Содержание:

Продолжаем публикацию отрывков из новой книги Андрея Максимова. В ней он пишет о взаимоотношениях родителей и школы и обращается к работам швейцарского педагога Иоганна Генриха Песталоцци (1746–1827). Оказывается, спустя 200 лет система образования так и не пришла в соответствие с великими гуманистическими идеями. Что не так в нашей школе по мнению писателя, телеведущего и отца — и как вести себя родителям, чтобы не потерять в ней ребенка?

Зачем ваш ребенок ходит в школу? 7 вопросов родителям

К содержанию

Противоестественность послушания

Когда молодой исследователь семи лет приходит в школу, он (или она) очень быстро понимает, что его исследовательские способности никому не нужны. Если ты хочешь хорошо учиться — твоя задача быть послушным. В сущности, других, более важных задач — нет.

«Послушание, — замечает Песталоцци, — в своем источнике есть способность, мотивы которой противодействуют первым склонностям физической природы». Другими словами, великий педагог исходит из того, что послушание — противоестественно.

Ведь что такое послушание, если вдуматься? Это когда ребенок делает (а чаще НЕ делает) что-то не потому, что понимает необходимость этого, а потому что боится наказания. Добиваясь изо всех сил послушания, мы взращиваем в маленьком человеке страх и, что еще печальнее, привычку бездумно слушаться кого-то. Удобный ребенок, послушный ребенок — это, как правило, испуганное существо. Увы, наша система образования очень способствует воспитанию именно таких «существ».

Психофилософия считает, что страх не может быть основой строительства чего бы то ни было. На страхе невозможно ничего создать. Если есть страх в любом деле — значит, само дело бессмысленно.

Очевидно, что школа без послушания невозможна. Учитель всегда будет требовать дисциплины, иначе он просто не сможет учить класс из тридцати, а то и больше человек. Другое дело: если педагог смог заинтересовать учеников, то вопрос о послушании отпадает сам по себе. Но где ж найдешь столько учителей, которые будут заинтересовывать, а не требовать дисциплины? Это — школа.

Песталоцци исходит из того, что страх перед преподавателем для ребенка противоестественен. Речь должна идти не о страхе, а об уважении и любви. Ребенок не совершает дурных поступков не потому, что боится наказания, а потому что не хочет огорчать своего преподавателя. Кроме того, от дурных поступков детей должно удерживать и их собственное понимание, что так делать нехорошо.

К содержанию

С кем вы, мастера воспитания?

В нашей школе сложилась ситуация, которую интеллигентно можно назвать парадоксальной. Дети проходят (как правило, мимо) те предметы, которые есть в школе: математику, русский, физику и так далее. Но прекрасно и, увы, весьма глубоко познают те законы жизни, которым их, казалось бы, никто специально не обучает.

Например, дети учатся подобострастию, прекрасно понимая, что если ты не будешь угодлив — не видать тебе пятерки.

Мальчики и девочки очень хорошо «научаются» тому, что твоя оценка куда больше зависит от отношения к тебе учителя, нежели от знаний.

Дети прекрасно усваивают науку конформизма: не хочешь иметь проблемы — слушайся «начальников-учителей» и не возражай.

Выбор, который есть у каждого родителя в этой ситуации, на самом деле предельно прост. Либо быть на стороне школы и вместе с ней ломать свое чадо. Либо быть на стороне ребенка, помогая ему выдержать эти противоестественные «годы чудесные».

Надо иметь в виду: ребенок — это такое существо, которому свойственно делить мир на своих и чужих. И если в какой-то момент своей очень нелегкой детско-подростковой жизни он понимает, что родители находятся на другой стороне, там, где школа, — вам будет очень трудно убедить ребенка в том, что вы — свой.

Мы отдаем своего самого дорогого, самого родного человека в школу на одиннадцать лет. И все эти одиннадцать лет чужой человек — учитель — становится для нас главным информатором о том, как живет и меняется наше чадо. Учитель говорит: «Ваш ребенок ленится» — мы ему верим и начинаем ребенка воспитывать и ругать.

Учитель утверждает: «Ваш ребенок шалит на уроке географии» — и мы наказываем его вместо того, чтобы спросить у педагога: «Что ж вы так скучно ведете уроки географии, что дети вынуждены сами себя развлекать?».

Учитель сердится: «У вашего ребенка хромает дисциплина» — и мы снова выговариваем сыну или дочери, нередко даже не разобравшись как следует, что имеет в виду педагог.

Странно, правда? Чужому человеку верим сразу и безоговорочно, потому что он облечен должностью. А своему — не верим, потому что он еще маленький. Удивительная логика, лишь подтверждающая наш вывод о том, что взрослые не вполне считают детей людьми.

Зачем ваш ребенок ходит в школу? 7 вопросов родителям

Очевидно, что школьник отнюдь не всегда прав: всякое бывает. (Однако в учреждениях Песталоцци, где воспитывались беспризорники, вопрос о дисциплине никогда остро не стоял, поскольку детям было интересно учиться.) Но понятно (хотя часто забывается) и то, что любая конфликтная ситуация, возникшая между ребенком и учителем, — повод для того, чтобы в ней разобраться, а не априорно считать виноватым своего ребенка.

И когда учитель говорит вам, что ваше чадо непослушно или лениво, — не стоит сразу верить педагогу на слово. Всегда нужно выяснять, что имеет в виду преподаватель и чем, собственно говоря, вызваны непослушание и лень ребенка.

Дети должны твердо знать: учитель, как и любой человек, не всегда прав. И родители непременно разберутся в правоте (или неправоте) педагога.

Школа может разрушить отношения между ребенком и родителем. А может, наоборот, укрепить их. Здесь все зависит от позиции старших.

К содержанию

Вопросы для родителей

  1. Испробовали ли вы все методы, чтобы найти для своего ребенка хорошую школу, то есть ту, в которую он захочет ходить?
  2. Пробовали ли вы примерить на себя то, как живет ваш ребенок в «школьные годы чудесные»? Вот вы встаете в дикую рань, чтобы идти туда, куда вам идти совсем не хочется. На работе любой начальник может сделать вам замечание по поводу вашего поведения. За каждое выполненное на работе задание вам ставят оценку. Если вы плохо работаете — ваших детей вызывают в школу и долго рассказывают, как вы плохо трудитесь, нередко при этом унижая вас. И так далее. Итак, попробуйте перенести законы существования ребенка в школе на ваше существование на работе.
  3. Насколько абсолютна ваша вера в слова преподавателя? Верите ли вы учителю безусловно или каждый раз стараетесь разобраться в ситуации?
  4. Когда в последний раз вы обсуждали школьные проблемы Вашего ребенка? Знаете ли вы: тяжело ему учиться или нет; интересно или не очень; какие предметы ему нравятся, а какие нет; с какими учителями у него получилось установить контакт, а с какими нет и почему?
  5. Жалели ли вы когда-нибудь вашего ребенка за то, что он учится в школе? Если да, то говорили ли вы ему о своей жалости, а если нет — то почему не жалели?
  6. Задавали ли вы себе вопрос: «Зачем ваше дитя ходит в школу?» Не «почему?», а именно «зачем?». Если задавали — то каков был ваш ответ?
  7. Ваш ребенок ходит в школу. Спросите себя: вы для него кто — надзиратель, помощник, преподаватель, друг? Получается ли у вас строить отношения с собственным чадом, исходя из ответа на этот вопрос?