"Завтра рано вставать, попрощайся с Бонилаской", — напевал себе под нос мой детёныш, укладываясь спать в час ночи. Бониласка — это клоун, сказки про которого рассказывает Наталья Варлей, а мы каждый вечер слушаем этот диск.

Сыну 2,7. И он сейчас в сложном положении: пресловутый кризис трёх лет на пятки наступает, поэтому он засыпает не раньше часа ночи. Ну как же: совсем взрослый!

И даже мои увещевания, что завтра нужно рано встать, чтобы пойти в Дарвиновский музей, ребёнок не воспринял всерьёз.

Впрочем, он лёгок на подъём. Однако пока мы добрались до музея им. Ч.Дарвина, он уже устал и от метро идти пешком не пожелал, попеременно сидел на руках то у мужа, то у меня.

Честно говоря, я была уверена, что он будет в восторге от животных, застывших в экспозиции за стеклом. Но Вадька, лишь мельком взглянув на них, бросился нарезать круги вокруг центральной статуи в первом же зале.

— Мама, — радостно орал он, — тут можно бегать!

— Ш-ш, — шипела я, пытаясь усовестить сына, — тут же музей, а не стадион!

К счастью, две смотрительницы зала были настолько заняты своими разговорами, что даже не замечали, как мой сын носится по кругу, мешаясь под ногами у очередной экскурсии школьников.

На втором этаже Вадька увидел мини-площадку для детей и машинку, для которой надо было купить жетон, тогда она начинала петь и двигаться. На машинке прокатился, по площадке попрыгал, и, пожалуй, это было единственное, что ребёнок вообще запомнил из посещения музея. Как ни пыталась я обратить его внимание на динозавров (кстати, первые 5 минут каждого часа их "подключают в сеть", и животные начинают рычать, мотать головами, хлопать крыльями (совсем не страшно, правда )), он реагировал крайне спокойно.

— Смотри, какой большой медведь, — пыталась обратить я ребёнка к экспонатам. — Помнишь, мы читали сказку...

— Ма, — прерывал он меня, — а где тут кнопочки?

Кнопочки были на двух аппаратах в одном из залов: нажимаешь на кнопку с подписью "выпь" или "глухарь", и слышишь звук, который издаёт та или иная птица. Кстати, о птичках: на этих двух аппаратах были записаны голоса птиц, и среди них почему-то затесался суслик.

В общем, ребёнок радостно нажимал на кнопки и слушал, слушал, слушал... К его чести надо сказать, что он послушно выжидал, когда одна птичка закончит петь, и только потом принимался за вторую...

Пока он развлекался, я тоже нашла себе занятие: в зале с аудиозаписями птиц есть стойка с компьютерами, на которых можно посмотреть эко-систему в своём районе. Я уселась на стул и за пять минут выяснила, что юго-восточный район столицы очень проигрывает в экологии другим: загазованность, радиация, загрязнение почвы у нас доходят до верхнего предела.

Тётки, следящие за экспозицией, запрещали ребёнку трогать стёкла, шуметь и бегать по залу. Расстроенный малыш слегка обрадовался, лишь когда мы нашли стойку с бронзовым шмелём: на него можно было нажимать, и он жужжал. Ещё была такая же стойка в другом зале, с лягушкой, но она не работала.

— Конечно, не работает, — злобно откликнулась на моё удивление сотрудница музея, — здесь только что прошла экскурсия у пятиклассников...

Зато наш папа был счастлив: оплатив фотосъёмку, он снимал и снимал, совсем забыв, что где-то здесь его жена и ребёнок. Честно говоря, я теперь даже не сомневаюсь в том, что экскурсия в первую очередь была устроена для папы, а не для сына.

Мы все по очереди взвесились на "живых весах", которые показывают ваш вес в мышках, лягушках и т.д.

В четыре часа начался фильм об эволюции на Земле, выключили свет, надо было выйти в галерею или лучше всего спуститься в нижний зал: там можно смотреть этот получасовой фильм сидя. Стереозвук, яркие картинки сыну тоже не слишком приглянулись. Уже через пару минут, посмотрев, как из океана зарождалась жизнь, он громко сказал:

— Мама, а почему так много деток?

Детей и впрямь было довольно много, в основном это были школьные эскурсии.

О музее могу сказать вот что: я толком не успела ничего рассмотреть — в первую очередь смотрела за сыном. Но животных там достаточно много, многие смотрятся как живые. Начитавшись отзывов в Интернете, что дети негативно воспринимают информацию о том, что животные мёртвые, я сразу же сказала ребёнку, что они просто спят, а просыпаются, когда люди уходят из музея. Правда, я могла бы этого и не говорить: он вообще не смотрел по сторонам.

Мужу очень всё понравилось, он с удовольствием рассматривает фотографии уже который день. Ребёнок, вспоминая о музее, в первую очередь говорит про кнопочки, затем — про поющую машину.

Я могла бы подумать, что сын ещё слишком мал для посещения подобного места. Однако на пути к очередной экспозиции нам попался подросток с маленькой сестричкой. Девочка выглядела ровесницей моего Вадьки, однако при этом она тыкала пальчиком в медведя и говорила: "Это большой медведь, а вот рядом маленький". То есть, некоторым детям побывать в этом музее будет интересно.

Забавно, что за почти четыре часа, которые мы провели внутри, ребёнок ни разу не попросился на ручки. Зато на обратном пути в метро уснул, невзирая на шум, неудобное положение у меня на коленях, переходы на другую линию у папы на руках. Надо сказать, что такого не было ни разу с тех пор, как ему исполнилось полгода!

Значит, какие-то эмоции он всё же получил!

Mironova Elena, a-fishka@mail.ru