Я хочу поговорить с вами о жире. Как мне кажется, жир сегодня — самое чувствительное место в организме человека. Разумеется, не физиологически. Речь идет о нашем отношении к жиру. Если рассматривать жир объективно, то он выглядит вполне дружелюбно и неопасно. Однако сама мысль о нем вызывает у многих приступ тошноты, отвращение и беспокойство. Как такая безобидная субстанция смогла получить такое волнующее символическое значение?

За время существования нашей цивилизации вокруг нескольких кубических сантиметров на поверхности тела сгустилось огромное количество мифов, правил, табу и предрассудков.

Во все времена люди вели множество драматичных диалогов с зеркалом. Но никогда узкие телесные рамки не имели такого решающего значения, не разрушали так много жизней, самоуважение и здоровье людей. Из-за них совершаются самоубийства, люди боятся быть исключенными из общества. При этом не из-за распущенного сексуального поведения или политических взглядов, а из-за пары "спасательных кругов" на талии. Что это? Массовый психоз? Почему совершенно разные люди, даже самые интеллектуальные и психологически грамотные, так страстно хотят соответствовать некоему идеалу, вымышленному кино и глянцевыми журналами?

У каждого из нас есть тело. Но кроме этого мы обязательно создаем себе собственный психологический образ нашего тела. (или, точнее, образы). Часто наш психологический образ тела далек от реального. Мы предъявляем свои образы миру в надежде на внимание и любовь. А в ответ получаем упрямое непонимание.

Мы болезненно фантазируем о том, кем они нас воображают, мы беспомощно зависимы от их суждения. Мы отданы на милость других, на которых нельзя положиться, чтобы собрать себя воедино.

Ах, если бы только мы могли узнать, кто мы есть, какого мы размера, как мы выглядим, как окружающие видят нас! Тогда, наверное, мы смогли бы понять друг друга и избавиться от одиночества.

Мы все используем образы тела для того, чтобы контролировать то, что думают о нас окружающие. Мы используем образ своего тела, чтобы контролировать себя, ставя самоуважение в зависимость от показания весов. Когда мы понимаем, что не можем контролировать свой внешний образ, мы чувствуем беспомощность или ярость.

Моя знакомая обреченно наблюдает за тем, как рушится ее бизнес. Она почти бог в организации мероприятий. Вот уже несколько лет она ведет непрекращающуюся войну с лишним весом, и пока жир побеждает в этой борьбе. Она говорит: "Я понимаю, что в этом бизнесе надо быть в определенной форме, а с таким весом я не могу даже выйти на нужную тусовку, или встретиться с заказчиком. Мне остается сидеть в глуши, на даче, чтобы никто меня не видел, и общаться с людьми через Интернет". Я убеждена, что в случае с моей знакомой удручающее впечатление на окружающих производит не ее вес, а ее постоянное беспокойство, несоответствие поведения маленькой девочки, привыкшей быть в центре внимания, внешнему облику зрелой женщины.

Во все времена человечество вело много драматических диалогов со своим отражением в зеркале. Зеркало опасно тем, что она создает иллюзию — то, что я вижу и есть Я. Когда зеркало отражает не то, что мы хотим видеть, это приводит нас в ярость. Зеркало — это воображение, а не отражение реальности. Мы болезненно зависим от того, кого мы видим в зеркале. Эта зависимость может стать смертельной опасностью исчезновения, потому что мы не чувствуем себя, если не видим своего отражения в зеркале. Мы испытываем сильную тревогу каждый раз, когда оказываемся на виду, наш страх предъявления себя ведет к тому, что мы пытаемся исправить неправильное восприятие при помощи исправления нашего облика.

Мы меняем одежду, становимся рабами жестких диет и правил, изнуряем себя физическими упражнениями, начинаем бояться жира, как опасного зверя, который грозит уничтожением всего нашего благополучия.

Мы остро реагируем на противоречие между нашими представлениями о том, как нас видят окружающие и тем, как мы хотим выглядеть. Это противоречие заставляет нас еще сильнее стремиться к недостижимому эго-идеалу. Мы стремимся сделать себя доступными для понимания, совершенствуя свой внешний облик и забывая о чувствах и внутреннем содержании.

Американский автор Дуглас Купленд считает, что археологи будущего, раскопав через пару тысяч лет наши фитнес — клубы, окрестят наше время "эпохой пыток". Неужели мы не можем просто прекратить это? Или же вся наша сущность — это интерес к поверхностному?

Часть истины, которую мы не хотим видеть, заключается в том, что в жире есть нечто здоровое. Недостаток жира сильно вредит здоровью. Без достаточного количества жира тело может усохнуть, волосы становятся тусклыми, кожа сухой, слизистая оболочка гениталий пересыхает, телесные соки исчезают и секс превращается в чистую рутину. Установлено, что при дневном приеме менее чем 1700 калорий, сексуальные фантазии и мастурбация прекращаются. С нехваткой жира трудно родить детей. Жир защищает организм от переохлаждения, поэтому огромное количество жировых клеток живет под кожей и хорошо там функционирует. Большое количество жировых клеток должно находиться вокруг внутренних органов, в мышцах, между слоями тела. Эти клетки защищают органы от толчков и сотрясений. В фигурах молодых девушек жировые клетки заполняют неровности костной и мускульной ткани, и это делает их кожу ровной и гладкой. Лишнего жира у них нет. Каждая жировая клетка- это склад, который хранит запасы шариков масла, которое необходимо ядрам всех клеток.

Но массовая липофобия — боязнь жира — требует от нас все больших жертв, становится причиной неврозов и человеческих трагедий. В какой-то момент мы перестаем справляться, мы теряем контроль. И вот однажды, когда мы планируем пойти в спортзал, ноги сами ведут нас в ближайшее кафе, где мучимые чувством вины мы заказываем кусок пирога (боже, сколько калорий) и даже (гулять, так гулять!) коктейль (еще калории) и мучимые одновременно чувством вины и острым запретным наслаждением, даем клятву завтра с утра сделать в два раза больше упражнений и заодно весь день провести на кефире. Не правда ли, библейская история греха и наказания?

Почему же жестокий современный бог, измеряющий любовь в килограммах, так легко заменил идею древнего бога, что все мы созданы по образу и подобию божьему? Не потому ли, что нам все страшнее заглядывать внутрь себя, и мы занимаемся внешним, убегая все дальше и дальше от нашей внутренней сущности?

Инесса Астахова