Содержание:

К содержанию

Эпизод первый

Мы - то есть я, и моя девятилетняя дочка Полина - в Турции. Точнее - в Средиземном море. Еще точнее - у самых буйков. Мы здесь "болтаемся" уже минут тридцать, наслаждаясь пологими волнами, которые словно качели катают нас. Полька - в восторге. Два года назад она совсем не умела плавать, в прошлом году (все в той же Турции) научилась держаться на воде, а теперь словно заправская пловчиха без труда доплывает до буйка и катается на волнах. "Мама, правда, сразу ясно, что я в тебя? Ты отлично плаваешь, и я тоже?" Конечно, ясно, конечно, в меня! И кто ж поверит, что ты - жуткая трусиха, и научилась плавать только потому, что желание научиться было больше страха, и ты смогла преодолеть свою трусость, и мою несдержанность и раздражительность!

К содержанию

Эпизод второй

Мы катим на велосипедах в Подмосковье. Полина мчит на новом, большом велосипеде. Она еще не совсем доросла до него, и сначала не все шло гладко, но теперь мы несемся на перегонки, и ветер свистит в ушах. Но вот дочка замедляет ход:

- Давай потише! О чем мы будем сегодня говорить? Ты мне будешь рассказывать о своем детстве? Или хочешь послушать мои случаи из школьной жизни? А может, поговорим о "Графе Монте-Кристо"?
- Мне все равно. Предлагай тему ты.
- Мам, знаешь, мне кажется, мадам де Вильфор не совсем плохая женщина.
- Мадам де Вильфор? (Даже через много-много лет после чтения произведения г-на Дюма я припоминаю, что именно сия дама травила ядом своих родственников). Не плохая женщина? Да ведь она там, по-моему, всех перетравила!
- Ну да, травила... Но понимаешь, она же их не просто так травила, а из любви к сыну. Я чуть не падаю с велосипеда:
- Ну ты даешь! Пол Парижа потравила - и неплохая женщина! Это, выходит, если я из любви к тебе кого-нибудь поубиваю, чтобы наследство получить, я тоже буду "неплохая женщина"? Полина смеется и заявляет, что не совсем правильно выразилась. Потом вдруг говорит:
- Мам, а мне кажется, что не у всех так, как у нас с тобой.
- Что не у всех так?
- Ну, у других мамы - это мамы. А ты мне и мама, и друг.
- Да, друг: Вон как я на тебя сегодня накричала, когда занималась с тобой утром английским. Я невыдержанная.
- Это когда ты - учительница. Ты и мама, и друг, и учительница. Ты же меня тоже другом считаешь, правда? Я ведь твой друг?
- Конечно, друг.

А в учительницы я, конечно, со своей вспыльчивостью никак не гожусь. Друг из меня лучше получается.

К содержанию

Эпизод третий

Я учусь кататься на роликах (это на старости лет!). Полина в восторге и - одновременно - в роли строгого педагога:

- Мама! Не бойся! Вот так: потихоньку все у нас получится: Помнишь, у меня два года назад тоже не сразу получилось... Осторожно... Так... А-а-а! Я заваливаюсь назад и больно шлепаюсь на пятую точку и правую руку. Полина чуть не плачет. Я встаю и продолжаю эксперимент... Еще через несколько дней я уже не ковыляю, а достаточно уверенно разъезжаю повсюду, а Полина укоряет меня за трусость, когда я боюсь съезжать с горок. Самое забавное - говорит моими словами и с моими же интонациями!

К содержанию

Эпизод четвертый

Мы учимся ездить верхом. У Полины это получается лучше, чем у меня. В первый раз мне вообще кажется, что я сижу на верхушке Останкинской башни, а снизу ее кто-то сильно раскачивает. Катаемся мы по полчаса в день, а все остальное время Полина подробно рассказывает мне, бабушке и деду о том, как вели себя Лорик, Жорик и Паша (соответственно: вороной Лабрадор, рыжий Абажур и серый Поход, лошади), как ловко она скакала и с каким трудом я влезала на лошадь и слезала с нее.

К содержанию

Эпизод пятый

Через пять дней - 1 сентября. Опять в школу. Я только что пришла с работы и слышу, как Полина в своей комнате болтает по телефону с подружкой. Рассказ про Лорика и Жорика подходит к концу, и до меня доносится фраза: "А еще, Аня, я поставила маму на ролики!"

Татьяна Попова, popova@reforma.co.ru.