Содержание:

Не задумывались, почему вы никак не можете отказаться от вкусненького? Вообще-то можете. Но вы, конечно же, видели документальные фильмы о людях, которые, даже разъевшись так, что из дома не выйти, все равно продолжают лопать. Они знают, что пора остановиться, они хотят остановиться, но — никак. Отчего это? Может быть, еда в самом деле вызывает что-то вроде наркотической зависимости? Или это лишь отговорка для безвольных?

К содержанию

Чем зависимость от еды похожа на наркотическую

Большинство экспертов считает, что зависимость от еды формируется примерно так же, как никотиновая, алкогольная, ко¬каиновая, героиновая, кофеиновая и так далее по всему списку наркотических веществ. Это может показаться странным, но, перебирая признаки наркозависимости, мы вынуждены будем поставить против каждого галочку и для еды тоже. Зависимые:

  • Испытывают необоримое желание, в результате которого часто потребляют больше той дозы, которую планировали изначально. Они хотели бы сократить потребление, но не делают этого, даже когда возникает угроза здоровью, личной и профессиональной жизни (то есть проявляют недостаток контроля).
  • Обнаруживают привыкание: поскольку доза вызывает все меньший эффект, им приходится увеличивать дозу, чтобы добиться желаемого эффекта.
  • Проявляют симптомы ломки: потребляют свой "наркотик" только для того, чтобы избавиться от этих симптомов.

Мало кто станет отрицать, что обжоры подпадают под первый и, пожалуй, главный критерий — недостаток контроля. Особенно это касается тех, кто продолжает переедать даже после того, как превращается в пленника собственного дома.

Также очевидно, что привыкание развивается постепенно: никто не просыпается в один прекрасный день с идеей потребить десять шоколадных батончиков. Просто от одного батончика уже не вштыривает, как прежде, и приходится съесть второй. А потом и двух маловато, а потом...

Насчет ломки — вопрос более спорный. И все же, хотя тут не наблюдается классических симптомов "ломки" — тревожности, тремора, падения температуры (как у героинозависимых), другие симптомы, не столь однозначные, присутствуют. Например, головная боль и раздражительность: скажем, если вы — кофеман, вы все это почувствуете, как только лишитесь утренней чашечки.

К тому же привыкание и ломка — проявления физической зависимости, а главная проблема любой наркомании — зависимость психологическая: поведение, утрата контроля.

Все еще не убеждены? Вам требуются доказательства на уровне биологии, генетики? И наркотики, и еда стимулируют в мозгу цепочку вознаграждения, как и все, чем мы наслаждаемся, будь то музыка, секс, поход по магазинам или возня с детьми. Причем пищевая и наркотическая зависимости не только передаются детям, но и зачастую проявляются в одной и той же семье.

Итак, простой ответ будет: да, пищевая зависимость очень похожа на зависимость от наркотиков.

К содержанию

Зависимый человек не умеет откладывать удовольствие?

Но что такое зависимость? Господствующее мнение (в том числе и опубликованное на сайте Американской психиатрической ассоциации) гласит, что это болезнь, подобная астме, диабету или раку. Зависимый человек не может усилием воли изгнать свою зависимость, как не рассасывается опухоль одним только желанием ракового больного.

Но это, по-видимому, не совсем верно. Многие наркоманы и даже те, кто сам считал свою зависимость болезнью, как комический актер Рассел Брэнд, сумели завязать одним усилием воли. Тут главное — мотивация: справляются те, кто этого сильно хочет, а в некоторых исследованиях зависимые завязали просто оттого, что им за это предложили деньги. В таком случае нет смысла причислять зависимость к болезням: ракового больного не излечишь, предложив ему денег за то, чтобы он выдал хорошие анализы.

Складывается другой подход к проблеме: зависимый человек попросту ценит сиюминутный выигрыш (удовольствие от шоколадки или колы) больше, чем долгосрочный (здоровье, хорошая работа, возможность пройти в дверь). Становится ясно, почему те, кто не справился с испытанием на способность отсрочить удовольствие, с большой вероятностью впадают в зависимость — кто от еды, кто от наркотиков, кто от игр.

Это не значит, что зависимый человек должен винить во всем только себя. Склонность не ценить дальние выгоды — как и сама зависимость — по-видимому, является наследственной. Люди, которые предпочтут съесть одну конфету сейчас, нежели две потом, уколоться сейчас, чем быть здоровым потом, — они такими уродились. Или, по крайней мере, в этом — одна из причин.

Теория явно спорная, но если она справедлива, то позволит объединить две с виду противоречивые посылки, сформулированные вначале. С одной стороны, зависимость от еды — такая же реальная, как и наркотическая. С другой стороны, любой наркоман — это просто человек, которому недостает силы воли, чтобы отказаться от немедленного удовольствия ради более отдаленной пользы (возможно, это свойство врожденное).

К содержанию

Как бороться с перееданием?

В завершение разговора приведу данные исследования, позволяющие хотя бы отчасти сократить переедание (для сильно зависимых этот способ едва ли окажется действенным). Вы, наверное, и сами замечали, что, открыв большую упаковку вкусненького — например, чипсов, — многие съедают все, до последней крошки, словно на автопилоте. Недавнее исследование установило, что если окрасить каждый седьмой чипс красным (пищевой добавкой или томатной пастой), то человек съест в среднем вдвое меньше, потому что непрерывный поток чипсов таким образом будет разбит на порции (хотя большинство съест не менее трех таких порций).

Так что если вы из тех, кто, начав, не может остановиться сам, и при этом думаете, что сокращение порции испортит вам удовольствие, вам стоит позаимствовать лист из книги профессора Эндрю Гейера (а может, забрать у него упаковку чипсов), разложить чипсы на листе так, чтобы "сигнальные" попадались через одинаковые интервалы. Никто не помешает вам съесть столько, сколько хотите, но эти красные чипсы, по крайней мере, покажут вам, сколько уже съедено, и напомнят, что вполне можно остановиться и начав.