Содержание:

Часть 1 можно прочитать здесь.

Это стало почти традицией. Отдыхая в Крыму, прогуляться на лошадках по какому-нибудь маршруту. Конный туризм развивается стремительно. Появляются все новые и новые базы в горах и на побережье. И это вам не по кругу походить на веревочке в каком-нибудь парке. Сколько удовольствия проскакать галопом по степи и выкупаться вместе с лошадью в море или подняться в горы по узкой лесной тропке. И ты сам управляешь своей лошадью. Ты можешь послать ее рысью легким нажатием ног или перейти на шаг, лишь чуть потянув повод. И умное животное, привыкшее подстраиваться каждый раз под нового седока, четко выполнит твою команду...

...Дети и муж отпускают меня на пол дня на все четыре стороны. Лошади - это страсть. Спорить никто не пытается. Сначала, на старом раздолбанном "газике" нас, группу из четырех человек везут в горы. Ох, и дорога, скажу я вам! Подъемы, спуски, гравий летит из-под колес и дух захватывает от скорости, тряски и все новых и новых картин, что открываются перед нами...

В горах расположена конная база. Домик, баня, сарай для упряжи, коновязь и два загона. Лошади стреножены, на шеях - колокольчики. В свободное от работы время их отпускают пастись в горы.

Из группы только я относительно опытный наездник. Остальные девочки - новички. Проводники седлают лошадей. Мы отправляемся в путь на Караби-яйлу. По хорошо видной тропе мы поднимаемся все выше и выше. Полдень, жара. Но здесь она почти не ощущается. Легкий ветерок освежает. Открытые участки сменяются густым лесом из граба. Здесь попадается и бук. Многим таким деревьям более 700 лет. И горы, горы вокруг... Небольшой десятиминутный отдых у родника. Лошади опускают головы, тянут повод - пьют. И снова в путь.

В пути проводники развлекают байками про здешние места. Правда и вымысел переплетаются между собой. В войну здесь прятались партизаны. Караби все изрезано пещерами и провалами. Какие страшные тайны хранят они до сих пор?.. А вот рассказ про огромного старого оленя. Многие высокопоставленные охотники стремились завладеть его роскошными рогами. Олень всегда уходил невредимым. Проводник Гена видел его только однажды, но выстрелить так и не смог. Рука не поднялась на такое чудо... Слева от нас глубокая балка. Гена рассказывает, что еще несколько лет назад здесь можно было встретить большие стада оленей. "Бывало, едешь верхом, а они по склону катятся волной". Сейчас это редкость. И так безумно жаль становится этот удивительный уголок природы так тупо нами уничтожаемый. На Караби есть ледник. Лед там никогда не тает. Ледяные сталактиты и сталагмиты украшали его. Но туристы, которым было лень идти за водой к роднику, ломали их и топили на воду. И ледяная пещера утратила свое первозданное великолепие... Так больно видеть захламленный, изуродованный Крым. И вдвойне больнее, что наши дети уже могут не увидеть того, что видели их родители. А что там говорить про внуков?..

...Здесь каждая скала имеет свое название. Вот Слон и Слоненок. Пытаешься напрячь воображение и увидеть в груде камней то, что увидел человек, давший ей такое причудливое название... Оглядываешься назад и видишь внизу, под собой, огромное пространство. Побережье кажется далеким и нереальным. И море покрыто дымкой, и воздух прозрачный, звенящий и плотный... Еще немного пути - и мы у цели. Крутой подъем вверх почти к вершине Тай-Коба, к ее скальной стене. Высота - более 1000 метров над уровнем моря. Это место не зря называют яйлой, что значит "пастбище". Трава здесь сочная и густая, ярко-зеленая, высокая. Ковыль трепещет от малейшего дуновения ветерка. И кажется, что это перекатываются волны нежнейшего пуха...

...Лежишь усталый в траве. Рядом - конь звенит поводьями и жадно жует. Над головой пронзительная синева неба, подчеркнутая чистотой воздуха и высотой. И такое накатывает блаженство, что трудно это объяснить, передать, нужно только почувствовать и суметь понять...Счастье, вот оно...

Обратно часть пути ведем коней в поводу. Здесь крутой спуск, за которым обрыв. Опасно, лошадь может не удержаться. Трава густая и высокая, ноги путаются и скользят. Потом опять верхом - и вниз. Здесь уже можно и рысью. Временами лошади переходят в галоп - чувствуют близкий дом. Только успевай уворачиваться от веток. Возвращение приятно и горько одновременно. До свидания, лошадки! Я обязательно вернусь...

К содержанию

"В краю магнолий плещет море..."

На набережную Ялты мы так и не попали. Простояв минут 20 в "пробке" и не выдержав возмущенного рева на заднем сидении, решили, что не судьба в этот раз. А посмотреть Ялту хотелось. Мы бывали в ней все как-то проездом, мимолетом. Даже на яхте болтались вдоль побережья, а вот сам город не видели. Хотелось показать его Кате.

Перед этим был Никитский ботанический сад. Мы приехали туда рано утром, что бы хоть на время избежать жары. Приятно побродить по тенистым аллеям, но покой нам только снится... Маша отказывается сидеть в коляске. Она хочет ходить, ходить, ходить... Ее не интересуют мои попытки называть встречающиеся растения. Сейчас она естествоиспытатель. Ей нужно все попробовать на вкус. И не важно, травинка это, кусочек земли или ничего не подозревающий павлин...

...Пожалуй, больше всего мне запомнились кувшинки. Они росли в небольших прудах и были совершенно необыкновенных цветов: от нежно розового до насыщенно лилового...И еще пальмовая аллея. Подумалось, что здесь, наверное, снимают фильмы про Майями.

...Потом проголодалась Маша, а вся ее еда осталась в машине. Не думали мы, что проходим по саду так долго. Как счастлив был ребенок, когда на обед ему предложили не ненавистное баночное пюре, а совершенно необыкновенный пирожок с картошкой, который совсем по-взрослому был съеден прямо на скамейке у пруда с лилиями.

Поляна сказок тоже оказалась местом весьма занятным. Катя долго не могла поверить, что за посещение "Королевства кривых зеркал" не нужно платить дополнительно. И это было действительно странно, учитывая, что здешние места просто кишат современными бендерами.

Избушка Бабы Яги легко откликнулась на просьбу Кати "стать к лесу задом", что привело дочь в замешательство. И ей ничего другого не оставалось, как "замоделиться" и сфотографироваться на память с развеселыми "быбками".

А фигурки сказочных персонажей здесь очень симпатичные. В человеческих руках и камень, и дерево ожили и радуют теперь малышей и неравнодушных взрослых. Одна неприятность - поломался наш фотоаппарат. И узнали мы об этом только дома. И целая пленка замечательных кадров, любовно выверенных и подкарауленных, почти полностью пропала. Жаль, жаль...

К содержанию

Вечно журчащий

Примерно так можно перевести название Джур-Джур. И это правда. Река Улу-Узень, питающая его, не пересыхает даже в самые засушливые годы. Еще дома я пыталась объяснить Кате что такое высота в 18 метров. И, проходя мимо многоэтажек, мы думали: сколько это, какой этаж? Пятый? Шестой?

Нам очень понравился водопад. Он произвел впечатление даже на нашего искушенного папу. Он очень хотел приехать сюда еще раз, с большим полотенцем, чтобы окунуть Машку в ледяные струи. Маша бы обязательно смеялась. Она любит холодную воду. Но, как всегда это бывает в отпуске, не хватило одного дня...

Лес здесь угрюмый и мрачный, кроны деревьев сплетаются и полностью закрывают солнце. Буки, огромные в диаметре, как будто вышли из сказки. Кажется, что в дупле притаился леший. Да он и бывал здесь. Многие фильмы- сказки снимались именно в этих местах.

Река многоводная и шумная, от нее веет прохладой. По камням и поваленным деревьям перебираемся на другой берег. Машка, словно кукла, зажата под мышкой у папы. Жутковато видеть, как он прыгает с ней с одного скользкого камня на другой. Нам очень хотелось пройти вверх по течению, в ущелье Хапхал ("волчья пасть"). Но даже с Катей мы бы не стали этого делать, не говоря о Маше. Ущелье труднопроходимое. Говорят, что это одно из немногих мест в Крыму, где можно увидеть природу в первозданном виде, почти нетронутую человеческим присутствием. Оставим поход на другой раз... Возможно, я еще напишу об этом...

К содержанию

"...Но ведь нельзя же не вернуться сюда"

...Потом была дорога домой. Последний раз струился под колесами серпантин, выныривало и снова пряталось море, такое необыкновенно синее и гладкое. Оно всегда кажется таким в день отъезда. Справа нависала громада Демерджи. Недоступная и близкая одновременно. И слезы прятались за стеклами солнцезащитных очков, и думалось, что я обязательно буду возвращаться сюда снова и снова, в любое время года, чтобы покорять вершины, вдыхать этот неземной воздух, видеть своих детей окрепшими и счастливыми...

...А потом, в Запорожской области, нас накрыла гроза. Небо просматривалось до горизонта, и молнии освещали сумерки розовым заревом. И дети сопели во сне на заднем сидении. И Чиграков пел нам из динамиков: "Еду, еду я..." И таким сладостным было ощущение дороги и ожидание нового путешествия...

Юлия Каспарова, ykasparova@yandex.ru.