деревень. Ходили с Абушем отдохнуть. Щепкин следил.

16 декабря. Бой за Волово — немцы успели сбежать. Захватили автомашину с немцами, много трофеев. Комиссар 1168-го стрелкового полка Терехов — барахольщик.

17 декабря. В «комиссаровке» командир 1166-го стрелкового полка избил командира взвода снабжения, я арестовал этого снабженца. Люди голодные, а он пьян. Идем вперед.

20 декабря. У Молочных Двориков заняли шоссе Тула-Москва, Мещеряки, Бабурине.

21 декабря. Бой за Теплое. Я опять с 1168-м стрелковым полком. Заняли эту станцию.

23 декабря. Бой за Горбачево. Заняли эту крупную узловую станцию. Восстанавливал Советскую власть. Как и в Теплом, сам назначал управленцев и председателя. Села горят, горит элеватор. Идем вперед к Оке.

30 декабря. Бой на Оке. Немцы сильно окопались. Большие жертвы. Раненые в сарае. Разгрузка, мобилизация людей и подвод.

31 декабря. В 1166-м стрелковом полку. Пескишев, Дядина — в лесу, встретили Новый год. Поздравили друг друга. Залп «катюш». Пурга. Начался бой за деревню Федяшево. Заняли. В 4 часа — на квартиру. Пили за Новый год. Были Кравченко, Лукин.

1 января 1942 г. Щепкин приехал за мной. Пескишев просил оставить. Хорошая беседа с командиром полка у печки на соломе о характере боев.

2 января. Тяжелые бои у Типичево, Хмелевец, Бедрищево, Федяшево. Поздней ночью — один по чистому полю при луне пришел в политотдел. Саша Изюмов сообщил страшную весть — погиб Абуш. На соломе в углу я, отвернувшись от всех, плакал. Абуш был редкий человек, товарищ умный, суровый, верный, большевик.

3 января. Опять неудачные бои. Погиб старшина. Хорошо вел себя в бою Савич. Он поднял людей в атаку. Толкачево взяли, но попали под перекрестный огонь. Танки. Вынуждены отойти. Жертвы.

4 января. Опять тяжелые бои с утра. Шел в цепи с бойцами под огнем артиллерии и пулеметов. Ночь. Молодой комбат потерял управление. Пришлось играть роль связующего звена. Связь выправил. Героически дрался политрук Горбачев врукопашную. Отошли на исходные позиции.

5, 6 января. Опять бои, но безуспешные.

7 января. Переезд через Беляев. Баня. Полковник Зиновьев — начальник штаба, с пьяных глаз завел на передний край, чуть не к немцам.

8-11 января. Дни боев за Грынь. Взяли территорию, где была деревня — ни одного дома. Сарай полуразбитый. Ночь. Кругом трупы. Связист в углу надрывается, кричит: «Сатурн 2-й!», «Сатурн 2-й!»... Но «Сатурн» молчит. Батальон Кротова уничтожен. Сам Кротов погиб. Героически вел себя Капустин: он, прикрываясь трупами, стрелял. Прострелена его шинель в нескольких местах и кобура тоже. Сухой, высокий, обветренный — он в эти минуты какой-то необыкновенный. Савич со мной. В тревожную ночь 10 января он предложил по моей просьбе комдиву Давыдовскому и командарму Попову немедленно покинуть поселок, так как рядом немцы...

Декабрь 1942 г. Еду домой в командировку. Вот она, военная страна. Дома живут тяжело, как и предполагал, но бодро, а это главное. Был у Кругловых, Гаврилова — держатся хорошо. Молодежь чувствует себя неловко. Трусят перед войной и стыдятся быть дома, работают плохо, так как все поглощены добычей еды. В хлебный магазин (угол Л.Толстого и Чапаевской) очередь начинается с Красноармейской. Стоят с 4 утра, пишут номера на ладонях. Многим хлеб все равно не достается. Ох, и не хочется мне ехать назад, на фронт, но надо. Доберусь уже в январе 1943 года.


После войны. Рыбалка

Далее в составе частей 1-го Белорусского фронта К.Я. Наякшин участвовал в Курской битве. С боями прошел к западной границе СССР, освобождал Польшу. Войну закончил в Берлине и был направлен на ответственную должность коменданта г. Магдебурга. После демобилизации Кузьма Яковлевич занимался в Самаре преподавательской деятельностью, написал много книг по истории края, до конца дней сохранил любовь к природе, к рыбалке.