Содержание:

В те времена, когда люди специально не загорали, меланома — рак кожи — была гораздо более редким явлением, чем сейчас. Почему стоит больше полагаться не на солнцезащитные кремы, а на здравый смысл тех, кто всегда работал под солнцем? Известный врач-косметолог развенчивает мифы о загаре и солнцезащитных средствах.

К содержанию

Миф 1: крема с SPF 15 — достаточно

«Когда я понимаю, что отпуск вот-вот закончится, а я все еще белая, я пользуюсь маслом с SPF 6 или SPF 15 и надеюсь, что покроюсь ровным и совершенно безопасным загаром».

Как действуют солнцезащитные средства

SPF 6 и SPF 15 — индексы защиты, о которых всерьез говорить смешно. Давайте разберемся, что вообще означают эти загадочные цифры: 50, 30, 15, 6?

Вокруг этих цифр накручено очень много мифов, один другого нелепее. Самый странный, происхождение которого я затрудняюсь определить, — что SPF-индекс надо умножить на 4 и вы получите количество минут, которое можно провести на солнце без риска для кожи и здоровья.

Скажем, если на баночке обозначено SPF 30, то безопасное время 30 × 4 = 120 минут, или 2 часа. А если SPF 50, то 50 × 4 = 200 минут, почти 3 часа. Это я слышала даже на обучающих семинарах по солнцезащите. И, конечно, это не имеет к реальности никакого отношения.

Любые кремы с SPF гарантированно работают только два часа. Более продолжительное их действие зависит от множества субъективных факторов: потеете вы или нет, как часто трете лицо руками... Невозможно провести эксперимент, который бы рассматривал все варианты поведения человека и его организма. Поэтому производители «отвечают» только за два часа. И 200 минут на палящем солнце не сойдут вам с рук, даже если вы намажетесь кремом с SPF 50 с головы до ног.

Другое заблуждение: SPF 30 в два раза эффективнее, чем SPF 15, потому что 30 в два раза больше 15. В том, что касается фильтров, работает другая арифметика. Индекс показывает, сколько ультрафиолетового излучения будет заблокировано вашим кремом и сколько — достигнет поверхности кожи. То есть при SPF 15 поверхности кожи достигнет 1/15 от всего количества лучей, при SPF 30 — 1/30, при SPF 50 — 1/50.

Чтобы перевести эти малопонятные дроби в более очевидные для всех проценты, нужно принять все количество ультрафиолета за 100% и разделить его на индекс SPF: 100 : 15 ≈ 7%. То есть если вы пользуетесь кремом с SPF 15, то именно эти 7% солнечного излучения достигнут поверхности вашей кожи, а 93% будут заблокированы. Если кремом с SPF 30, то попадет на кожу 3,3%, а почти 97% — нет. Крем с SPF 50 оказывается бессилен перед 2% и поглощает 98%.

Но важно другое: даже 2% ультрафиолета способны вызвать покраснение кожи. А 7%, которые пропускают кремы с SPF 15, и вовсе достаточно для серьезных повреждений клеток. Поэтому о кремах с SPF 30, 40, 50 можно говорить как о реальной защите. А о средствах с SPF 15 и, тем более, SPF 6 — нет.

Единственное, что может сделать масло для загара с таким индексом SPF — увлажнить кожу, за счет чего меланоциты — клетки кожи, отвечающие за пигментацию, — будут реагировать на ультрафиолет менее истерично и загар, возможно, ляжет ровнее.

К содержанию

Миф 2: от меланомы можно защититься

«Кремы, на которых обозначена защита от UVA- и UVB-лучей, надежно спасают от меланомы».

Солнцезащитный крем SPF 50 и SPF 30 - какой лучше

Увы, нет. Доподлинно известно, что и те, и другие фильтры поглощают ту зону солнечных лучей, которая дает гиперемию и солнечный ожог. С UVA-лучами все изучено и доказано: да, действительно, они повреждают кожу, и да, действительно, кремы с UVA-фильтрами помогают этого избежать. Уменьшается гиперемия, потеря воды и стимуляция меланоцитов, снижается риск пигментации.

Но нет данных, подтверждающих, что от поломок ДНК, которые дают UVB-лучи, мы можем защититься с помощью крема, даже если на нем написано UVB. Такая надпись, строго говоря, бессмысленна.

Ведь и сам механизм повреждения клеток UVB-лучами недостаточно изучен. Это сложный и комплексный процесс, и нет исследований, которые бы доказывали: вот мышь, она жила на солнце, мазалась кремами с UVB и ее клеточный аппарат эти лучи не повредили.

Природа возникновения меланомы вообще не до конца понятна. Да, есть статистика, которая доказывает, что на фоне инсоляции происходит повреждение клеточного аппарата. Роль ультрафиолетового повреждения неоспорима; повторяющееся повреждение кожи солнечными лучами повышает риск развития меланомы и других видов рака кожи. Но говорить о том, что загар является причиной меланомы, — неверно. И верить, что риск меланомы может быть сведен к нулю с помощью солнцезащитных средств, — опасное заблуждение.

К сожалению, мы не защищены от меланомы. Эта угроза может быть снижена за счет следования общим правилам: не пребывать на солнце в «часы пик», защищать кожу... И надеяться, что этого не случится.

Но помнить, что меланомой болеют в том числе и люди, которые никогда солнца не видели. Она возникает не только у тех, кто злоупотребляет солнцем, но и у тех, у кого есть дефицит инсоляции. Статистически чаще — у первых. Однако меланома бывает не только на коже. Она может поразить печень и другие внутренние органы. Утверждать, что она спровоцирована солнцем, сложно. Солнце — важный фактор. Но не единственный, не уникальный и не безусловно прямой. Причинно-следственная связь здесь не очевидна.

Сейчас высказываются предположения, что солнцезащитные средства могут даже способствовать злокачественным заболеваниям кожи в том числе и потому, что регулярная инсоляция обладает защитным эффектом и препятствует перерождению клеток.

И все больше специалистов сходятся на том, что взаимоотношения с солнцем, эмпирически выработанные веками, и есть самые правильные и самые разумные. Ведь раньше никто не лежал на пляже. Люди, проживающие в солнечных регионах, вставали рано, выходили трудиться на рассвете, в полдень уходили на сиесту в тенек и возобновляли работу, когда солнцепек заканчивался. Во всех blue zones — регионах долгожителей — кстати, именно так народ и существует.