Первый раз в первый класс, первая любовь, первый поцелуй, первый рабочий день, первое слово сынули, его первые шаги... Первую сдачу крови я с гордостью ставлю в этот ряд важных и запоминающихся событий моей жизни.

Когда ко мне впервые пришла идея сдать кровь? Не знаю. Может, в далёком детстве, когда, будучи маленькой девочкой, нашла в маминой шкатулке крошечный значок в виде капельки крови. Тогда мама рассказала, что ещё студенткой вместе со своей группой пришла на станцию переливания крови и стала донором.

Или 12 лет назад, когда троюродному брату после операции потребовалось переливание родственной крови. Клич с просьбой сдать кровь для Жени был обращён ко всем родственникам, но кровь по результатам анализов взяли всего у трёх. Среди доноров оказался и мой папа.

А может, в то время, когда лежала 3 года назад на сохранении. Получилось так, что в моей палате лежала свекровь со снохой. Сноха, как я и, сохраняла свою беременность, а свекрови предстояла операция по удалению органов женской репродуктивной системы. После операции медсестра пришла к снохе с информацией о состоянии свекрови, а заодно предупредила, что той не выдадут на руки больничный лист до тех пор, пока она не предоставит справки о том, что 10 человек на станции переливания крови сдали свою кровь: свекрови пришлось сделать переливание крови, и банк крови нужно пополнить. Сноха принялась обзванивать всех своих родственников, знакомых и друзей с просьбой сдать кровь, а я подумала, что плохи дела в этой области медицины, раз медработники шантажом заставляют людей становиться донорами.

Нет, осознанная идея о донорстве, скорее всего, возникла 2 года тому назад, в реанимационной палате после экстренного кесарева сечения. К счастью, ни мне, ни сыночку переливание крови тогда не потребовалось. Но вот к моей соседке по реанимации в 5 утра пришла неонатолог за подписью, что та согласна на переливание крови её дочери (якобы у девочки началось внутреннее кровотечение, срочно нужно переливание делать). Врач не стала скрывать, что хоть донорская кровь и выдерживает 6-месячный карантин и, предназначенная для новорожденных, проверяется 2 раза, всё равно она не абсолютно безопасна, и с ней могут передаться многие болезни, включая разные виды гепатита и даже ВИЧ. Соседка, сама медик, предложила свою кровь. Но врач отказала ей в этом, т.к. она и так во время операции потеряла много крови. Соседка долго с ней спорила, но, понимая, что медлить нельзя, нехотя согласилась, подпись поставила. Неонатолог ушла, а у молодой мамочки началась истерика. Днём за ней пришла медсестра из детской реанимации (нужно было начать кормить дочку грудью), и та проболталась, что переливание делали днём, т.е. почти за сутки до того, как врач пришла за подписью. Получается, медики перелили кровь, убедились, что нет осложнений, а уж потом принесли бумагу на подпись. А если бы кровь не подошла, и девочка умерла, то списали бы всё на тяжёлые роды и о переливании бы умолчали? Я тогда просто ужаснулась, насколько всё продумано было, чтобы потом у мамочки к врачам претензий не было, если бы девочка умерла.

Месяц назад на двери супермаркета с детскими товарами я прочитала объявление о том, что для ребёнка срочно нужны доноры с IV группой крови. Раз администрация магазина разрешила поместить это объявление на двери, значит, кровь действительно была нужна. У меня III группа крови, так что помочь этому ребёнку я не могла и с донорством решила не спешить.

Недавно я прочитала, что беременные женщины, которым однозначно предстоит кесарево сечение, на поздних сроках могут сдать свою кровь в роддоме, в котором планируют рожать. В случае экстренной ситуации женщине или её ребёнку вольют именно эту, родную кровь, а не чужую, и возможность осложнений после переливания будет минимальной. Правда, кровь принимают не в любом роддоме, а только в том, где есть возможность кровь забрать, исследовать и сохранить до оперативных родов. К сожалению, в нашем городе в роддомах такой возможности нет, а мне при второй беременности, скорее всего, предстоит кесарево сечение, т.к. первые роды завершились именно этой операцией. А вдруг, если я сдам кровь на станции переливания крови, а потом мне или моему ребёнку потребуется переливание, попадётся именно моя донорская кровь? Конечно, это маловероятно. Хотя...

Реклама по телевизору, призывающая стать донором, лишь укрепила моё решение сдать кровь. Но сначала мне самой нужно было восстановиться после оперативных родов, а после оказалось, что во время кормления грудью кровь сдавать нельзя. Потом для возможности прохождения медосмотра для допуска к работе мне потребовалось сделать прививки от дизентерии и гепатита. А после них должно было пройти не менее месяца, чтобы стать донором. Учитывая, что прививка от гепатита делается в 3 захода с разницей в 1 месяц и полгода, мой поход в центр переливания крови отодвинулся ещё дальше. А потом сына не с кем было оставить... Одним словом, была масса причин не сдавать кровь. Известная мудрость гласит: «Если человек чего-то хочет, он найдет тысячу способов, чтобы это сделать. Если нет — тысячу отговорок, чтобы этого не делать».

Во время одного из вечерних разговоров с мужем я заикнулась о том, что вообще-то хотела бы сдать кровь. Супруг предложил сделать это вместе. Мы решили, что сначала я узнаю о том, какова процедура регистрации и сдачи крови именно на нашей станции переливания крови, а потом уже вместе будем сдавать кровь.

На днях я отправилась по делам, станция переливания крови оказалась на моём пути (в Чите, где живу я, она находится на ул. Балябина,5). Зашла узнать, что почём, паспорт был с собой. Сдав одежду в гардероб и получив одноразовые бахилы, я поднялась в регистратуру на 2-й этаж. Очереди как таковой не было, но передо мной молодая девушка в полосатой кофте заполняла анкету донора. Когда я сказала, что хочу стать донором, в регистратуре мне выдали точно такую же анкету и попросили паспорт. Вопросы анкеты были простые, однако некоторые из них меня поставили в тупик. Например. «Употребляли ли Вы за последние 4 часа пищу?» Пришлось искать часы (часы в регистратуре стояли, мои наручные сломались, поэтому на помощь пришёл мобильный телефон), вспоминать, во сколько же я завтракала, а потом вычислять, прошло больше или меньше 4 часов. Меньше! Ура! Иначе бы меня отправили домой. Ещё вопрос о дате последних месячных заставил меня несколько напрячь память. Потом регистраторша подала мне 2 бумажки, под которыми я должна была поставить сегодняшнее число и свою подпись. Подписывая первую, я заявляла, что не являюсь носителем указанных заболеваний, которые были перечислены, и в случае обмана соглашалась нести то ли уголовную, то ли административную ответственность — точно не помню. Подписывая вторую бумажку, я заявляла, что донором становлюсь добровольно и соглашаюсь получать СМС с просьбой явиться на станцию для сдачи крови, если это потребуется. Ещё одну подпись я поставила в карточке, которую на меня завели как на донора. Пока оформлялись все бумаги, успела прочитать объявление на стене о том, что донорами могут стать только те, кто имеет постоянную городскую прописку или временную, но не менее чем на 6 месяцев. Странно, ведь это является нарушением прав человека.

Очевидно, мои анкетные данные устроили регистраторшу, поэтому та направила меня в кабинет первичного анализа крови. Мобильный телефон надлежало выключить, и я отправила мужу, который остался с сынулей дома, СМС о том, что сдаю кровь. Опять передо мной была девушка в полосатой кофте. Своей очереди ждать пришлось недолго. Лаборантка взяла у меня кровь из пальца и сразу же начала делать анализы, смешивая капли крови с различными реактивами. Во время своей работы она спросила о том, какая у меня группа крови. Я ответила, в свою очередь спросила у неё, с какой группой крови приходят на станцию чаще всего. Оказалось, что с O и I. «О, да у меня редкая группа крови!» — подумала я. Однако не такая уж и редкая: IV встречается ещё реже (это подтверждало и объявление на двери магазина).

С результатами анализов (заметила, что у меня достаточно высокий уровень гемоглобина — 156) меня направили к врачу. Толком я не успела прочитать на табличке его специализацию, запомнила только, что «транс...лог», как шедшая обычно передо мной девушка вышла из кабинета и направилась к выходу: «забраковали». Неудивительно, что после этого мой пульс во время измерения был выше нормы. Врач-мужчина меня пытался успокоить и одновременно задавал многочисленные вопросы о моём здоровье. Подспудно измерил моё давление, температуру тела, проверил вены на руках и живот на отсутствие сыпи. Спросил и про мой вес: оказалось, что у тех, кто весит меньше 50 кг, кровь не берут, т.к. в таком худом теле крови и так мало. Врач несколько раз предупредил, что лучше мне его не обманывать. А я и не собиралась. Какая в этом может быть выгода? После допроса-осмотра врач направил меня в буфет, где я должна была выпить сладкий чай с сухарями, а потом подняться на 3-й этаж собственно для забора крови.

Сахар в чай я не кладу уже 4 года, с того момента, как села на «Кремлёвскую диету», запрещающую принимать в пищу углеводы. На диете я продержалась лишь до вечера, но чай с сахаром не пью до сих пор, поэтому предложенному в буфете станции переливания крови сладкому чаю не обрадовалась: выпила его как лекарство.

На 3-м этаже меня ожидал очередной стол регистрации, где мои данные ещё раз проверили по компьютеру и снова зарегистрировали. Затем пригласили в комнату, где предложили снять обувь вместе с бахилами и выдали другие, тряпочные белые, и белый халат. Руки и лицо вымыть не предложили, т.к. в здании была отключена вода, хотя сделать это было бы нужно.

Потом я зашла в зал забора крови. Там стояло 6 больших кресел в 2 ряда, пред которыми располагался телевизор. Меня попросили сесть в кресло, в котором кровь берётся из правой руки. Я послушно согласилась, хотя теперь знаю, что зря: надо было настоять на сдаче крови из левой руки. Пока меня готовили к забору крови, заметила, что из доноров я осталась одна: сидевшая рядом женщина кровь уже сдала и ушла. Медсестра, которая сладила за мной, оказалась очень милой женщиной, с ней мы даже немного поболтали. Немного, потому что вся процедура забора крови длилась не дольше 10 минут.

Несколько слов собственно о сдаче крови. Руку кладут на специальную подставку, обрабатывают район локтевого сгиба разными растворами. Руку выше локтевого сгиба туго перетягивают резиновым жгутом, предлагают «поработать кулачком», в вену вводят иглу (неприятно и даже немного больно), на конце которой прозрачный шланг, ведущий к резервуару, который наполняется кровью. Потом нужно редко, но с силой сжимать пальцы в кулак. Медперсонал постоянно интересуется самочувствием: не кружится ли голова, не маячат ли перед глазами мошки, не тошнит ли. У меня минут через 5 в кончиках пальцев стали бегать мурашки, медсестра ослабила жгут, мурашки тотчас пропали. После забора крови на место укола мне была наложена тугая повязка, которая немного ограничивала движение руки — вот почему я пожалела, что кровь брали именно из правой руки. Медсестра предупредила, что до следующего дня горячую ванну не принимать, тяжести правой рукой не поднимать, резких движений не делать, не бегать (этот запрет она проиллюстрировала историей о том, как одна женщина после забора крови решила перебежать дорогу и упала прямо под колёса автомобилей). Нужно много пить (тёплый сладкий чай), а если закружится голова, лечь с поднятыми ногами, чтобы кровь быстрее прилила к голове.

Когда я уже выходила из зала, мне навстречу шла одна женщина и двое мужчин, которые, как и я, решили сегодня сдать кровь.

После того, как я сняла халат с бахилами и надела свои ботинки, мне предстоял поход к бухгалтеру. В кабинете бухгалтерии кипела работа: 3 женщины наполняли прозрачные пакеты футболками, игрушечными сердечками, книжками и ещё чем-то — видимо, готовили подарки участникам какой-нибудь акции типа «Сдай кровь — подари жизнь». Одна из женщин отложила в сторону сердечки и под роспись выдала мне справку о том, что я сдала кровь и мне положен дополнительный день отдыха, который по своему желанию я могу использовать в любой день или присоединить его к своему отпуску. Потом бухгалтер вернула мне одну из бумажек, которую я должна была отдать ей, по которой, оказывается, мне положена денежная компенсация за обед. Денег в кассе не было, поэтому мне было велено за деньгами прийти в следующем месяце, а лучше узнать о выдаче денег заранее по телефону. Не знаю, сколько именно денег составляет эта компенсация, не уверена, что приеду за ней специально, но приятно, что она вообще есть.

Всё, можно с облегчением вздохнуть. В гардеробе получила свою куртку, включила телефон и направилась к выходу. Теперь мне возвращаться сюда можно будет не раньше, чем через 2 месяца, т.к. женщинам можно сдавать кровь не чаще 5 раз в год. «Чтобы стать почётным донором, нужно сдать кровь 40 раз. Значит, раньше, чем через 8 лет, почётным донором мне не быть», — как-то с досадой подумалось мне.

От станции переливания крови я отошла уже более чем за квартал, как проходившая мимо девушка мне весело сказала: «Вы в бахилах идёте!» Я взглянула на ноги: мои ботинки продолжали быть облачены в ярко-синие бахилы. Обидно, что никто раньше мне не сообщил о них, и тот факт, что синий — цвет этого сезона, душу не грел. При всём честном народе бахилы я сняла и поспешила выбросить в ближайшую урну.

До дома я добралась без приключений: голова не кружилась, ничего не болело, равновесие не теряла. У порога квартиры встретил недовольный муж: «Сначала надо было обед приготовить, а уж потом заниматься общественно-полезным делом!» Он очень оскорбился не тем, что кровь сдала без него, а тем, что ему самому пришлось думать, чем бы накормить сына и что съесть на обед самому. А что тут думать? Двухлетний сын преспокойно бы съел на обед растворимую детскую кашу или пюре, овощное или фруктовое, в запасе целый ящик. И что за труд почистить сваренную мной картошку и пожарить её с луком?! Мне хотелось рассказать подробности «геройского подвига», а тут такое...

Повязку с руки я сняла только вечером: раньше как-то было боязно это делать. Медсестра предупредила, что ярко-оранжевое пятно от асептического раствора на месте укола смоется через несколько дней. Так оно и случилось.

Зачем я рассказала обо всём этом? Похвалиться: «Посмотрите на меня-героиню»? Похвастаться: «А я смогла»? Нет, нет, нет! Я и не призываю броситься всех поголовно сдавать кровь, хотя стоило бы это сделать, ведь процедура сдачи крови занимает достаточно мало времени (у меня — ровно 1 час), практически безболезненна (укол иглы не считается) и не причиняет вред здоровому организму. Просто хочется поделиться своей радостью от случившегося со всеми и помечтать, что именно моя кровь спасёт жизнь другому человеку.

АХ, habarovaan@mail.ru