Ванюша родился с пороком сердца. Надо ли говорить, какой это был удар для родителей и родителей его родителей? Но когда парнишка немного подрос и его хорошенько обследовали, то врачи сказали: ничего страшного, всё будет нормально, Ваня будет расти и развиваться, как все дети, просто надо беречь его от всяческих заболеваний. А когда крошечное сердце станет побольше и окрепнет, можно будет сделать необходимую операцию, и тогда наш парень вообще станет богатырём.

Пока Ванюшка из младенца медленно превращался в настоящего человека, над ним тряслась вся его большая родня. Потому что он был их первым сыном, внуком и даже правнуком и ни в коем случае не должен был их подвести. Вот какая ответственность! Он исправно делал всё, что ему полагается: агукал, пускал пузыри, плакал и смеялся. Но говорить — не говорил. Вот ему уже полтора, вот два года, третий пошёл. А Ванюшка всё отделывается какими-то невнятными междометиями, чаще пронзительным воплем выражая свои желания и настроения.

Семья переполошилась: это что ещё за маугли в их роду появился? К нему как к человеку, а он только «Ааааа!» да «Ууууу!». Уже подумывали, не нанять ли ему репетитора или кого-то в этом роде. Как вдруг Ванюша заговорил. Да так, что лексикон его каждый день обогащался ну просто невиданными темпами. А скорости произношения могли бы позавидовать обе бабушки с прабабушками в придачу.

Когда мама с папой уставали с ним общаться, на помощь приходили предки, ещё не уставшие умиляться перевоплощению внука в малолетнего Цицерона. Общение — чего уж там! — с образованными людьми быстро стало давать свои плоды: вскоре Ванюша стал собираться «на йяботу в унивисетет», а когда его отговорили от этой затеи, согласился на «подьяботку». Но — непременно в одном из лучших галстуков отца, которые он то и дело примеривает на себя у «зейкала».

А потом и вовсе переквалифицировался из гуманитария в технаря — оказалось, парень просто обожает технику! Когда вижу это ассорти из самоходных машин, экскаваторов, лесовозов, танков, ещё каких-то фантастических монстров — тарахтящих, рычащих, звенящих, мигающих и стреляющих, чуть не лопаюсь от зависти: в моём-то детстве ничего этого не было, и все игрушки мастерил мне отец, а затем я сам. А тут всё готовенькое, причём как всамделишнее, только поменьше в размерах. Потому я и не упускаю возможности под ревнивое пыхтение внука поиграть с его чудесными прибамбасами.

Ну, а когда мы не можем прийти к внуку в гости или он не может приехать к нам, в действие вступает чудо современной техники — скайп, но чаще телефон. Мама Оксана или папа Влад набирают номер, передают Ванюшке трубку, и начинается содержательная и степенная беседа, сначала с бабой Светой, потом со мной.

Но буквально на днях порядок этого заочного общения был поставлен с ног на голову. Ранним утром нас с женой сбросил с постели настойчивый телефонный звонок. «У кого-то что-то, не дай Бог, случилось», — была первая мысль. Телефон трезвонил в гостиной. Я пришлёпал туда, снял трубку:

— Слушаю...

— Деда, сё ты делаись? — послышался из неё звонкий голосок. Ванюшка! Внука я люблю. Но куда сильнее я его люблю выспавшись.

— Сплю... Вернее, спал, — с некоторой досадой говорю я. И добавляю: — Это кто тебе так рано помог нам позвонить?

— Я сам, — гордо заявил Ванюшка. — Ты сё делаись?

— Ну уж и сам, — не поверил я. Парню нет ещё четырёх, как он мог запомнить комбинацию из семи цифр? — Нехорошо деда обманывать. Так кто нам позвонил?

— Я! Сам! — уже начинает сердиться Ванюшка.

Жена давно уже стоит рядом.

— Баба Света! — радостно кричит Ванюша, видимо, расслышав её голос. — Сё ты делаись?

— Он говорит, что сам позвонил, — обескуражено сообщаю я жене, передавая трубку. — Вот фантазёр!

И тут за сына заступается мама Оксана. Она рассказывает свекрови, что ещё вчера вечером этот сорванец сам дозвонился до бабы Иры, а сегодня утром добрался и до нас. Он ведь наблюдал, когда его соединяли с нами или другими его предками, как набираются наши номера, и запомнил их.

Светлана очень хочет поверить такому неслыханному успеху любимого внука — вот же, всего полгода назад он и двух слов не мог связать, а тут такое!

— Ванюша, — говорит она твёрдым учительским голосом. — А ну-ка скажи, какие цифры у нашего телефона?

— У бабы Светы? — уточняет новоявленный гений. И перечисляет все семь цифр! Если бы мама ему подсказывала, мы бы слышали.

— А ну ещё раз! — ликующе кричит баба Света. Ванюша повторяет. И тут же пользуется моментом: — Баба Света, купи мне сих-ло-фа-за-тьён!

Ого! Это кто ж ему такое мудрёное слово подсказал? Наверное, кто-то из родителей — для лингвистических упражнений, но он уже пронюхал каким-то образом, что за этим труднопроизносимым словом стоит крутая вещь.

— Куплю, куплю, золотуля ты моя! — обрадованно лепечет баба Света и украдкой смахивает слезинку. У меня тоже щиплет в носу. Конечно, купим. Вот только узнаем, что это такое. А то слышать про такую заковыристую штуку слышали, а для чего она, не знаем. Негоже нам отставать от внука...