Содержание:

Зима. Лес похож на декорацию к сказке "Двенадцать месяцев". Воздух вкусный, как мороженое, и не можешь им надышаться. Небо ясное, солнце рассыпается в бриллиантовых осколках на открахмаленных до синевы снежных покрывалах.

Лес — художественное преувеличение. Дачей мы не обзавелись, поэтому гуляли и гуляем либо в Покровском-Стрешневе, что недалеко от моего дома, либо в Тропаревском парке, он — прямо у подъезда дочкиного дома. Не тайга, конечно, но нам хватает.

После снегопада ветви деревьев превращаются в настоящий снежный зоопарк. Тут комочки белоснежных птиц, там белая летучая мышь висит вниз годовой, здесь растянулась по ветке грациозная снежная куница. Можно поозорничать, дернуть за ветку, и белые звери разбегутся, осыпав нас снегом. Но вот снежный душ случился без нашей помощи, а вверху мелькнул пушистый серый, с чуть видимой рыжинкой, хвост. Белка. Снежная ожила или живая пробежала?

К кормушкам слетаются синицы, голуби, сойки и вороны. Барабанит по стволу красноголовый красавец-дятел. Я особо люблю лазоревок, снегирей и деловитых поползней. Синицы совсем ручные, не боятся есть с рук. Когда дочка была маленькой, мы однажды так кормили синичек. И вдруг дочке на ладонь приземлился поползень, весомо так с разлёту припарковался. Трусиха-дочка с перепуга сбросила его и закричала дурным голосом. А поползень упал на снег, растопырил крылья и с минуту не мог, бедный, взлететь — тоже испугался.

Горки и овраги — прекрасные трассы для санок, ватрушек, ледянок, поляны — полигоны для строительства снежных крепостей и сотворения снежных баб, медведей, львов, зайцев и собак. Позапрошлой и прошлой зимой в Тропарево кто-то понастроил настоящие снежные пещеры, куда не только ребенок, но и взрослый мог спрятаться.

Люблю зиму. Вот только, как профессор из "Двенадцати месяцев", хотела бы, чтобы лето было летом, а зима — зимой. Но нынче, похоже, к управлению погодой допустили ту самую Королеву, что пожелала в декабре подснежников насобирать. Вот и видим мы снег по телевизору чаще, чем за окном.

К содержанию

Зима: болезни, Новый год и возвращение в детство

А еще зима, увы, не проходит без болезней. Внучка моя трехлетняя в детский сад ходит по схеме "один к двум". То есть одна неделя — в саду, две — болеет. И болеть её работающие мама с папой привозят ко мне.

Болезни — болезнями, но без забав и радости обойтись нельзя, я так думаю. И место зимним забавам не только на природе, на катке или лыжном склоне, но и дома найти можно.

Зимой что бывает? Правильно, Новый год. И подготовка к празднику не менее увлекательна, чем сам праздник. В моём доме новогодние ёлки всех размеров и мастей, свечи, гирлянды, символы года, ангелы, Деды Морозы, Снегурочки и прочие Санта-Клаусы и снеговики оккупируют все комнаты, включая кухню. Убирать их после новогодних праздников — труд, а расселять — забава.

Еще одна предновогодняя традиция — печь (раньше — с дочкой, теперь — с внучкой) игрушки на ёлку из соленого теста. В декабре 2018-го внучка их только расписывать помогала, а в декабре 2019-го мы прошли вместе по всему технологическому процессу. Особо ловко малышка справилась с процессом раскатки.

Про Новый год можно еще много писать, вспомнив про наши с дочкой новогодние домашние спектакли, про Снегуркину ёлку, которую мы каждый год наряжали в Покровском-Стрешневе, а потом искали под ней подарки, про новогодние стенгазеты и соревнования, про то, как весело примерять карнавальные костюмы. А поиск подарков под ёлкой? Но это всё-таки другая тема, поэтому вернусь к зимним забавам будничным.

Итак, внучка болеет. Я могла бы сказать, что генерирую развлекательно-занимательные идеи, чтобы она не скучала, но это будет неправдой. Внучка не умеет скучать и развлекает себя вполне успешно. Поэтому, скажу честно, забавы я придумываю для себя. Чтобы уйти от рутинных бабушкинских обязанностей (читать вслух по три-четыре часа в день я, при всей любви к чтению, утомляюсь, а внучка очень любит слушать книги) и, самое главное, самой насладиться возвращением в детство.

К содержанию

Зимняя забава из прошлого — диафильмы

Конечно, "дети двадцать первого века" меня не поймут. Только ровесники "плюс-минус". На всякий случай сообщаю, что к моменту моего рождения динозавры-таки вымерли, церкви четырнадцатого века были разрушены до нас, и мультипликация уже тоже была, и не только диснеевская, но и чудесная советская. Но было еще одно счастье — диафильмы.

С чем это можно сравнить, чтобы поняли нынешние дети? Не знаю. Потому что чудо — вещь несравнимая. А для меня в моём детстве это было чудом. За окном — ранняя темнота зимнего вечера, мы с сестрой — в предвкушении. Папа устанавливает зеленый проектор, методично подкладывает под него книги. Мне кажется, он делает это слишком медленно, ведь и так все уже видно, а минуты уходят, и вдруг мы не успеем посмотреть все, что хочется. На ковер, что висит на стене, прикалывается белая простыня, папа, наконец, удовлетворён установкой техники. И вот оно — чудо!

Прошло больше полувека. За это время моя семья сменила три города и четыре квартиры. Нет государства, в котором я выросла. Мир сошел с ума, ломая и круша то, что казалось незыблемым, важным и несокрушимым. И теперь уже кажется чудом, что не унесло куда-то ветрами перемен такие необязательные хрупкие вещи, как древний диапроектор и плёнки старых диафильмов в алюминиевых и пластмассовых коробочках, на которых полустёрлись названия и смешные цены: 30 коп., 20 коп.

Диафильмы я показывала дочке. Она родилась осенью 1994 года, для неё вечера у диапроектора были, конечно, антикварным досугом. Но ей нравилось.

В нынешнем декабре я достала с антресолей платяного шкафа проектор и мешок с диафильмами. Для начала решила проверить, в рабочем ли состоянии аппарат. И — упс...Мы ж ремонт недавно сделали, теперь вилка проектора в новые розетки не входит. Хорошо, у зятя нашелся переходник.

И вот мы в первый раз смотрим диафильмы с внучкой. Она выбрала свои любимые сказки: "Золушку", "Буратино" и "Тараканище". Я немного волновалась: понравится ли ей? Пленки старые, краски уже не те, а двухчастный "Буратино" и изначально черно-белым был.

Опасения оказались напрасны: внучка смотрела, застыв от восторга. И просила еще и еще. А я... Я снова была там, где полвека назад маленькая девочка в восхищении наблюдала, как Золушка превращается в принцессу. Кстати, потрясающие иллюстрации художников Пановых в "Золушке".

Да, я знаю, что в интернете есть база советских диафильмов, что часть из них даже озвучены. Но... Теперь каждый день (ни единого пропуска!), когда внучка у меня, мы ставим диапроектор, она наугад тащит из мешка коробочку с диафильмом (шепча, как заклинание, про своего любимого Буратино), и начинается чудо... А когда в конце трудовой недели за малышкой приезжают дочка с зятем, она и их усаживает смотреть.

Кстати, просмотр диафильмов — именно зимняя забава. Летом вряд ли получится. И не только потому, что не хочется дома сидеть. Просто день летом — длинный, а для диафильмов нужна темнота.

С дочкой зимой мы часто играли в настольные игры. Я их все бережно храню, но внучка пока доросла только до домино (детского). Зато очень любит лепить, рисовать, клеить аппликации. Может и одна это делать, параллельно слушая музыку или аудиокниги. Но иногда требует, чтобы я стала участником творческого процесса. И тогда мы не просто рисуем, лепим или клеим, но и вместе сочиняем сказку.

К содержанию

Какие были зимы

И всё-таки закончу разговор о зимних забавах рассказом о настоящей снежной зиме. Дело было в прошлом веке. Мне десять лет, на зимние каникулы мама отправила меня со старшей сестрой, ей почти двенадцать, в дом отдыха под присмотром своей коллеги. У коллеги — сыновья девяти и тринадцати лет. Мы строим крепость, большую, просто огромную. В моих воспоминаниях она вырастает до размеров настоящей. А потом по очереди то защищаем крепость, то штурмуем, благо "боеприпасов" можно налепить сколько угодно.

Мамина коллега — женщина удивительно мягкая и добрая. Когда ей всё-таки удаётся загнать нас домой перед ужином, мы увешиваем мокрыми одеждами не только все батареи в комнатах и коридорах, но и стулья, и спинки кроватей. Тогда еще не было нынешних непромокаемых комбинезонов, и промокли мы до трусов включительно. А я до сих пор помню то ощущение усталости до ломоты в костях, счастья и восторга, помню сверкающую крепость и алые щеки мальчишек и сестры...