Ночью в зоопарке тихо. Слышно только, как пара лемуров бегает по клетке. В круге света от небольшой лампочки сидят несколько обезьян. Издали их можно принять за группу людей. Самый крупный из них орангутанг Джеймс. Вооружившись старинными очками, он листает газету, которую он вытащил сегодня утром из кармана служащего зоопарка. Джеймс чем-то напоминает пожилого мудрого человека, особенно когда посматривает на окружающих поверх очков, и, перелистывая страницы, даёт прочитанному свой комментарий. Звери переговариваются вполголоса. Так, чтобы не разбудить спящего в углу вольера сторожа зоопарка дядю Жору.

— Ну, что там, на передовице? — спрашивает старенькая шимпанзе Изабель. В прошлом цирковая артистка, она до сих пор не выходит к публике не причесавшись и не прицепив к волосам фантиков из-под конфет.

— Депутаты приняли новый закон. Теперь за руль можно садиться, выпив бокал пива.

— Пива! — простонал в своём углу дядя Жора.

Неодобрительно покосившись в угол, Джеймс продолжал:

— Они здесь пишут, что выпив пива, можно не только сидеть за рулём, но даже ездить!

— Ужас! — вздохнула Изабель.

— Так,— а здесь у нас хозяйка оставила любимой собачке двадцать миллионов долларов.

— Ого, — пискнул один из лемуров. — где бы себе такую хозяйку отхватить!?

— А что бы ты сделал, будь у тебя деньги?— спросил второй лемур, — заказал бы самолёт в Африку?

— Иди ты сам в Африку! Чтоб меня там зулусы съели?

— Да-а, протянул Джеймс и, передав газету Изабель, не торопясь, прикурил сигарету.

— Ах, это неподражаемо! — Здесь описывают такие способы эпиляции! Нужно взять на вооружение! — Изабель очень любила рубрику "Уход за телом и лицом".

— Смотри, не переусердствуй, — подала голос молодая макака Джулия. А то опять придётся для тебя у тёток парики воровать!

— Я, собственно, никого и не просила,— обиделась Изабель.

— Не могу же я допустить падение нашего рейтинга!

— Как будто это в вашей власти! — пропел тенорок из дальнего угла вольера. В кольцо света выбрался молодой гамадрил Тимми. — Здесь ходят исключительно на гамадрилов!

— У-у, нарцисс недолеченный, — Джулия отвернулась и начала нервно приводить в порядок свою прическу.— Кроме своего отражения в зеркале видеть никого не желает.

— Ну почему же... Утром ко мне приходят такие приятные молодые люди!— Тимми действительно не мог оторвать глаз от маленького зеркальца.— Гостинцев, знаете ли, приносят, пива.

— Пива!— послышалось из дальнего угла.

— Утром, Жора. Потерпи! — Тимми осторожно забрал газету у задремавшей Изабель.

— Читай дальше, — потребовала Джулия,— кулинарную страничку.

— Может, о рыбалке?

— Ну, или о том, как готовят рыбу.

— Если найду.

— Ну, ладно.

— Да читайте же, наконец! — пискнули лемуры.

Старенькая Изабель, потеряв равновесие, проснулась.

— Нет, не хочу, я передумал! — Тимми вскочил и начал разминаться. — В нашей жизни главное — форма!

Наконец, Джулия открыла кулинарную страничку: "Последние тенденции авангардной кулинарии", в стихах! "Если взять кусочек сала и в сиропе отварить, а потом горчицей смазать, гоголь-моголем залить, и тушить минут пятнадцать, и добавить борщик, ваши гости будут драться за кусок побольше"!

Джеймс хрюкнул, Изабель робко сказала:

— Может, хватит?

Но Джулия продолжала: "Лук сварили в молоке, измельчили в блендере, и, добавив ложку мёда, получили ...!"

Тимми выхватил газету и, скомкав, бросил её в угол.

— По мне уж лучше орешки с пивом.

— Пива! — донеслось из-под газеты.

— Он тоже с пива начинал, — Джеймс кивнул головой в сторону дяди Жоры.

— Не учите меня жить! — отрезал Тимми.

— Нахватался, — гнул линию Джеймс. — Жоркин лозунг перенял. Меньше бы о форме пеклись, больше о сути, о содержании.

— Ага, содержание. Вон, Изабель — духовное совершенство, а ириски ты, между прочим, только Джульке презентуешь! Вот тебе и вся суть!

— У меня зубы не для ирисок, — прошептала Изабель.

— Ничего, он вчера ещё зефир зажилил, — не унимался Тимми, тоже твои зубы пожалел?

— Ах, так! — взорвалась Джулия.- Там ещё и зефир был! Проповедник!

— В шоколаде...— подлил масла в огонь Тимми.

— Мой любимый зефир!— прищурилась Джулия. — Ну, ладно, попросишь тебе ещё блох поискать...

Джеймс, не переменив выражения лица, попытался прикурить сигарету с другой стороны. Обжёгся и бросил её на пол.

— Аккуратнее — процедил Тимми, затушив окурок.

Джеймс поплелся в свой вольер.

Общественное мнение в лице пары лемуров пребывало в шоке.

Ночь прошла. Субботнее утро вышло солнечным и богатым на гостей. Гости принесли пива и всего, что могло прийти им в головы. Народному любимцу Тимми ничего не стоило выпросить у толстого мужчины едва початую полторашку. Публика долго хихикала, пока обезьяна с видом знатока дегустировала напиток. Затем на запах явился дядя Жора, и смех перерос в овацию. Такой репризе (постоянные посетители зоопарка готовы были ручаться) позавидовали бы любые клоуны. Люди с удовольствием наблюдали, как сторож гоняется за гамадрилом по вольеру. Сочувствующие, войдя в положение, предлагали Жоре пиво даром. Жора благодарил, и, взяв угощение, продолжал погоню за Тимми. В конце концов бутылка доставалась царю природы. Опустошив её, сторож возвращался в свой угол и засыпал. Посетитель шел валом. Это и был рейтинг. Из-за рейтинга начальство терпело Жору, а бабушки вели антиалкогольную пропаганду среди внуков на конкретном примере.

Обитатели зоопарка не заметили, кто бросил в вольер шоколадный зефир в яркой обертке. Через секунду гостинец был в руках у Изабель — цирковое прошлое всё ещё давало о себе знать. Джулия взвизгнув, бросилась к ней. Изабель сделала пас в сторону Джеймса, но, к сожалению, впустую. Он ещё, оглядываясь, топтался в поисках зефира, а Тимми со снисходительной усмешкой нёс угощение Джулии.

— Запомни этот день, малышка. Отныне блох ты ищешь исключительно у меня. Согласна?

Джулии давно надоели кучи фруктов в кормушке, и, когда Жора искал там себе закуску, она только презрительно фыркала.

Не сводя глаз с зефира, макака кивнула. Тимми медленно развернул фольгу, протянул ей лакомство. Когда пальцы Джулии были в сантиметре от гостинца, гамадрил молниеносно отправил зефир себе в пасть. Возмутиться никто не успел. Тимми вдруг застыл как столб, подпрыгнул на метр вверх, и, сделав немыслимые антраша всеми конечностями, выпучив глазёнки, побежал к корыту с водой. Вылакав полведра, он стал запихиваться всеми фруктами, что попадались ему на глаза. Выплюнул их в сторону публики и снова бросился к корыту.

Все недоуменно переглянулись.

— Перец! — констатировал Жора, приподнявшись на локте. И снова рухнул в солому.

Всё стало ясно. Зефир начинили перцем. И виновник всего этого потешался сейчас совершенно безнаказанно.

Вечером Джеймс как обычно сидел во главе "стола". А бывший премьер Тимми больше никогда не принимал угощение из рук гостей. Жора ходил злой. Рейтинг начал катастрофически падать.

Любовь, ruta67@mail.ru