Содержание:

Прежде чем обращаться к ребенку с просьбой, о чем-то напоминать или давать указания, надо, чтобы он сказал вам «да» по любому другому, даже незначительному поводу, считает психолог Сьюзен Стиффелман. О том, как этого добиться, мы говорили в прошлый раз. Сегодня — о том, чем плохи тайм-ауты при воспитании детей и есть ли у родителей другие способы добиться своего и избежать наказаний.

Воспитание детей без наказаний

Как только на нас начинает давить некая сила, мы инстинктивно начинаем давить обратно. Когда ребенок отказывается выполнять просьбу и мы прибегаем к угрозам, это автоматически удваивает силу его сопротивления. Даже если угрозы позволяют нам добиться желаемого результата и подчинить своей воле ребенка, мы платим за это высокую цену: получаем в свой адрес бурю негодования и обиды.

К содержанию

Что лучше: тайм-аут или разговор?

Один из самых популярных подходов, к которому прибегают родители в случае непослушания ребенка, заключается в отказе от общения в качестве наказания. Причина, почему подобное наказание «работает», очень проста: она ставит под угрозу главнейшую потребность ребенка в близости — той самой, что лежит в основании привязанности. Разрушение близости наносит прямой удар по взаимоотношениям родителя и ребенка, за который ребенок потом расплачивается развитием у него тревожности, повышенной эмоциональности и неадаптивного поведения.

Отказ от общения с ребенком может сработать как временный выход из ситуации, однако цена, которую родители платят за использование подобной меры как единственного метода решения проблем, неоправданно высока.

Если вместо этого мы найдем в себе силы спокойно признать, что ребенку не доставляет особого удовольствия разбирать посудомоечную машину, делать домашнее задание или гулять с собакой, мы поможем ребенку понять, что сложные ситуации во взаимоотношениях вовсе не являются полем для баталий. Давая ребенку шанс почувствовать себя услышанным и понятым («Мне бы тоже не захотелось выходить с собакой, когда мне так весело за рисованием»), мы самоустраняемся из противостояния с ним. Если ребенку не на что надавить, значит, и открытого столкновения просто не существует.

Вот еще несколько приемов, которые позволяют избежать противостояния с детьми.

К содержанию

Переключение внимания

На моих практических семинарах мы частенько звоним «тете Мэри». Кто такая тетя Мэри, спросите вы? Это вымышленная тетя, про которую мы совершенно случайно вспоминаем и которой должны позвонить немедленно в тот самый момент, когда ребенок начинает становиться слишком требовательным и мы в мягкой форме должны на что-то переключить его внимание.

Безусловно, лучше всего такой прием срабатывает с самыми маленькими детьми, но он может подойти и для ребенка постарше.

Ребенок (уже семь раз спросивший, почему вы не можете пойти в зоомагазин и поиграть там со щенками). Почему, мамочка? Почему нельзя? Это всего на минутку! Почему нельзя? Почему? Мы должны пойти сейчас же!

Мама. Ой, боже мой! Я совсем забыла позвонить тете Мэри! (И вы тут же — но с присущей вам вежливостью — выходите в другую комнату, чтобы сделать этот важный звонок.)

Подойдет также, если очень срочно вам нужно будет отлучиться в туалет, найти чей-то номер телефона или посмотреть, не течет ли кран на кухне.

К содержанию

Говорите с позиции главного и ставьте большую жирную точку

Когда вы просите детей о чем-то, говорите так, будто ваша главенствующая роль не поддается никаким сомнениям. Дети иногда просто перестают прислушиваться ко всем нашим объяснениям, почему они должны или не должны делать что-то, особенно если мы погрязли в словах и деталях. Если вы просите ребенка сделать что-то, преподносите просьбу в виде утверждения, а не вопроса.

Вместо: «Дорогой, уже пора убирать игрушки и мыться, ладно?» просто скажите: «Дорогой, пришло время убираться и мыться!». Озвучьте вашу просьбу и поставьте большую жирную точку в конце предложения.

И спокойно отправляйтесь дальше по своим делам, подразумевая, что ребенок сделает то, что вы ему сказали. Не маячьте у него перед глазами и не пытайтесь украдкой подсмотреть, насколько он следует вашим указаниям: это подрывает ваш авторитет. Если вы хотите, чтобы ребенок признал в вас главного, ведите себя и говорите с ним соответственно.

К содержанию

Мне нужно, чтобы ты...

Будьте также осторожны, облачая свои просьбы в исключительно вежливые формы наподобие: «Дорогой, мне нужно, чтобы ты почистил зубы» (сделал домашнее задание, собрал рюкзак и т.п.). Если вы стоите у руля, независимо от того, слушаются или не слушаются вас ваши дети, значит, вы не нуждаетесь, чтобы они что-то сделали! Просто скажите ребенку: «Пришло время чистить зубы, дорогой». Если вы говорите детям, что вы нуждаетесь в чем-то и это что-то зависит от них, вы подрываете свой авторитет.

Если мне нужна помощь, чтобы передвинуть мебель или помыть собаку в ванной, конечно, я могу сказать своему сыну: «Ари, мне нужно, чтобы ты помог мне помыть собаку». Если я хочу, чтобы он убрал весь тот бардак, который устроил дома со своими друзьями, я просто говорю ему: «Время наводить порядок, мальчики!».

Что делать с плохим поведением детей

К содержанию

Да, после...

Другой эффективный подход (особенно в отношении тех детей, чей мозг подчиняется больше духу противоречия) заключается в том, чтобы избегать слова «нет» и говорить вместо него как можно чаще фразу: «Да, после...»

Ребенок. Можно мне еще один батончик мюсли?

Родитель. Конечно, после ужина!

Ребенок. Можно Джеймс останется у нас с ночевкой?

Родитель. Звучит как отличный план на следующие выходные.

Конечно, это не означает, что ребенок не будет просить вас о чем-то снова, но удар для него уже будет смягчен. А значит, спокойно продолжит спать дальше и его «внутренний адвокат» — ну, вы знаете, тот самый, который без раздумий начинает опровергать и отвергать любой довод, приводимый вами в ответ на вопрос: «Почему мне нельзя?».

К содержанию

Это просто будет правильно

Иногда мне приходится заставлять своего сына делать нечто такое, что ему совершенно неинтересно. Ему 18 лет, и мне нравится предоставлять ему право решать что-то за себя. Как правило, я стараюсь избегать противостояний с ним, когда он начинает протестовать против чего-то, чтобы решить проблему без лишней драмы. Но временами ситуация заходит в тупик.

Не так давно я сказала Ари, что нас пригласили на прощальную вечеринку по случаю отъезда одних наших дальних родственников.

Мы редко общались с этой семьей, и мой сын не счел наш визит к ним столь необходимым (слово «отстойно», наверно, наиболее точно описало бы его отношение к этому). Но я знала, что для их семьи в целом наш визит будет иметь большое значение.

Я сказала Ари: «Я не буду заставлять тебя идти к ним. Не хочу, чтобы ты возмущался или обижался на меня. И я не хочу превращать эту поездку в путешествие из чувства вины. Но дела обстоят так: это просто будет правильно».

Я позволила ему посидеть немного и подумать над моими словами, и, хотя я не давила на него, я четко дала понять, насколько важно было для нас проститься с семьей перед ее отъездом. Когда пришло время ехать на вечеринку, я спросила Ари, не мог бы он поехать все-таки со мной, и он сел в машину без лишних пререканий.

Когда мы стараемся пробудить в наших детях все самое лучшее, что скрыто в них, без чтения лекций и без наставлений, мы даем им больше пространства стать теми, кем они желают стать по-настоящему.