Содержание:

Весь мир у наших ног (часть 1)

Краснодарский край, Адыгея
23.07.2007-29.07.2007

В Мезмай! Затерянный мир
Заброска

При подготовке к поездке я встречала то упоминания о том, что до Мезмая дорог вовсе нет, есть только узкоколейка в Гуамку (откуда можно выехать в Апшеронск), но и она размыта наводнением 2002 года. То о том, что от асфальтовой трассы есть грунтовка до Мезмая, которая была сначала трудно проходима не специальными "дрессированными" машинками, но со временем становится все лучше, и сейчас проезжать по ней в удачное время года (а мы ехали как раз в него) могут даже иномарки. То, что в Мезмай уже ходит автобус, правда поставленный на платформу Урала. То, что длина грунтовки двенадцать километров, то, что девятнадцать...

Ясного впечатления о способах заброски в Мезмай не складывалось.

Хозяин, с которым мы договаривались о постое (бывшая гостиница сельсовета Мезмая, тел. 89183753592) говорил, что возможность приехать за нами прямо в Лаго-Наки есть, но оценивал эту возможность в тысячи две, край — полторы, что нам при, в общем-то, небольших расстояниях казалось явно чрезмерным.

Еще была невнятная возможность спуститься с рюкзаками вниз к Курджипсу и по его течению выйти долго ли коротко на Мезмай, через который он и протекает. Но от этой возможности мы, сходив к реке, отказались — вдоль воды не пройдем, а в поисках обходных путей без проводника тоже можем заблудиться.

Весь мир у наших ногУже на месте мы разобрались, что автодороги-то в Мезмай аж две. ;0) Проезжая дорога (по которой ходит и автобус на базе Урала, и отважные иномарки — видимо, ее длина и будет 19 километров) в Мезмай идет от Нижегородской — это трасса в горы со стороны Апшеронска, а мы находимся совсем с другой стороны — со стороны Хаджоха. Дорога с нашей стороны до Мезмая непроходима без спецтранспорта (который стоит дорого), зато можно было рассчитывать, что она покороче — километров двенадцать длиной.

Возле "Казачьего" клали асфальт.

Это означало, что с девяти часов утра снизу со стороны Хаджоха начинали подниматься Камазы с асфальтом, разгружались, рассыпая свой груз холмиками по полотну дороги, и спускались назад. На этом обстоятельстве и был основан наш план. План заключался в спуске до поворота на Мезмай попутным Камазом, и в последующем пешем двенадцатикилометровом переходе до поселка с рюкзачками за спиной. Запасным вариантом на случай, если что-то не задастся, был звонок хозяину, чтоб спасал нас на своем дорогущем спецтранспорте.

По всему выходило, что уж с нашей-то стороны дорога в Мезмай одна, больше она никуда не ведет, заблудиться там негде, так что, сюрпризов не ожидается. Мы рассчитывали, что пойдет она еще и по красивым местам, где можно будет что-нибудь интересное посмотреть. В этом, кстати, мы ошиблись. Дорога шла то лесом, то полем. Не сказать, что места уж вовсе отвратительные, но и ничего особо интересного взору тоже не предлагалось. А самое главное — дорога была не просто непроезжая, от пешехода она также требовала неусыпного внимания — смотреть нужно было под ноги на булыжники, по которым идешь, а не таращиться по сторонам. Вообще, путь был пройден нами довольно успешно за 1 час 50 минут, и все же были обстоятельства, омрачающие его.

Во-первых, едва мы отошли от высадившего нас на трассе Камаза (почему-то поворот на Мезмай, по словам водителя, обозначался табличкой "Водопад Университетский") метров на триста, как навстречу нам неожиданно попался Москвичок, битком набитый утомленными туристами. Туристы, завидев нас, бодро шагающих к своей ясной цели, стали с надеждой расспрашивать, где же тут вышеозначенный водопад. А поняв, что наша целеустремленность — вовсе не следствие отличной информированности, а совсем наоборот, желчно сообщили, что они проехали по этой дороге уже километров пятьдесят, и что на ней нет не только водопада Университетский, но и никаких поселков Мезмай тоже не встречается. Плюнули нам под ноги и уехали со скоростью, значительно меньше нашей пешеходной (так дорога-то непроезжая!). Случай этот нас несколько смутил. Мы, впрочем, сразу же сделали вывод о том, что каждый километр непроезжей дороги казался недрессированному Москвичку за четыре. И все же, и все же.... А тут еще дорога, про которую все говорили, что "она там одна", вдруг разветвилась на три примерно равных по мощности продолжения. Рука потянулась к запасному варианту. Хозяин, у которого мы собрались уточнить правильность выбранного нами пути (в натуре ли "Водопад Университетский" означает "Мезмай", какая из трех дорог приведет нас куда надо, и точно ли ее длина менее пятидесяти километров), первый и единственный раз за всю историю наших с ним взаимоотношений трубу на звонок не поднял — запасной вариант накрывался медным тазом.

В условиях, когда "каждый спасает себя сам", стратегия была избрана следующая — идем вперед и вперед, выбирая каждый раз самую главную из ветвящихся дорог. Если до того времени, когда вероятное возвращение назад в светлое время суток станет сомнительным, поселок не покажется, то возвращаемся на трассу к людям, а там "будем посмотреть". И однако, оптимизма эта стратегия не добавляла.

Плюс жара, а после близких снежников Лаго-Наки и в отсутствии прохладных речек рядом она была очень и очень ощутимой.

Плюс постоянный спуск под уклон (означающий, как мы уже поняли в предыдущих вылазках, неизбежный постоянный подъем в случае необходимости возвращения).

Плюс никаких опорных точек, по которым мы могли бы сориентироваться. А ветвления продолжались! Как оказалось потом, все дорожные отвилки — это не настоящие дороги, это коротенькие дорожки до ближайшего (через несколько сот метров) лесозаготовочного склада. Но мы-то этого тогда не знали! Мы шли и шли, каждый раз выбирая "главную" дорогу. И мы не были уверены в успехе...

Мезмай показался впереди на исходе второго часа пути. Первый же дом, где мы решили спросить о гостинице сельсовета, оказался нужным нам домом — домом, где проживали заведующие этой гостиницей люди. ;0) К полудню мы уже имели крышу над головой, две койки, диван и массу раскладушек, холодильник и телевизор, воду (едва ли и не горячую), летнюю кухню с электроплитой и очаг с поленницей дров во дворе. У магазина нами были куплены помидоры, чеснок, дыни и абрикосы. В магазине — сало, хлеб, консервы, пиво и минералка. У местных жителей — домашнее вино. Рядом текла прохладная и приятная речка, с которой мы были знакомы еще с Лаго-Наки. Мавзолейный профиль вождя выступал над поселком из зеленого бархата покрытых лесами гор. Таинственные окрестности затерянного мира лежали перед нами. Жизнь налаживалась!

Весь мир у наших ногВесь мир у наших ног

Включая день прибытия, мы провели в Мезмае три дня.

День первый был потрачен на заброску в Мезмай, обустройство, купание в реке, отдых и рекогносцировку на местности.

На второй день мы бродили по Гуамскому ущелью.

День третий прошел в ущелье Курджипса.

На водопады Университетский и Школьный мы не ходили. Слишком далеко — мои лоции давали длину маршрута в 27 км — да и местные эти места не особо хвалили, пугая рассказами про монахов с автоматами в Святодуховом скиту, который, если следовать лоции, нужно было пройти. На полочку и на Михайлов камень мы не полезли по причине жары. Там нет воды — а значит, нет прохладных речек, кардинально меняющих климат вблизи себя.

К содержанию

День второй. Гуамское ущелье

Маршрут по Гуамскому ущелью представлялся легким — иди себе вдоль узкоколейки, пока не дойдешь до Гуамки, а потом возвращайся назад вдоль нее же.

Весь мир у наших ногРельсы начинались почти возле нашего дома, вышли мы рано, чтобы до жары углубиться в прохладное ущелье, через несколько минут поселок закончился, с каждым шагом обстановка становилась все более похожей на "Алису в стране чудес". Игрушечная дорожка петляла и уходила вдаль, горы смыкались над ней, речка — верная спутница узкоколейки — рокотала внизу.

Узкоколейка выглядела ухоженной, явно местами подлатанной — это было немного странно, т.к. мы точно знали, что рельсы где-то на маршруте порваны, и она не функционирует. И действительно, вскоре, перейдя мост, мы вышли на безрельсовый участок, он тянулся примерно с полкилометра. Дальше дорога возобновилась, и тут мы поняли, в чем дело — дорогу восстанавливают!

Со стороны Гуамки железная дорожка тянется к Мезмаю, и пройти ей осталось уже совсем немного. Восстановленный участок гордится новыми шпалами — нагретые солнцем, они издают легкий запах поезда. Вообще, сам вид горной железной дороги совершенно невероятен. Она совсем не прямая, как это принято у железных дорог, она петляет вдоль берега речки, местами в скале вырублены ниши, чтобы паровозик мог протиснуться, Курджипс то пенится порогами и перекатами, то уходит в глубокие каньоны, берега становятся все выше, река уходит все глубже, а склоны поднимаются от дороги уже к самому небу. Скалистые стены по обеим сторонам ущелья поросли самшитом и блестят водопадиками всех мастей — капают каплями, струятся ручейками, гремят потоками сбрасываемой воды или показывают обычно скрытое под водой скальное ложе пересохшего потока. Огромные камни, разбросанные по дну ущелья, будят в воображении картины грандиозных камнепадов, и становится немного жутко.
И никого....

Весь мир у наших ногВесь мир у наших ногВесь мир у наших ногВесь мир у наших ног

Мы шли очень медленно, разглядывая то речку внизу, то скалы сверху.

В какой-то момент наш путь по рельсам пошел между двух, совсем близко отстоящих друг от друга скал — стены ущелья и огромного камня, отвалившегося когда-то от основного склона. Углубляясь в этот тоннель, мы вдруг почувствовали, что рельсы гудят, будто по ним сейчас промчится поезд! Это было невероятно — ведь дорога-то смыта, мы уже прошли участок, где совершенно точно нельзя проехать. Но ощущение приближающегося поезда было так реально! Наверное, по рельсам, когда их никто не видит, мчатся призраки ходивших тут раньше и сброшенных оползнем в воду, бушевавшую далеко внизу, мотрисс... И все же, призраки-не призраки, а отступить с дороги в узком проеме между скалами было некуда, что-то неудержимо неслось нам навстречу, поэтому мы припустили бегом, вырвались на широкий участок, и тут... увидели вынырнувшую из-за скального выступа, куда уходила дорога впереди, дрезинку. Она везла рабочих восстанавливать оставшийся без рельсов участок. ;0)

Дорога поразила нас своей красотой и безлюдностью. И вдруг, на последнем участке пути, когда до Гуамки оставалось уже не более километра-двух, навстречу повалили просто толпы туристов. Группы туристов с огромными рюкзаками, компании, тащащие в авоськах уже разрезанные арбузы и пиво, прогуливающиеся парочки, родители с выводками детишек — люди все шли и шли, и мы не могли понять, откуда их выпустили, и где они скрывались раньше. Дойдя до Гуамки, мы это поняли. На открытых (видимо, для проезда той самой дрезины!) воротах висела табличка: "Проход закрыт. На дороге ведутся аварийно-восстановительные работы". Наверное, пока ворота были закрыты, все эти люди скапливались за ними в ожидании некоего "часа Ч" — часа открытия.

Уже в самой Гуамке мы вдруг поняли, что на обратном пути нас ожидают все те же 9 километров, что в общей сумме даст уже 18! ;0) И более того. Что уже стало жарко. Что ущелье теперь наводнено отдыхающими. Что раз мы шли сюда по течению реки, то обратно мы пойдем против, что для горных речек означает постоянное довольно неслабое восхождение вверх. Поэтому перед трудным возвращением мы решили подкрепиться в ближайшей кафешке, тем более, что в нашем Мезмае никаких заведений общепита предусмотрено не было, и нам приходилось питаться подножным кормом.

Пройдя безрельсовый участок дороги и уже выходя на финишную прямую, мы заметили впереди огромный Урал желтого цвета. Машина привезла запас шпал для рабочих, выгрузила их, а теперь отдыхала перед возвращением в Мезмай. Цвет Урала (а также воспоминания рассказов об автобусе на базе Урала, который только и может сюда проехать) вызывал нездоровые ассоциации с такси. И вдруг, поравнявшись с машиной, мы услышали от водителя, сидящего на обочине: "Такси воспользоваться не желаете?" Вновь показалось, что в кустах мелькнул белый кролик из Алисы... Такси мы воспользоваться не желали, но вспомнили о группе туристов человек из двадцати метрах в двухстах позади нас — идти группа уже не могла, а потому вперемешку с рюкзаками лежала вокруг дороги плашмя. В такси, причем, именно в таком, группа, похоже, нуждалась и сильно. "А, эти — разочарованно протянул "таксист", — с ним я уже говорил, у них денег нет". И, погромыхивая бортами и вальяжно покачиваясь, "такси" покатило домой.

На обратном пути из Гуамки мы вышли на крейсерскую скорость, и менее чем через два часа уже купались в Курджипсе перед входом в поселок. Дорога же утром из Мезмая до Гуамки в прогулочном темпе заняла часов пять.

К содержанию

День третий. Ущелье Курджипса

Курджипс сопровождал нас и в предыдущий день по дороге до Гуамки, но на этот раз наш путь лежал по второму из трех сходящихся в поселке ущелий — вверх по течению реки.

Наш маршрут был довольно внятно описан в лоции, которую я скачала из Интернета перед поездкой. Маршрут ведет от шестиметровой чаши Курджипса к водопаду Исиченко, двум пересыхающим водопадам (Сандиков и Пальмовый), стоянке древнего человека и обзорной площадке на самом верху ущелья. Пользуясь лоцией, мы легко обошли опасные места подъемов и со знанием дела осмотрели все самое интересное на нашем пути. Отклоняясь от описанного маршрута в поисках мифического обещанного нам хозяйкой, но почему-то не упомянутого ни одной лоцией четвертого водопада, облазили еще и близлежащие окрестности, искупались в холодном-холодном (солнце-то сюда почти не заглядывает!) Курджипсе.

Весь мир у наших ногЧто удобно — тропа, действительно, относительно легко проходима, хоть и петляет вверх-вниз по довольно крутому склону, покрытому самшитовым лесом. Но как раз заросли самшита очень сильно облегчают движение по ней — скрывают пугающие обрывы, подставляют под руку стволики подержаться и плетут лесенки корнями... А самое классное — возвращаешься в поселок уже совсем другой дорогой. Во-первых, она легче — она выводит из ущелья наверх и дальше, на лесную дорогу, ведущую в Мезмай — а к возвращению уже устаешь. Ну, а во-вторых, не очень интересно ходить по одним и тем же местам туда-обратно.

И безлюдна! Вот эта тропа реально безлюдна! Интересно, почему? Там так красиво! За весь день мы встретили лишь двоих туристов. Они шли в Лаго-Наки.

Мой вид на маршруте настоящих туристов, конечно, возмущает. Они такие серьезные — с огромными рюкзаками, с палками, в специальной треккинговой обуви. Идут. В поход. И тут вдруг я — то ли в халате, то ли в сарафане и домашних тапочках, прогуливаюсь по их туристским тропам, как у себя по кухне. Это обстоятельство принижает серьезность их туристического подвига...

Весь мир у наших ногВесь мир у наших ногВесь мир у наших ногВесь мир у наших ног

И в этот раз получилось именно так. Некоторое время мы тянулись вослед этой серьезной группе, периодически нагоняя ее на привалах. А потому что у нас и привалов-то не было. Чего приваливаться? Мы же без рюкзаков, без фанатизма — гуляем мы просто. ;0) Мы портили им красивейшие водопады или скалы своим присутствием, а они даже не могли позволить себе переждать, пока мы освободим место, т.к. должны были двигаться дальше — впереди им предстоял серьезный и долгий путь. Мы понимали всю неуместность своего появления на их пути снова и снова, и честно старались притормозить, подольше рассматривать все вокруг — дать им оторваться. Но прогуливаться без поклажи сильно легче и быстрее, поэтому мы так и натыкались на них до тех пор, пока, в какой-то момент тропа не перестала быть различимой, маршрут на Лаго-Наки не оборвался (стрелка разметки тропы на этом месте символично указала вертикально вниз!), и им не пришлось возвращаться. Рассудив, что если уж они пройти не смогли, то нам и пробовать не стоит, мы тоже вернулись к маршруту (прощай, четвертый водопад!), описанному лоцией, предварительно искупавшись в реке.

Весь мир у наших ногОбратная дорога в поселок довольно долго шла по балке пересохшего водопада. Он хоть и пересох, но кое-где в сумеречных закоулках сохранились наполненные прозрачнейшей водой углубления и ручейки. Я в них купалась, представляя себе, что же бывает на этом месте, когда поток водопада полноводный и бурлящий ;0)

Лесная дорога проходила по зарослям падуба и ягодного тиса — удивительное хвойное дерево с плоскими иголками и ярко-красными ягодами. Жалко, что ягод не было! Не сезон...

Так и не знаю, дошли ли наши попутчики до Лаго-Наки. Местные нам рассказали потом, что там, где тропа оборвалась, следовало спуститься к реке и переправиться на другой берег (вот что означала стрелка вниз!), некоторое время тропа идет по нему, а потом возвращается назад...

Дополнительные фотоматериалы

Ольга Фохт (Anykey), olya@olya.botik.ru.