В 2005 году любители фэнтези познакомились с творчеством молодой писательницы Татьяны Левановой. Она пишет волшебные повести о "Сквозняках" - подростках, путешествующих между мирами. Книги Т. Левановой адресованы детям от 8 до 12 лет.

Издательство "Эксмо" предоставило нам возможность встретиться и побеседовать с писательницей.

- Вы по образованию педагог. То, что Вы пишете для детей, как-то связано с вашей бывшей профессией?

- В какой-то мере да. Когда я проходила педпрактику, я вела уроки русского языка и литературы. Бесконечные упражнения, повторение одного и того же… Это казалось мне суховатым.

Дело в том, что я из необычной семьи - моя мама разбирается в травах, дедушка этим увлекался. Я с рождения нахожусь в достаточно необычной атмосфере, вокруг было волшебство, я жила им. Не на публику, а внутри семьи.

Учителя очень любят устраивать для своих учеников встречи с интересными людьми, и меня попросили вместо урока рассказать старшеклассникам "сказки". А я всегда увлекалась историей религий, легендами, мифами. И у меня получилось сказочное, и в прямом, и в переносном смысле, общение со школьниками. Это было здорово. Я намного большую отдачу получила от этой встречи, чем от всех проведенных уроков. Я решила, что "волшебство" - это "мое".

- Когда Вы начали писать?

- Очень давно, еще в детском саду я стала придумывать сказки. Но записывать свои сочинения я стала только с того момента, как у меня появился компьютер. От руки писать не люблю, рука никогда не успевает за мыслями. Я опубликовала несколько рассказов в местном литературном объединении, заняла первое место на областном конкурсе. Когда пришло время устраиваться на работу, у меня уже был литературный опыт, и я пошла в газету. К сожалению, оказалось, что мой язык для газеты не очень подходит. Мне приходилось проще строить фразы, убирать описания. Редактор говорила: "Не литературничай!".

- Как Вы перешли от журналистики к писательскому труду?

- Долгое время я вообще не знала, откуда берутся книги на прилавках магазинов, что нужно сделать, чтобы опубликовать свое произведение. У нас в городе есть писательница очень сложной судьбы. Чтобы издавать ее стихи, приходилось просить помощи у спонсоров. Поэтому мне казалось, что стыдно просить поддержки для издания моих книг, и я смирилась с тем, что буду писать "в стол".

Позднее, уже после рождения дочки, я узнала о том, что автор может отправить рукопись в издательство. Мне объяснила это писательница Надежда Первухина, с которой у нас завязалась дружеская переписка. Благодаря ей, мне в голову пришла мысль, что стоит попробовать написать не рассказы, сказки и т.д., а полноценную повесть. С тех пор, как эту повесть приняло издательство, я занялась профессиональным писательством.

- И Вы сейчас занимаетесь только литературой?

- Да. Когда я познакомилась в моим будущим мужем, он уже был поклонником моих опубликованных рассказов. У него вызывало недоумение, почему я пишу так мало. Когда он узнал, что можно попробовать послать рукописи в издательства, он сказал: "Все. Сиди и пиши".

- Вашей дочке сейчас три с половиной года. Она что-нибудь читала из Ваших произведений?

- Она пока не умеет читать, но она уже знает, кто такая Маша Некрасова. Когда я сажусь за компьютер и говорю, что буду писать, она берет свой игрушечный пластмассовый ноутбук, садится рядом и говорит: "Я тоже буду работать".

- Вы не читаете ей отрывки из своих повестей или сказок?

- Нет, я считаю, что у ребенка должен сначала появиться некий литературный фундамент, есть произведения, которые нужно прочесть в первую очередь. Сама я читаю с четырех лет постоянно, в любых условиях, когда мне даже запрещали читать. Не знаю никаких границ в плане чтения. И до сих пор, если я варю суп, у меня в одной руке поварешка, в другой - книжка.

- Для детей какого возраста вы пишете книги?

- Возраст моего читателя - от 8 до 12 лет. Я называю его "возрастом Сквозняка" - когда ребенок начинает задумываться о себе. Я сама в этот период своей жизни поняла, что в мире существуют неписаные законы, которые соблюдают взрослые, а мне о них ничего не известно. Я как инопланетянин, постигающий правила взрослой жизни. Подростка в такой ситуации я и называю "Сквозняком" - когда он осознает себя, определяет свое место в этом мире. Он может играть по чужим правилам, но он внутри себя еще свободен от них.

Существует много литературы о том, как взрослый человек попадает в чужие миры, и он начинает эти миры под себя "корежить". Как в джунглях Амазонки - пришел белый человек и все под себя переделал. А человек в возрасте "Сквозняка" видит этот мир прежде всего таким, каков он есть.

- Говоря о других мирах, хотелось бы узнать, как Вы относитесь к творчеству К.С.Льюиса и его "Хроникам Нарнии"?

- Для меня это произведение очень много значит, в 15 лет "Хроники Нарнии" были моей настольной книгой. Льюис написал, по его словам, книгу, которую ему самому хотелось бы прочитать. И к своим "Сквознякам" я подошла именно с этой позиции.

- Если Вы хотите читать книги о подростках, значит Вы как-то внутри соотносите себя с этим возрастом?

- Мне кажется, я очень мало изменилась с тех пор, как мне было пять лет, одиннадцать... С одиннадцати, кажется, я совсем не менялась.

- К какому литературному жанру Вы сами относите свое творчество?

- Редактор дала определение, которое, как мне кажется, идеально подходит - "волшебная повесть". Дело в том, что я думала, как же мне назвать то, что получилась. Фэнтези? Но это уже сложившийся жанр, у него свои законы, под которые я не очень и подхожу. Сказка? Сразу ассоциируется с малышами. В сказках нет ни одного лишнего слова, какое-то одно понятие в них заключено. Можно сказать, что меня и погубило то, что я не могла определить жанр своего произведения, и назвала его "детским фэнтези". Я обзванивала издательства: "Детское фэнтези не требуется?" - "Нет, не требуется". И первое издательство, в котором мою рукопись прочитали (Эксмо), дало определение "волшебная повесть".

- Ваша героиня Маша Некрасова - это Ваше alter ego?

- Когда я писала повесть, я чувствовала себя отчужденной от героини. Я хотела, чтобы она изменилась за книгу, и изначально себя от Маши дистанцировала. Моя героиня похожа на мою подругу. Когда мне было 10-12 лет, у меня была лучшая подруга Маша Шарова. Очень интересный человек - она была отличницей, "висела" на доске почета. Так же как и я, она была всеядна в плане литературы, читала все, что только в руки попадалось, училась в музыкальной школе... В общем, я была от нее в полном восторге. Мы вместе придумывали множество разных игр. И может быть, я бы хотела вернуться в то время, и снова играть. Но все-таки Маша Некрасова - это не только Маша Шарова, это мы обе.

- Сейчас Вы общаетесь с подругой - прототипом главной героини Ваших повестей?

- К сожалению, мы учились в разных городах и потеряли друг друга из виду. Сейчас я живу в городе Березники, это недалеко от Перми.

- Как Вы пишете: по вдохновению или по принципу "ни дня без строчки"?

- Мне помогает то, что я была журналистом и мне приходилось писать профессионально. Я привыкла работать каждый день. Правда, получается совершенно разный результат. Можно провести 8 часов за компьютером и написать 2 страницы хорошего текста, или 20 страниц халтуры, которая потом уничтожится, или только восемь строчек.

Как все это происходит? Я сначала хожу, буквально, как беременная - долго вынашиваю, переживаю. Потом сажусь и выдаю уже готовый текст, до первой паузы. Потом споткнулась - опять хожу, вынашиваю. Помогают домашние дела, когда руки заняты. Я мою посуду, чищу картошку - потом бросаю недочищенную картошку и иду писать, иначе я забуду, что придумала.

Если ничего не выходит, я свою Музу обманываю. Я ложусь на диван (днем я не могу лежать) и говорю себе: "Работать не хотим, значит, будем спать". Внутренний мир начинает сопротивляться, и я представляю себе, как Муза говорит: "Ну, чего ты легла, пойдем уже..."

- А что делают Ваши родственники, когда Вы работаете? Где в этот момент находится Ваш ребенок?

- Ребенок со мной, но он мне не мешает. Как ребенок маму оставит? Когда я писала первый роман про "Сквозняков", дочке было полтора года. За ней, конечно, тогда нужен был глаз да глаз… А сейчас все сочетается органично, как будто у меня две дочери.

- Кто Вам помогает с ребенком?

- Бабушки у нас молодые, работают. Может быть, они и хотели бы нам помочь, но у них нет возможности. Поэтому я справляюсь сама. Детей я люблю и хочу, чтобы у нас их было много.

- Сейчас выходит вторая Ваша книга. Вы уже начали работать над следующим произведением?

- У меня много идей, но редактор на что-то говорит: "Пиши", а на что-то: "Пока не надо". То, что я пишу - это не цикл повестей. Мне всегда скучно было читать циклы, какие-то продолжения каких-то приключений... Одно дело, когда действует один и тот же персонаж, а другое - когда сюжет развивается последовательно. В каждой из моих повестей разная проблематика и совершенно другой мир. Их объединяет только одна героиня. Сейчас я пишу третью книгу. В ней пока нет других "Сквозняков", кроме Маши Некрасовой, но потом, я думаю, появятся.

- Когда Вы ставите точку в конце повести, что Вы при этом испытываете?

- Примерно то же самое, что и женщина при рождении ребенка. С одной стороны жалко, что все закончилось, с другой - как здорово, что что-то появилось! Но еще до того, как я поставлю последнюю точку, я начинаю обдумывать новый сюжет, новые миры.

- А в ваши миры Вы что-нибудь из реальной жизни переносите?

- Это для меня важный и наболевший вопрос. Фэнтези - это не просто авторская сказка, это уход от реальности. Мне бы очень хотелось этого избежать и сделать все наоборот. Можно создать великое множество миров, но важно, чтобы читатель учился решать проблемы нашего мира.

Дело в том, что Маша Некрасова попадает в другой мир не просто так, а тогда, когда сталкивается с ситуацией, которую в обычном мире своими силами не может разрешить. Взрослый человек может просто уйти в сторону от неприятной ситуации - а Маша уходит в другой мир. Там ее проблема все равно не исчезает, но, оказывая помощь другим людям и попадая в разные сложные ситуации, героиня приобретает такой опыт, который помогает ей решить ее личные проблемы.

Кто-то сказал, что ад - это повторение. Нерешенная проблема встает перед человеком снова и снова, удесятеряется. Поэтому от проблем нельзя уходить, их нужно решать. Другое дело, что ребенку это сделать бывает сложно, особенно, если в нужный момент рядом нет понимающего взрослого. Тогда поможет хорошая книга.

С писательницей Татьяной Левановой беседовала Анна Курская