Содержание:

Предлагаем вашему вниманию главу из книги Мишеля Одена "Научное познание любви". В этой книге, вышедшей на русском языке в 2009 г., доктор Оден приводит аргументы из различных областей знания, подтверждающие одну мысль: человеческая способность любить тесно связана с обстоятельствами рождения. Итак, что же такое физиологические роды? Свое понимание процесса родов известный акушер и создатель Центра исследований первичного здоровья излагает в этой главе.

К содержанию

Что значит "физиологический"

Не следует смешивать понятия "физиологический" и "нормальный". Тот или иной образ мысли или манера поведения могут в одной стране восприниматься как нормальные, а в другой — как недопустимые. Также и термин "физиологический" не означает: "это должно происходить так и только так". Физиологическое — это некий ориентир, от которого не следует слишком далеко отклоняться. Если выйти за его пределы, можно получить патологические побочные эффекты; когда нам все-таки приходится удаляться от ориентира, следует постоянно отдавать себе отчет в том, насколько мы от него отклонились. Физиологи изучают в функциях организма норму, то есть то, что является общим для всех и не зависит от культурных различий. Тысячелетиями культура вмешивалась в процесс родов, и сегодня нам как никогда необходимо вернуться к корням и руководствоваться физиологическим подходом.

К пониманию физиологии родов я стал приходить в начале 1960-х годов. В то время в случае трудных и затяжных родов нам порой приходилось пользоваться новым препаратом "ГОМК" (гамма-оксимасляная кислота, GBH в англоязычных странах. — Прим. ред.). Сегодня известно, что молекула ГОМК почти идентична молекуле ГАМК (гамма-аминомасляная кислота, GABA в англоязычных странах. — Прим. ред.) — вещества, которое участвует в физиологических процессах в головном мозге; действие его заключается в блокировке передачи импульсов от одной клетки мозга к другой. Когда женщины во время родов находились под действием ГОМК, активность той части мозга, которую можно назвать рациональным мозгом, сокращалась. Нередко женщины кричали, визжали, метались, вели себя, словно во сне... а роды при этом проходили на удивление быстро и легко. В аннотации фармацевтической фирмы-производителя указывалось, что ГОМК оказывает окситоциноподобное действие, а значит, усиливает маточные сокращения во время родов. Тогда я понял, что это был не настоящий окситоциноподобный эффект: на самом деле препарат как бы "отпускал тормоза", а уже благодаря этому вдруг выделялся целый поток гормонов. Визжать в родах и двигаться, ничем себя не стесняя, в обычной клинике, конечно, считалось неуместным, а кроме того, информации о возможных побочных эффектах этого вещества было недостаточно — так по целому ряду причин наблюдения за действием ГОМК во время родов остались отрывочными, но все же благодаря им мне представился случай глубже понять физиологию родов.

Сегодня вразумительно объяснить, что происходит с женщиной в родах и каковы при этом ее ключевые потребности, можно только на языке физиологии.

К содержанию

Что говорят физиологи

Для того чтобы произошли роды, организм женщины должен выделить комплекс гормонов: окситоцин, эндорфины, пролактин, АКТГ, катехоламины — нам в данном случае неважно, как эти гормоны называются. Гораздо важнее понимать, что все они вырабатываются в одной и той же железе — головном мозге. Традиционное разделение нервной и эндокринной систем в настоящее время устарело: эта сеть едина, а головной мозг выступает в ней, помимо прочего, и в качестве железы внутренней секреции. Однако выделяет гормоны не весь мозг, а лишь его самый глубоко лежащий отдел. Несколько упрощая, можно считать, что самой активной частью головного мозга женщины во время родов является древнейшая его часть (гипоталамус, гипофиз и др.) — она нас роднит со всеми остальными млекопитающими. Ученым теперь понятно, что источник торможения в процессе родов (равно как и в других процессах, связанных с взаимоотношением полов), — другая, эволюционно более поздно возникшая часть мозга, необычайно развитая у человека, — неокортекс (новая кора головного мозга. — Прим. ред.).

Физиология поможет объяснить и еще одно явление, знакомое акушеркам и некоторым матерям, — по крайней мере, тем из них, у кого есть опыт родов без чьего-либо руководства и без медикаментозного вмешательства. На определенном этапе родов женщина как бы отрешается от остального мира: не замечает, что происходит вокруг, забывает о том, что она знала, и глубоко погружается в себя. Создается впечатление, будто она "на другой планете". Это состояние измененного сознания можно объяснить снижением активности "мозга интеллекта" — неокортекса. В практическом плане снижение активности "мозга интеллекта" — самый важный аспект физиологии родов. Акушеры, которые это понимают, не ошибутся, если позволят роженице действовать сообразно ее собственным ощущениям. Они, конечно, согласятся, что стимуляция рационального мышления и вообще любая стимуляция неокортекса может мешать нормальному течению родов. Основные потребности женщины в родах сводятся именно к тому, чтобы такой стимуляции избежать.

К содержанию

Отключить интеллект

Если нас интересует практика, то самое время перейти к обзору тех факторов, которые могут стимулировать неокортекс человека.

  • Язык, и прежде всего, рациональный, — один из таких факторов. Представим себе женщину, у которой роды вошли в активную фазу: она уже где-то "на иной планете". Она позволяет себе кричать, визжать, ведет себя так, как ни за что себе не позволила бы в повседневной жизни. Она забыла, чему ее учили, что она знала из книг. И тут входит кто-то и просит ее сообщить свой почтовый индекс!
  • Яркий свет — еще один мощный раздражитель неокортекса. О том, что воздействие зрительных раздражителей отражается на электроэнцефалограмме, знает любой специалист. В практическом плане это означает, что, по-видимому, есть разница между рассеянным и излишне ярким светом.
  • Если женщина ощущает, что за нею наблюдают, это также может стимулировать неокортекс. Физиологический ответ на присутствие наблюдающего изучен наукой. Действительно, каждому из нас известно, что, когда за нами наблюдают, мы чувствуем себя иначе. Иными словами, уединение (в смысле отсутствия посторонних глаз) — это одна из важнейших потребностей рожающей женщины. Не любопытно ли, что стратегия всех прочих млекопитающих, у которых неокортекс развит меньше, чем у людей, — рожать в уединении? Самки тех видов, которые ведут ночной образ жизни (например, крысы), чаще всего приносят потомство днем, а те, что активны днем (скажем, лошади), — как правило, рожают ночью. Домашние козы на время родов уходят из стада, а дикие находят себе самые труднодоступные места в горах. Так же и наши ближайшие родственники — шимпанзе — перед родами уходят из стаи.
  • Любая обстановка, которая заставляет организм выделять гормоны группы адреналина, стимулирует и активность неокортекса, создавая тем самым помеху процессу родов.

Следовательно, женщина в родах должна ощущать себя в безопасности. Это чувство защищенности — непременное условие для того, чтобы достичь характерного для родов измененного состояния сознания. Пожалуй, в любом уголке мира и во все времена женщины стремились рожать в такой обстановке, которая дает чувство безопасности, то есть в условиях, где в течение длительного времени может поддерживаться минимальный уровень адреналина. Им всегда важно, чтобы рядом была мать или кто-то из большой семьи, кто может играть ее роль (тетка или бабка), или по-матерински заботливая и опытная женщина из ее окружения, сама имеющая детей или внуков. Такими качествами изначально и обладала акушерка. Настоящая акушерка — это женщина, являющая собой прообраз матери. Мать — прототип человека, рядом с которым мы чувствуем себя в безопасности, который не станет нас разглядывать или критиковать.

Задумаемся теперь о млекопитающих в целом. Очевидно, что для выживания вида полезно, чтобы роды не начинались, пока будущая мать чувствует внешнюю угрозу. Пока она не рожает, у нее есть возможность и силы, чтобы при необходимости отразить нападение хищника или спастись бегством. Итак, низкий уровень адреналина — обязательное условие для начала настоящих родов и для легкого протекания периода схваток, однако подчеркнем, что роль адреналина во время родов значительно сложнее. Резкий выброс адреналина — часть мощного гормонального всплеска, который происходит за несколько минут до появления младенца.

Некоторые женщины способны достичь такого гормонального всплеска и настолько отключить активность неокортекса, что самые последние мгновения родов они сравнивают с оргазмом. В начале 1980-х годов известная телеведущая BBC приезжала в больницу в Питивье, где я тогда работал. В это время одна из женщин родила первенца (это был случай ножного предлежания). Через час после родов ведущая спросила у молодой мамы, что она почувствовала в момент появления малыша на свет. Та, не задумываясь, ответила: "Это было как оргазм!". Сюжет увидели миллионы телезрителей.

К содержанию

Культура отражает непонимание потребностей роженицы

Язык физиологии помогает нам осознать, до какой степени люди во всем мире недопонимают сегодня важнейшие потребности женщины в родах. Эти потребности универсальны, то есть не зависят от культуры, в которой она воспитана. Непонимание выражается в невербальных сигналах, обращенных к беременной женщине. Так, нередко в популярной литературе по беременности и родам можно видеть иллюстрации, где будущую маму окружают двое, а то и четверо человек, глядящих на нее. Эти невербальные сигналы подкрепляются и словесными. Словарь, которым часто пользуются для описания человека, присутствующего при родах, выдает широко распространенное непонимание процесса родов и изначальной роли акушерки.

С точки зрения физиологии очевидно, что рожающей женщине прежде всего нужно чувствовать себя в безопасности и не быть на виду, и что акушерка, в первую очередь, — защитница, олицетворение матери. В то же время выражения, которыми описывается человек, присутствующий при родах, особенно в США, где акушерки стали вновь появляться после почти полного исчезновения, явно не соответствуют ситуации. Многие слова подразумевают, что она (или даже он) — активный помощник, наставник. Это, например, модное в США слово из спортивного лексикона — "coach" (англ. "тренер, инструктор"). Оно содержит в себе и передает людям глубокое непонимание физиологии родов. Пожалуй, больше всего сбивает с толку слово "поддержка" — из-за неумеренного употребления. Оно подразумевает, что женщина не в состоянии родить, если не почерпнет сил у другого человека.

Я воспользуюсь аналогией, чтобы дать понять, что я чувствую всякий раз, когда произносят или пишут слова "поддержка", "помощь" применительно к родам. Представим себе маленького мальчика, которому не удается уснуть, если с ним не посидит мама. Мы же никогда не скажем, что ему нужна "помощь", чтобы уснуть! Процесс засыпания нам легче понять, чем процесс родов. И в том, и в другом случае нам нужно ощущение безопасности, чтобы уменьшить активность нашего разума. В учебниках по медицине почти всегда рядом со словом "роды" встретишь слово "ведение" (management), но как же можно вести процесс, который происходит непроизвольно?

Еще одно свидетельство того, как широко распространено непонимание физиологического процесса, — удивление многих дипломированных врачей при знакомстве с результатами серьезных статистических исследований. Не менее десятка работ было посвящено сравнению положительного и отрицательного воздействия постоянного электронного мониторинга плода во время родов сравнительно с периодической аускультацией (выслушиванием) его сердца.

Исследователи из разных стран пришли к единому заключению: единственное устойчивое и статистически значимое воздействие электронного мониторинга на исход родов — это увеличение доли кесаревых сечений. Первая реакция многих врачей: нужно научиться более точно интерпретировать график, улучшить научную подготовку сотрудников родильных отделений. Как следствие, внимание было сосредоточено на необходимости разрабатывать более изощренные технологии непрерывного мониторинга.

Специалистам, которые разделяют это широко распространенное заблуждение относительно физиологии родов, нелегко усомниться в самой идее непрерывного мониторинга. Женщина знает, что функции ее организма постоянно "мониторят", и уже это само по себе вполне может быть раздражителем для неокортекса, грозит затруднить роды и таким образом сделать их более опасными, но специалисты не отдают себе в этом отчета. Иными словами, электронный мониторинг плода — действенный способ мгновенно распознать некоторые случаи страдания плода, однако он же становится причиной страдания плода, а стало быть, приносит больше вреда, чем пользы.

В приведенном обзоре физиологии родов мы намеренно и неизбежно упростили картину. Мы опирались на набор научно подтвержденных данных и на опыт. Например, тормозящий эффект адреналина можно считать научно доказанным фактом, тогда как влияние вопроса о почтовом индексе — эмпирическое знание.

Противопоставление новой коры головного мозга и древних подкорковых структур — упрощенный, но удобный способ сосредоточиться на самом главном. Если бы существовал неинвазивный метод сканирования мозга рожающей женщины, нас ждали бы новые открытия.

К содержанию

Резюме

По ряду причин нам следует внести больше ясности в понимание родового процесса; в главе приводится краткий обзор физиологии родов. Это лучший способ заново открыть ключевые потребности женщины в родах. Во время родов древнейший отдел головного мозга находится в активном состоянии, он работает как железа, выделяющая гормоны. В случае торможения родового процесса причину следует искать в другом отделе мозга, сильно развитом у человека, — новой коре головного мозга. С практической точки зрения, самый важный аспект физиологии родов — снижение активности неокортекса (женщина как будто "на другой планете").

Если стимулировать неокортекс матери: говорить с ней на рациональном языке, окружить ее яркими лампами, допустить, чтобы она чувствовала себя под пристальным наблюдением или в опасности, иным способом провоцировать выделение адреналина, — родовой процесс тормозится.

Глава из книги "Научное познание любви" (М.: Международная школа традиционного акушерства, 2009). Перевод И.Назарова, научный редактор — В.Назарова.