Есть чудаки на белом свете,
ведомые самой судьбой.
Их гонит в спину теплый ветер,
и вроде — всё само собой ведётся.
И прощают им,
что не простили бы другим.
Но это только до поры.
Итак, условия игры:
Вот Вася. Наглый рыжий кот.
Он у хозяюшки живёт.
Она не чает в нем души
так, что готова задушить
В объятиях такое чудо.
А Вася думает: "Зануда.
Печёнка, куры-гриль, треска...
Приелось это всё. Тоска-а-а...

Вон, у соседей, за стеной,
салями и балык с икрой.
Вот это правильно живут!
А мне икру раз в год дают!"
И Вася шел гулять на крышу.
А в доме царствовали мыши.
Кот иногда ловил мышей.
По настроению, скорей.

И нес хозяйке на кровать.
И знал — сейчас начнет орать.
Потом заставит унести.
Потом: "Ну Васенька, прости!"
Нальет ему сметаны, себе валерианы.
И если с толком попросить,
То и коту (удаче быть!!)
накапает в сметану
две капли валерьяны.

Тогда — держись весь белый свет.
И продолжается банкет
На крыше воплями сопрано.
Да здравствует валериана!
Жильцы терпели. Кот наглел.
Сушилась рыба — спёр и съел.
Соседке шторы разорвал
и к кошкам нагло приставал.

Он детям гладить не давался
— царапался, шипел, кусался.
И уронил на "Мерседес"
горшок с цветком агапетес,
И метил, метил всё что мог
— ботинки, двери, пол, порог...
Короче, делал, что хотел.
Творил кошачий беспредел.

И что? Весь дом Васькá ругал.
Потом хозяйке намекал.
Потом немного подождал,
и, не дождавшись, так сказал,
Что, мол, по подвигам и кара.
Кота снесли к ветеринару.

А там всё лишнее долой.
И стал наш Васенька ручной.
Походы — с кухни на диван.
И никаких валериан.

Мораль сей басни: не наглей.
Цени, что есть. Лови мышей.