Содержание:

Упреждая цунами благородного гнева читателей, оговорюсь заранее: я — за! Я за роды в присутствии супруга, любовника, партнера по бальным танцам и покеру, духовника, соседки по лестничной клетке и ротвейлера по кличке Малютка.

Я — за, если это позволяют условия выбранного вами родовспомогательного учреждения, а условия сейчас почти везде позволяют. Разве что сеть ресторанов быстрого питания под неброским названием «Плацента» при роддомах ещё не открыта.

К содержанию

Чужие здесь не ходят

Родильный зал условно разделён на две зоны: «тыл» и «передовая».

«Тыл» — это предродовые палаты, коридор и некоторые санитарно-гигиенические зоны. Там роженица может лежать, ходить туда-сюда, хвататься за стены, поминая всех известных матушек, совершать набеги в мир кафеля и фаянса — словом, чувствовать себя как дома.

«Передовая» включает комнату, основной деталью интерьера которой является Рахмановская кровать (близкая родственница гинекологического кресла), и операционную, куда люди в белых халатах не заходят, не переодевшись во всё чистое, тщательно по специальной методике вымыв руки и не взяв с собою верного анестезиолога.

Кроме того в родильных домах имеются так называемые семейные родзалы — просторные помещения с кроватью обычной, кроватью Рахмановской, гинекологическим креслом, отдельным туалетом-душевой кабинкой и даже диванчиком, журнальным столиком и телевизором. Обитательницы этой дизайн-эклектики не застрахованы от перевода на «передовую» в случае изменения акушерской ситуации не в лучшую сторону. Зато муж всегда может заказать дежурной акушерке кофе со сливками и прикорнуть на диванчике. Если сможет, конечно, заснуть.

К содержанию

Скажи мне, кто твой муж...

Бдительные же и неусыпные мужья по поведенческим характеристикам бывают трех видов.

1. Испуганный

До. Очень переживает. Меняет цвета. Если жена кричит: «А-а-а!!!», может из мертвенно-бледного стать зелёным. Ладони мокрые. Трёт роженице поясницу во время схватки, как дореволюционная прачка барское бельё на стиральной доске. Ежеминутно донимает персонал родзала по поводу и без. Типичные задаваемые им вопросы: «Это только ей так плохо? Доктор, она не умрёт?! Если что, спасите жену!».

У него трясутся ноги, он давно хочет курить, но бросить жену в таком состоянии ему не позволяет совесть. Чего уж там — совесть изгрызла ему сердце, мозг, лёгкие, печень и репродуктивные органы. «Видишь, КАК мне плохо из-за тебя?!» — взывает к нему супруга, даже если молчит. Он готов подставлять ладошки вместо лотка, когда её тошнит. На роды идет как на казнь.

В процессе. Персонал, как правило, предлагает испуганному переждать в «тылу» основное «сражение», но супруга настаивает на его присутствии рядом с Рахмановкой. Хорошо, что он падает в обморок, только увидав акушерку в перчатках и маске.

После. Едва очнувшись при звуках здорового ора новорожденного младенца, падает в обморок вторично. От счастья. Жены испуганных — отличные манипуляторы, и часть их усилий в процессе родов тратится на вопли: «Больше никогда!» и демонстрацию боли и страданий «этому негодяю».

2. Любопытный

До. Этот явился на диковинную экскурсию и желает запечатлеть увиденное. Всем интересуется. «А что это за металлическая штука?», «А что это за стучащий ящик?», «А почему так часто/редко её смотрите?», «А я тоже хочу послушать!», «А что это за каляки-маляки? Кардиограмма мыши?», «А что вы сейчас будете делать?», «А что это вы ей вводите?», «А зачем?», «Ой, доктор, а это вы на фотографии?», «А что, все роды записываются в этот журнал?», «А почему дежурят две акушерки?» и так далее, и тому подобное.

Он скачет вокруг жены с фотоаппаратом и видеокамерой. Требует, чтобы роженица и персонал позировали. Поправляет на жене рубашку, не потому что заботится, а чтобы красиво смотрелось в кадре. Когда она отправляется в санкомнату, «фотокорреспондент» снова начинает доставать персонал вопросами, не относящимися к делу.

В процессе. Непосредственно на «передовой» любопытный чуть ли не отталкивает акушерку и врача во время потужного периода, непременно пытаясь зайти со стороны стерильного столика и зафиксировать кадр. Требует замереть и подождать минуточку. Если кадр не получился — требует повторить, потому что с размытым передним планом в топ Яндекса не выйти. Ну и для истории.

Даже в операционной он не согласен стоять рядом с анестезиологом. Сожалеет, что не может вкарабкаться на операционную лампу — оттуда кадры лучше и освещение — самое оно!

Теряя сознание, любопытный может рефлекторно схватиться хладеющей дланью за столик со стерильными инструментами или нечаянно подбить его ногой. А ведь только полчаса назад он громогласно уверял персонал, что знает свои права и вообще по жизни бесстрашен как лев: видал, как здоровым мужиками головы стальными канатами в океане-море отрывало, и оказывал им первую помощь. На самом деле любопытный знаком с процессом родов по голливудским триллерам и отечественным сериалам. Супруги таких типов, как правило, покорны. Максимум, что могут позволить себе: «Вася, может не стоит?». Вася непреклонен — и она подчиняется.

После. Если все завершилось благополучно, Вася не высиживает рядом с женой и получаса. Нащелкав ещё и младенца, уносится пить пиво с водкой и друзьями, написав пост с фотографиями в ЖЖ. Через пару часов его сетевой рейтинг подскакивает до небес, и лишь звонок супруги, скромно намекающей на «поесть и распашонки», способен вырвать его из цепких лап сетевой эйфории: «Я стал папой! Как я счастлив! Хочу видеть здесь тысячу комментов!»

3. Помощник

До. Это самый редко встречающийся тип спутника в родах. Он не впадает в панику и не поддается эйфории. Уважительно относится к жене и к персоналу. Не впадает в беспрестанное оханье и аханье. Способен успокоить. Как ни странно, доверяет врачам. Они, в свою очередь, внятно и корректно отвечают на его вопросы по существу.

В процессе. В родзале и в операционной помощник держится мужественно, не засоряя эфир лишними текстами и хаотичными телодвижениями. Если и падает в обморок, то только от счастья, заслышав первый крик новорожденного. Впрочем, у него, как правило, слегка увлажняются глаза, и он с честью и достоинством, хотя и несколько неуверенно, перерезает пуповину.

После. Первые два часа проводит около супруги, держа её за руку, целуя и тихонечко нашептывая всякие приятности и слова благодарности. Таких мужей любят врачи, а акушерки и санитарки слагают о них легенды, которые рассказывают своим дочерям и внучкам.

∗ ∗ ∗

Брать с собой супруга, чтобы он «видел, как я страдаю!» или «чтобы скучно не было», не стоит. Собирать вокруг себя хороводы родни тоже абсолютно неуместно. Все-таки приход в мир — дело довольно интимное.

Женщине в родах нужен человек, на которого она может целиком и полностью положиться. К сожалению, врачи и акушерки не всегда располагают возможностью всё время родов провести рядом с вами, заботливо поглаживая спинку, рассказывая анекдоты, чтобы легче было передышать схватку и так далее. Поэтому самый идеальный помощник в семейных родах — это, конечно же, муж, обученный хотя бы элементарным приёмам помощи в родах.

Так что я — за: если муж, любовник, друг партнёр по танцам — помощник. В иных случаях лучше пригласить на роды специально обученную помощницу. Кстати, во всем цивилизованном мире именно это и практикуется. Она будет рядом с вами сколько и как надо. Её психика не так ранима, как психика вашего близкого человека. И ещё: рожая с помощницей, вы гарантировано защищены от того, что вам, когда вы выйдете на работу, коллеги скажут: «Ой! Ну, какие же классные фото твой муж сделал в родзале! Всем офисом рассматривали!».

Татьяна Соломатина