Пишу в первый раз. Не думала, что когда-нибудь это буду делать. Хочу поделиться своими впечатлениями. В Египет поехала впервые и именно из-за этой экскурсии, да и вообще давно хотелось уже посмотреть своими глазами на пирамиды, сфинкса, музей в Каире и т.д. — на всё то, что раньше видела и о чем читала только в книгах. Такая древняя культура, что дух захватывает!

Гору Моисея решили оставить на последний день, т.к. нам сказали, что, мол, потом уже никуда не попадёте, сил физических не будет. Первые дни — сказка! Море — чудо природы, экскурсии прекрасные, проблем никаких не было. И вот настал день похода на гору Моисея. Настрой боевой. Господи! Если бы я только знала, что меня ждёт!

Только сейчас я понимаю, какое неимоверное потрясение я пережила. Со мной ничего не случилось только потому, что оказался рядом Ахмед. Нас выстроили, сказали последние наставления, и все двинулись вперёд. Я поняла через10 минут ходьбы под горку, что мне конец. Идти в таком быстром ритме я не могу, задыхаюсь, ноги подкашиваются. Это после 30 минут ходьбы. Отстала от всей группы и стою в темноте в свете фонарика. Слёзы покатились ручьём... Неужели я так и останусь стоять? Вниз далеко, а на верх — подобно смерти. И тут меня заметили муж и жена (огромное им спасибо). Они увидели, что кто-то отстал и стоит. Слышу, кто-то спускается за мной, что-то говорит, а я ничего не понимаю, перед глазами фейерверк, потом берёт молча меня за руку, и мы пошли.

Остальное я помню отрывками, как будто теряешь сознание и на миг приходишь в себя. Но всё это время я чувствовала свою руку в надёжной мужской руке. Становилось спокойнее, что я никуда не свалюсь, а там это запросто. Я была там как раз после того, как погиб там парнишка из России. Надеюсь, он попал в Рай.

Всю эту ночь, пока мужчина меня вёл за собой, я пыталась поддерживать разговор, превозмогая неимоверную боль уже не только в ногах, а уже во всём теле. Ахмед всё это время пытался меня отвлечь. Смотрел в глаза, предлагал воду, закутывал в шарф, когда дул ветер, застёгивал на куртке пуговицы, учил правильно дышать носом. А у меня на лице никаких эмоций, только вся жизнь перед глазами несётся. До рассвета 35 минут, а мы ещё на самом тяжёлом отрезке пути, на так называемых 750 ступенях. Вы бы их видели, эти ступеньки. Это не в метро ровненькие, а это глыбы дикого камня разного размера — жесть как она есть. Экстрим, адреналин, острые ощущения... Это называется «всё и сразу по полной программе», чтобы больше не хотелось. В общем, затащил меня Ахмед на эту вершину, посадил отдыхать за 5 минут до рассвета, но мне было не до чего. Я думала, что меня запустили в космос без моего разрешения. Чувства, которое испытываешь сидя на этой горе, действительно, нереальные. Панорама, просто шок! Если ты живёшь в Москве, гор настоящих никогда толком не видела, так, пригорки одни, встретить рассвет в горах на высоте 3 тысяч метров над уровнем моря — это вам не шутка. Для обычной женщины не экстрималки, а, наоборот, страшной трусихи, которая живёт тихо и размерено, которая решила, что всё есть, и надо ещё и туда, и будет счастье в неразбавленном виде. И хочу сейчас сказать, что я его получила.

Так вот это ещё не всё, есть вторая часть. Она называется, еще спуск на грешную землю. Так вот, сижу я, значит, уже на самом видном месте, смотрю, как солнце выходит из-за туч, смотрю перед собой наверх. Холод и ветер приводит в чувства. Ахмед снимает эту красоту на камеру, стоит на краю над головами. Люди сидят, лежат кто где, все молчат, наверное, молились, что дошли. И тут я посмотрела вниз...

Меня накрыло тихим ужасом. Хотелось кричать, обхватить Ахмеда за ноги, руки, шею, закрыть глаза, упасть в обморок — всё, что угодно, а прийти в себя уже внизу, когда всё закончится. И тут началось самое интересное. Меня замутило, внутри и в голове ералаш, на такой высоте я ещё не была никогда, а ощущать, что ты ещё доползла своими ногами бедными сюда пешком... Знаете, тут уж поверишь во что угодно, а уж в Бога — так это точно! Когда идёшь в темноте в свете фонарика, ещё не осознаёшь и не видишь вокруг себя ничего, это одно, а вот когда утром видишь панораму — тут душа с телом расстаётся, и ты в невесомости. И когда солнце вышло окончательно, все начали спускаться, я же не могла пошевелиться, оглядываюсь вокруг — мой рыцарь пропал... Думаю, как же я бедная буду спускаться одна, мутит, тошнит, а идти-то надо — люди ринулись вниз. Подползла к первой ступени, и слёзы потекли сами собой, оказалось, ноги дрожат, и спуститься самой вниз высоко и очень опасно, скатиться вниз колобком и разбиться можно за секунду, и врачей там нет и близко, у верблюдов тоже вряд ли аптечка есть. Собрала все силы — всё равно надеяться не на кого, надо хоть ползти. Со всеми людьми вместе до первой стоянки. А там будет видно, что делать дальше. Ещё раз хочу повторить и сказать, что последние эти 750 так называемые ступени снизу, а потом первые сверху — самые тяжёлые нереально, пережить это многого стоит. Сейчас думаю, надо ехать до них на верблюде, а потом лезть по ним на площадку. Это совет тем людям, которые как и я до конца не понимают, зачем им это нужно. Верующие люди — это понятно, у них сила духа, им надо пешком, а вот если за красивыми фотками, то говорю вам дело — берите верблюда на первой стоянке, ну, в крайнем случае, на второй, и езжайте с Богом, и будет вам класс, впечатления — и так вам мало не покажется. Причём и туда, и обратно.

Ну вот, ползу я вниз, Пропускаю всех вперёд и плачу тихо и со страхом — мучения только начинаются. Солнце африканское печет... И тут кто-то сзади осторожно, без слов берёт меня уверенно так за руку, смотрит на меня, я на него. То, что я почувствовала в этот момент, я описать не могу. Это словами не опишешь. Но после такого что ты и кто ты, уже не важно.

Irysik, irina.k-78@mail.ru