Мамы и папы, те, кто мечтает о маленьком Солнышке, но у кого его еще нет! Посмотрите на этого малыша. Может быть, это ваш сын? Может быть, именно его смеха не хватает в вашем доме, а ему так непросто без вашей любви?

Возьмите моего мальчика

Солнышко зовут Кирюша, он родился в сентябре 2006 года где-то в Псковской области, а сейчас живет в областном Доме ребенка. Это хороший Дом, но никакое, самое прекрасное, детское заведение не заменит малышу семью, никакие, пусть даже очень заботливые, нянечки не приласкают так, как мама. Солнышку очень не хватает тепла, заботы, любви, всего того, в чем купаются "домашние" детки. У Кирюши нет никого: ни родителей, ни братьев, ни сестер. Он один на всем белом свете. Вы когда-нибудь были одиноки?

Недавно у Кирюши чуть не появилась семья, а у нас — второй сын. Но обо всем по порядку.

Я никогда не боялась "чужих" детей. Кажется, я с детства знала, что в нашей семье будет ребенок, не рожденный мной. Но это знание жило где-то на периферии моей души и наружу не просилось. В 20 лет я вышла замуж, три года спустя родился Тимка. У нас не было и нет проблем с деторождением. Захотели — родили. Но именно после рождения Тимы я приняла решение: усыновленный малыш в нашей семье будет. У вас никогда не было такого, что случайно сказанная фраза меняла вашу жизнь? Еще когда я лежала в роддоме с Тимофеем, санитарка вскользь обронила, что деток-отказников обычно не успокоить. Они плачут не переставая, словно чувствуют, что их бросили... С этого момента и можно начинать отсчет.

Поначалу мне было не до приемного малыша. Неопытной маме вполне хватало единственного, ею самой рожденного. Однако информация об усыновлении "подстерегала" везде: в детских журналах, на сайтах раннего развития, в случайно увиденных передачах... Когда Тиме исполнилось полтора, я стала готовить к переменам мужа. Он сначала отшучивался: "Ну, вырастим своих, а потом, на пенсии, когда заняться будет нечем..." Потом стал прислушиваться, интересоваться, задумываться. Я старалась не форсировать события: не принимаются такие решения волевым усилием одного из супругов, все должно идти от сердца у обоих... Я молила Бога, чтобы Он помог разрешить эту ситуацию, молилась у чудотворных икон и мощей, и вдруг муж дал согласие! Не на осень, правда, на весну, но согласился же!

Решили, что возьмем мальчика примерно Тимкиного возраста. Я, правда, хотела дочку, но папочка настоял на "приобретении" еще одного мальчишки. Сначала решили оформить опеку: это быстрее. Опекуном должна была стать я, с согласия мужа. Усыновить планировали позднее, когда ребенок будет уже дома.

На весну так на весну. Я никуда не торопилась, хотя мысль о том, что ребенок из-за нашей нерасторопности проведет в казенных стенах несколько лишних месяцев, все же цепляла. И вот однажды, просматривая статьи об усыновлении на разных сайтах, я решила воспользоваться ссылкой на Усыновите.ру. Набрала минимум: Псковская область, мальчик, 2006 год рождения. Ужасно больно было смотреть на этих малечков, которые страдают из-за непутевости своих родителей... И вдруг я увидела Кирюшу, милого мальчика с грустными глазами, который так похож на нашего Тимку! Обомлела, закрыла Интернет, а фотография Кирюши осталась на экране, сохранилась! Судьба, думаю...

Вечером показала фото мужу, услышала удивленное "Ого!", связалась с регоператором, выяснила, что Кирюша пока живет в Доме ребенка, и родители для него еще не нашлись. Если не мы, то кто же?

Начала собирать документы. В поликлинике и в прочих кабинетах на меня смотрели как на дрессированную каракатицу: молодая, здоровая, свой ребенок есть — "не понимаем вашей мотивации". Но это мелочи, хотя и надоедало каждому встречному объяснять, что к чему. Попутно я созвонилась с директором Дома ребенка, где живет Кирюша, и договорилась о встрече. Мы с мужем купили кое-что детям и поехали знакомиться.

Наталья Александровна оказалась очень приятной женщиной. Мы все воспитаны на недоброкачественных продуктах СМИ, которые любят представлять руководителей подобных заведений монстрами, издевающимися над детьми. Может, и есть такие, как и в любой профессии, но это не наш случай. Наталья Александровна немного рассказала нам о том, как живется деткам в их Доме — безрадостный рассказ о безрадостной жизни. Какая уж радость — в казенных стенах? Чистота, тепло уют, но мамы-то нету. Очень хотелось узнать что-нибудь про Кирилла, но мы приехали без направления опеки, поэтому на информацию, а тем более на встречу с ребенком рассчитывать не могли. Единственное, что сказала нам Наталья Александровна, так это то, что мальчик хороший, общительный и относительно здоровый. В том смысле, что есть проблемы, но такие, какие в семье уходят за месяц-другой без следа. Напоследок велела побыстрее доделывать документы и приезжать знакомиться с малышом.

Нам оставалось совсем немного: получить милицейскую справку о том, что мы не судимы, и поставить штампы у терапевта и фтизиатра для завершения медкомиссии. И тут я решила забежать к своему доктору, раз уж все равно в больнице была. В последнее время стала давать о себе знать старая хворь. Результаты оказались хуже, чем я предполагала. Жить буду, но надо лечиться, по возможности в спокойной обстановке. Тогда все пройдет быстрее, но в любом случае — счет времени на месяцы. Спокойствия же в моей жизни взять неоткуда: с маленьким вихрем, которому год и девять, "покой нам только снится".

Вот так. Сейчас я не могу взять Кирюшу. В случае ухудшения состояния двоих детей я не вытяну. Муж работает, бабушки в другом городе, помогать некому. Чувствую себя крайне скверно. Я уже успела полюбить Кирюшу, несмотря на то, что ни разу в жизни его не видела. Успела представить его своим сыном. Успела обрадоваться, что еще у одного человечка, несправедливо обиженного жизнью, будет дом. Будет любовь. Может быть, те, кто уже забрал своих малышей, осудят меня за то, что я не могу сейчас забрать Кирюшу. Наверное, я заслуживаю этого осуждения. Но и оставлять его в ДР я тоже не хочу. Ребенку нужна семья, лишние месяцы в "доме без родителей" — слишком тяжелое испытание для него. Пусть не я стану его мамой, пусть его возьмет кто-то из вас, главное — чтобы его любили. Потому и обращаюсь с призывом ко всем, кто прочтет это письмо: возьмите моего мальчика! "Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети..."

P. S.: Обращаюсь к будущей Кирюшиной маме. Напишите мне, когда воссоединитесь. Мне очень важно знать, что малыш счастлив.

Наталья, несостоявшаяся приемная мама, busina-pskov@yandex.ru.