Если ваши представления о XIX веке сложились на основе книг, фильмов и живописи, вы ничего не знаете о реальной жизни в Викторианскую эпоху. Но можно восполнить этот пробел — если отправиться в путешествие во времени вместе с книгой Терезы О’Нилл "Это неприлично". Что вам нравится больше всего в историях о Скарлетт О`Хара или Элизабет Беннетт? Ну, конечно, платья — такие женственные и подчеркивающие фигуру. Ну что же, попробуем их примерить и даже научиться носить.

Откройте глаза. Вы находитесь в скудно украшенной спальне. Простыни грубые на ощупь, матрас жесткий, воздух настолько холодный, что дыхание превращается в пар. И вдобавок кто-то оставил горшок, полный холодной мочи, у вас под кроватью.

Давайте вас оденем. Стянув на удивление грубую льняную ночную рубашку, вы останетесь в чем мать родила и будете дрожать от холода. Но не волнуйтесь: скоро на вас будет больше слоев одежды, чем на пятилетнем ребенке в день, когда из-за морозов закрывается детский сад.

Откроем ваш платяной шкаф и поищем в нем нижнее белье. Вспомните белье XXI века, вам ведь оно нравилось, не так ли? Уютные хлопковые шортики или потрясающе сексуальный бюстгальтер из тонкого кружева, который держался исключительно на честном сексуальном слове. Белье, которое подчеркивало ваши формы, скрывало недостатки и при этом было комфортным. Белье, которое хранило все ваши секреты и демонстрировало безупречность.

В общем, скажу сразу: во время пребывания здесь вам предстоит носить под платьем множество вещей, но ни у одной из них не будет шва в области промежности. Никаких перекрытий, никаких барьеров! Да, под километрами ткани, но на линии прямой видимости от пола.

Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему дерзкий, сопровождающийся высоким подбрасыванием ног канкан, исполняемый в кабаре "Мулен Руж", был так популярен? Не потому, что танцовщицы демонстрировали чулки или даже ноги.


"Мадам, дико извиняюсь за беспокойство, но я вижу ваши лодыжки"

Смело ходите с голым задом. На вас будет такое количество тяжеленных, длинных юбок, которые вы никогда не приподнимете выше лодыжек без серьезной причины. Оголить вас сможет только случайный порыв ветра, задравший кринолин выше головы. В этом случае вам придется переехать в другой город или сменить имя. Так что трусы или панталоны со швом вам ни к чему.

Чтобы действительно понять, насколько это потрясающе — не носить привычного нижнего белья, нам придется закончить ваш туалет. Для начала наденьте сорочку. В отличие от ночной рубашки, которую вы только что сняли, эта сделана из менее плотного материала, у нее широкое горло и короткие рукава. И вообще сорочка довольно приятная к телу. Если бы мы вернулись в XXI век, вы вполне могли бы надеть ее на летнее барбекю или на "Шекспира в парке".

Однако если вы сделаете это здесь, в XIX веке, вам не придется беспокоиться о переезде в другой город и смене фамилии. В целости и сохранности вас упекут в санаторий, где поместят в ванну со льдом и будут давать огромные дозы опиума, пока ваше истерическое желание публично оголяться не утихнет.

Теперь, даже если мы позволим, чтобы ваши женские прелести обдувал легкий ветерок, нам все еще необходимо прикрыть ноги. Начинаем с чулок: длина чуть выше колена, закрепляются подвязками. Далее идут панталоны. Предмет одежды, фасоны которого варьировались в течение века — панталоны в обтяжку, блумеры, панталоны с рюшами, длинные дамские панталоны, панталоны, завязывающиеся у лодыжек, или шаровары.

Все это носили под сорочкой, завязав на талии. И до конца века штанины нижнего белья не будут сшиты вместе. Их оставляют разделенными с небольшим нахлестом для скромности.


Открытые панталоны

Итак, сорочка, чулки, подвязки и панталоны с прорезью. Вы все еще практически голая! Ваш бюст, он... он неприлично колышется, ничем не скованный. Так не пойдет. О, как же вы будете скучать по своей заветной коллекции бюстгальтеров в этом путешествии.

Спортивные лифчики, лифчики для особых случаев, лифчики с мягкой чашечкой ("Я не встану с дивана, пока не посмотрю все эпизоды "Аббатства Даунтон"). Бюстгальтеры приобретут популярность только в 1920-х годах, но даже тогда они будут представлять собой такую же поддержку, как два платка, связанные вместе полоской влажной бумаги.

А теперь, дорогая, мы будем затягивать вас в корсет! Вы же наверняка видели рентгеновский снимок ребер, гротескно раздавленных годами ношения корсета? Разве это не ужасно? Эти жуткие вставки (прямые вертикальные пластины, которые обеспечивают жесткую форму) сделаны из стали или почти столь же неприятных китовых костей (на самом деле из китового уса, но это неважно). Как вы собираетесь дышать? Как вы будете наклоняться? Как вы вообще будете двигаться?

Как только вам помогут надеть корсет (зашнурованный сзади или застегнутый спереди на крючки, а иногда и то и другое), вы обнаружите, что корсет не так уж плох. Его не нужно затягивать до смещения селезенки, и он весьма неплохо поддерживает спину и бюст. Возможно, он даже отсрочит тот неминуемый день, когда истощенная и утомленная в сражениях грудь безвольно свесится на ваш живот и будет хлопать по нему при каждом шаге с тем же звуком, с каким бобер шлепает хвостом по воде.


Корсеты помогут скрыть любой недостаток, включая беременность

Поскольку женщины — существа из плоти и крови (особенно из плоти), то многие из нас чувствуют себя гораздо комфортнее, когда тело находится в безопасности. Корсеты, такие как Spanx и бюстгальтеры, гарантируют тайну, ради которой можно пойти на небольшие жертвы. В XXI веке, если ваша грудь обвисла, а зад настолько плоский и широкий, что на нем можно играть в бильярд, вы без труда подберете одежду, которая все это скроет. Но сейчас у вас нет под рукой ни спасительных фасонов, ни высокотехнологичных тканей, которые первоначально разработали для астронавтов. У вас есть только корсет. И он вполне справляется со своей задачей.

Для того чтобы иметь возможность дышать и наклоняться, существуют модели поменьше и покороче — в помощь работающей женщине, пока она скребет пол щеткой, шьет, а заодно прокладывает себе путь к ранней могиле. (Кстати, ваша сорочка чистая только потому, что одна из ваших горничных провела час, замачивая ее практически в кипятке и щелоке, пока руки не потрескались и не стали гореть огнем, а после бедняжка выжимала ее, развешивала, гладила и крахмалила. В те времена стирка даже для небольшой семьи обычно занимала около двух дней).

У женщины, не принадлежащей к рабочему классу, в XIX веке не было особых причин наклоняться. А если леди и делала это, то она опускалась, сгибая колени и держа спину прямо. И не отклячивала зад, как луговая собачка!

О, взгляните-ка! Горничная уже разложила ваше платье! Такая изящная вышивка и сшито вручную. А какая пышная юбка! Нет, еще нет! Не прикасайтесь. Во-первых, наденьте свободную рубашку поверх корсета. Мы делаем это, чтобы никто не увидел очертания вашего белья.


Кринолин-клетка, приблизительно 1865

А теперь внесите клетку! То есть кринолин-клетку. Так уж вышло, что вы оказались в середине века — во время повального увлечения кринолинами, где на смену простым платьям, ниспадающим свободными складками, эпохи Регентства (вспомните Джейн Остин) пришли самые большие и шумные колоколообразные силуэты, похожие на своих собратьев в Соборе Парижской Богоматери.

Километры плотной шерсти ушли на создание вашего платья. Чтобы поддержать его, вам нужно надеть кринолин-клетку и затянуть ремешки. Вот как именно это происходит: проволочная клетка подвешивается на уровне плеч или бедер, поверх надевается юбка.

Эта клетка, которую не отличить от той, что обычно используют для отлова диких собак, имеет вполне разумное назначение. Без нее вы просто не сможете ходить. Она равномерно распределяет неимоверный вес ткани и не позволяет подолу волочиться по земле, в противном случае вы бы постоянно спотыкались. Но с большой долей вероятности это все равно произойдет, потому что ваш наряд весит около 20 килограммов, обувь ужасно тесная, а вся улица покрыта невероятным количеством конского навоза.

Теперь мы добавим одну нижнюю юбку или шесть, в зависимости от того, сколько оборок будет достаточно, чтобы соответствовать моде в этом году, и... Ура! Теперь горничные помогают вам надеть платье через голову и застегивают на пуговицы. Вы выглядите чудесно, дорогая.


"Джулия, дорогая, кто бы мог подумать, что наши матери носили такие смешные платья! Ха-ха-ха!"

Теперь самое время вернуться к первому вопросу, который вы задали этим утром, когда перебирали свое нижнее белье: "Зачем на всех 47 предметах одежды, которые мне предстоит носить, прорезь в области промежности?". Ну, что ж, давайте разберемся.

Возьмите свои стринги из предыдущей жизни и наденьте под остальную одежду. Никто не узнает. На самом деле, наденьте их на бал сегодня вечером! Там вы прекрасно проведете время, танцуя, угощаясь изысканными конфетами и обмениваясь еще более изысканными остротами.

Теперь бегите наверх и присаживайтесь на корточки над ночным горшком, делайте свои дела побыстрее и возвращайтесь на вечеринку.

Да. Приподнимите этот огромный вес шерсти, стали и хлопка одной рукой, а затем другой рукой стяните вниз трусики. Смелее.

Что произошло? Правильно! Вы упали.

Да. И кстати, к тому времени, когда вы застегнете все пуговицы и снова зашнуруете корсет, все уже будут подозревать, что вы оставили гостей по другой, более нескромной причине, например, целовались с юным помощником конюха или у вас был приступ диареи.

Вот почему ваши нежные места не прикрыты. И пусть никто в викторианском обществе не признается в этом даже под страхом смерти, но леди все-таки ходит в туалет, а панталоны без прорези (о которых в конечном счете станет известно всем, потому что вы будете вынуждены постоянно их подтягивать), сделают эту задачу практически невыполнимой.

Нижнее белье все-таки будет медленно идти к "объединению", поскольку век подходит к концу. Сначала появятся пуговицы, потом, наконец-то, шаговый шов. Скорее всего, причиной будет появления чрезвычайно узких юбок, которые приобретут популярность в 1880-х годах. А пока кринолин создает вокруг себя столько суматохи, что впору кричать "караул!": леди не только не в состоянии самостоятельно приподнять все свои многочисленные юбки, она с трудом помещается в уборной во дворе.