"Мой малыш такой артистичный", — говорит одна мама... "А моя — просто артистка! — вторит ей другая. — Она под телевизор поет и танцует, а как стихи в саду читала, все хлопали!" Знакомый разговор? Думаю, многим знаком. И разве можно упрекнуть мам за то, что они любят свое маленькое чадо, замечают в нем малейшее развитие, радуются его радостям, гордятся его талантами... Даже если о них имеют смутное представление.

Конечно, эмоциональная жизнь ребенка гораздо выше, чем у взрослого. Детские восторги не сравнить с нашими, и поводов гораздо больше! Радостью своей дети могут заразить и нас, даже когда мы от усталости можем играть только роль "трупа". Вспомните, как они ярко радуются самой незначительной перемене, новой вещи, даже мелочи, типа мыла! Они его и понюхают, и потрогают, и песенку придумают, и мыло у них тут же превратится в скользкую рыбку или машинку. А причиной истинного горя может стать потеря туфельки любимого пупсика! И только попробуйте сказать, что это ерунда, из-за которой не стоит плакать! Слезы польются рекой, и вам придется изощряться в своих фантазиях, ведь просто заявив "Я тебе лучше куплю..." — не значит помочь горю!

Вам придется "приплыть на их берег" и принять их условия игры, иначе у ребенка появится мысль, что его не понимают! Слезы сами остановятся вмиг, если вы сделаете большие глаза и скажете: "Неужели опять она утащила?" Удивительно, но детям не надо расшифровывать кто это "она", это только крючочек для их фантазии. Дети сами вам представят героев, по которым вы сможете отследить уровень их сиюминутных интересов, как однажды пятилетняя Анечка, которая на занятии по мастерству актера неожиданно проявила свою фантазию.

Мы занимались с группой детей очень слаженно, только один мальчик баловался и всем мешал. И когда я сокрушенно сказала ему при всех: "Даня, что же с тобой сегодня такое?" Анечка вдруг за него ответила: "А в него попало „Это“"! Я, порадовавшись, что она знает сказку Андерсена, где кусочек кривого зеркала попал Каю в сердце, игриво, но строго говорю: "Ты зачем „этим“ разбрасываешься?"

"Это не я", — отвечает Анечка. "Как же он теперь будет жить?" — сокрушаюсь я. И Даня совсем пугается. И вдруг Аня радостно: "А я знаю, как его вылечить! Надо плюнуть, только наоборот!" И она изобразила нечто вроде поцелуя, чуть втянув в себя воздух (попробуйте, действительно похоже на плевок наоборот!). Этим волшебным поцелуем мы вылечили Даню от баловства, причем делал он его старательно, веря, что ему срочно надо "лечиться".

Да, детская эмоциональная жизнь опирается на веру в вымысел. Трое мальчиков на занятии играли в разведчиков, им надо было уйти от погони. Один вдруг скомандовал: "Все на крышу!" В моей голове молниеносно: "Где же они найдут крышу?" В это время командир сделал большой шаг в сторону и убежденно произнес: "Я уже на крыше!" Лег на живот и стал смотреть "с крыши" вниз. Им для игры достаточно одной только фантазии! А как дети любят "страшилки"?! Ведь они обожают играть в страшные игры, где их всё может испугать!

Если психологи говорят о некой шкале эмоций, располагая их от минуса до плюса, то у детей мы имеем дело с целой палитрой. И в этом они, конечно, близки к актерству. Поэтому один из методов, которые можно удачно применять с ними, я бы назвала "эмоциональным фантазированием". Но при всем детском эмоциональном богатстве наблюдаю другую сторону этого явления — стеснение. Да, как это ни странно, дети в возрасте от 4 до 6 лет, собираясь вместе, долгое время мучительно стесняются друг друга и чужого взрослого. И только ее величество Игра, от которой они получают удовольствие, может их подружить, расслабить и принять других.

Такое поведение оправдано, ведь психологи объясняют нам: основа отношения к миру в этом возрасте — эгоцентризм. Слово пугающее, но ничего плохого я в нем не вижу — это всего лишь этап развития маленькой души, которая еще мало понимает этот сложный мир и поэтому ставит в центре мира себя. Тем более что видит, как вокруг этой новой маленькой жизни вращаются все другие планеты: мама, папа, бабушки, дедушки, братики, сестрички и т.д.! "Конечно, все для меня! — думает эта маленькая душа. — И весь этот красивый большой мир, с его цветами и деревьями, с высокими домами и далекими крышами — этот мир появился только потому, что появилась я!" Теперь подумайте, как трудно с этой установкой принять и признать рядом другого! Ведь в этой детской душе появляется первый опыт, первое сомнение — а он тоже в центре? Этот мир тоже для него? Не сразу и нелегко дети уживаются с этой мыслью. Им еще предстоит открыть, что общаться с другими — это удовольствие.