Содержание:

— Беру средство от насекомых для тела и для одежды, мазь после укуса кого-нибудь, антибактериальные салфетки — несколько упаковок, сертификат о прививке от желтой лихорадки, таблетки от малярии, средства первой медицинской помощи, бинокль, фонарик, обеззараживающий гель для рук, — отчитывалась я супругу, когда собирала чемодан в поездку. Такое необычное наполнение сумки объясняло суть путешествия — мы едем в Африку!

Мои скромные познания об этой стране ограничивались только экватором, Сомали, стихотворением Чуковского об Айболите и мультфильмом «Король-лев». Поэтому хотелось быть готовой к любым неожиданностям.

К содержанию

Кения. Начало сафари

Кения встретила нас прохладной погодой и буйной растительностью. Яркое теплое солнце и сочный зеленый цвет с непривычки резали глаза. Вынужденные прищуривания напрочь убирали с лица признаки европеоидной расы и делали меня настоящей азиаткой.

В воздухе пахло нашей уральской весной. Мы ехали через Великий Африканский Разлом — одно из самых интересных мест на планете. Он образовался в результате тектонического движения земных плит иного миллионов лет назад. В дороге мы удивленно разглядывали животных: зебры, как ни в чем не бывало, паслись в общем стаде с козами, коровами, ослами.

Разместившись в отеле и оставив там свои вещи, мы поехали на вечернее сафари. Наш водитель Соломон с красными склерами глаз, говоривший на ломаном английском с акцентом суахили, обещал в наш первый вечер показать что-то интересненькое.

Вся территория национального парка рассечена дорогами, с которых категорически нельзя съезжать. Все это контролируется смотрителями территорий и в случае нарушения правил — наказывается. Поэтому ехали мы по заранее определенному маршруту и разрешенной скоростью.

Кстати, на таких сафари водителя надо слушаться и уважать. Только от него зависит, как пройдет поездка. Наш джип был оснащен рацией, и благодаря этому мы были в курсе, когда и где появлялись животные.

Сафари в Африке

К содержанию

Жирафы и пеликаны

Поднятая крыша джипа открывала широкие возможности для наблюдения. Вот за акацией показался жираф. Окинув нас брезгливо взглядом, он принялся жевать листья. Наше присутствие его ничуть не смутило — туристы с высовывающимися головами из машин для фауны Африки вот уже на протяжении 40 лет постоянное явление.

Все движения жирафа неторопливые, достойные, величественные, походка умедленная и плавная. При каждом шаге он поочередно поднимают обе ноги каждой стороны, а опирается на ноги стороны противоположной. Такой тип движения называют иноходью, и он прекрасно ею пользуется.

Наконец мы подъехали к озеру Накуру, где находится самое большое гнездовье розовых фламинго на земле. Говорят, когда они тысячами садятся на воду, весь водоем окрашивается в цвета заката. Но так как озеро в это время было полноводным, а фламинго любят, где помельче, эти птицы, не дождавшись нас, мигрировали в другое место.

Зато нам посчастливилось увидеть розовых пеликанов. Весь горизонт пылал розовым цветом, а озеро буквально вскипало под их движениями. Одни взлетали, другие пикировали и громко плюхались в воду, третьи устраивали «перепалки» между собой. Этот процесс показался нам бесконечным, и мы поехали в отель.

Стемнело быстро. Днем мы заметили, что территория отеля ничем не огорожена, и этот факт не способствовал долгим вечерним прогулкам. Закрыв все окна (под балконом ходили бабуины), заткнув все щели под дверью (потому что соседи увидели маленькую змею!), проверив домик на наличие комаров, мы забрались под москитную сетку (а вдруг они малярийные?) и погрузились в сон.

Выспаться не удалось: где-то рядом пищали комары, а за окном шумела африканская ночь. Беспрестанный вой буйволов (кто бы мог подумать) разрывал воздух, с ними перекликались голоса неведомых нам птиц. Было жутко.

Деревня масаев

К содержанию

Деревня масаев

В 6 утра, быстренько поев то, что послал нам включенный завтрак, мы направились в другой национальный парк, по пути совершая сафари. На выезде из заповедника стояли мрачные рейнджеры (так аборигены называют смотрителей) с автоматами наперевес. Осмотрев нашу машину и заглянув каждому в глаза, они все-таки разрешили нам проехать.

Позже водитель объяснил, что Кения на данный момент находится в состоянии войны с Сомали, поэтому на территории страны введен специальный режим. Заметив, что эта новость нас совсем не успокоила, он добавил, что такое бывает очень часто и волноваться не стоит. Если что случится, одна надежда на Шойгу с МЧС, подумала я.

Едем уже шестой час, благо по асфальту. За окном мелькают зебры, буйволы... африканцы в видавших виды одеждах. Они все время в движении: постоянно куда-то идут. Многие, не имея возможности пользоваться маршрутным транспортом, не говоря уже о личном авто, вынуждены передвигаться на своих двоих. Зато я не увидела ни одного толстого человека среди них.

Впереди показалась деревня масаев — коренного народа, который до сих пор живет своими обычаями. Но доллары, и желательно выпущенные после 2006 года, очень уважает. После недолгих переговоров они согласились показать нам свой быт.

За околицу высыпало все взрослое население, завернутые в красные ткани. Мы, представители двух миров, стояли и смотрели друг на друга. Думаю, что мысли наши были одинаковы: как так можно одеваться, выглядеть, жить и т.д. Вдруг женщины запели... горлом. А мужчины, подбадриваемые этими песнями, начали «танец воина» — прыжки. Постепенно они входили в транс: прыжки становились выше, голоса надрывнее. «Концерт» закончился минут через 20, и нас пригласили войти в саму деревню.

Масайское поселение — это чаще всего представители одной семьи, и оно может быть очень большим, ведь каждый мужчина волен иметь несколько жен (до 15). На сколько коров хватит. Стандартный прайс — 15 коров за жену, за красивую могут и 25 запросить. Каждая живет в отдельном жилище, которое строит (лепит) сама. В деревне все делают женщины, кроме охоты: носят воду и дрова, добывают еду, стирают в луже, растят детей. Мужчины пасут скот и ведут беседы друг с другом.

Само поселение состоит из двух кругов: в первом выстроены примыкающие друг к другу дома, во втором находится самое дорогое — их коровьи и козьи стада. Дома — это невысокие убогие жилища из соломы и коровьего навоза. Они состоят из нескольких крошечных помещений: у входа живут козлята, самое большое отделение — кухня, где на бревне могут разместиться человек 5-6, отдельно находится спальня для родителей с чем-то вроде топчана, покрытого шкурой коровы. Топят дом по-черному: внутри разжигают костер, дым заполняет все помещение и выходит через крошечное окошко-щель.

Все очень просто: никаких изысков и итальянской мебели! И непонятно, кто все-таки из нас счастлив по-настоящему? Им чужда наша скоростная жизнь, не нужен интернет, не беспокоит холестерин, они, наверное, и о конце света не слышали. Счастливые...

Путешествие в Африку

К содержанию

Слоны и львы

Мы все едем и едем, а конца и края этой саванны все нет и нет. Впереди за облаками начали угадываться очертания горы Килиманджаро. Эх, увидеть бы ее знаменитую снежную макушку! Но как назло ни единого ветерка... И, видимо, чтобы компенсировать наше разочарование, перед нами появилась семья слонов. Во главе стада неспешно вышагивала старая слониха, рядом семенили более молодые особи, сзади шли мамы, подталкивая и вытягивая хоботом застрявших в канавке малышей. Это было такое волнительное и трогательное зрелище, что невольно слезы наворачивались на глаза.

Пока мы умилялись и удивлялись этим нежным отношениям среди животных, рядом началась настоящая схватка — два матерых слона выясняли отношения. Они всей своей мощью напирали друг на друга, при этом что-то громко выкрикивали (наверное, свои претензии), тяжелые бивни под ударами пускали искры. Они то отходили, то со всей силой снова сходились, никто не сдавался. И вот, наконец, один из них ослаб и отступил...Соперник-победитель громко оповестил о своей победе саванну и с гордо поднятой головой ушел догонять семью.

С восходом солнца мы опять начали бороздить бескрайние саванны Кении. Наш гид напряженно всматривался вдаль. Нас уже не интересовали птицы-секретари, бродящие в траве, важно вышагивающие страусы, антилопы гну, зебры — мы жаждали более глобального зрелища. Наконец двухчасовое плутание было вознаграждено: в пяти метрах от дороги возлежали лев и львица — после сытной ночи дремали под лучами греющего солнца. Прислонившись, друг к другу, они слились в единое целое и никак не реагировали на нас.

Но резкие звуки фотоаппаратов прервали их утренний сон. Львица пробудилась первой и оглядела нашу машину. Не обнаружив опасности, она медленно и игриво обошла своего самца, который уже был вынужден проснуться. Далее последовали отношения, которые обычно запрещено наблюдать лицам, не достигшим совершеннолетия.

Сафари в национальном парке

К содержанию

Танзания: национальный парк в кратере вулкана

На границе Кении и Танзании мы заплатили таможенный сбор и были переданы другому гиду-водителю. Его звали Айзек. Мы ехали по идеально ровной и прямой дороге, без запрещающих знаков, без встречного движения, без сотрудников ГИБДД. Душа рвалась лететь со скоростью ветра, но Айзек, ехал только разрешенные 80 км/ч.

Зато пейзаж за окнами менялся очень быстро. Иссушенные солнцем поля сменялись густой травой, пустынные равнины переходили в каскадные земельные участки, где трудились масаи. Постепенно мы поднимались в гору. Редкие деревья превращались в густые заросли, с них свисали непонятные растения. Начались настоящие джунгли, прямо как в сказке про Маугли. Мы поднялись в национальный парк Нгоронгоро на высоте 2380 км над уровнем моря, который расположен в кратере потухшего вулкана.

Прошел короткий дождь, и горный воздух, и без того чистый, освежился. Хотелось расправить легкие и надышаться на год вперед.

Ехали мы по серпантинной дороге минут двадцать. Наткнулись на львиную семью, которая медленно направлялась в тенистый лес. Антилопы гну, учуяв хищника, встали в позу защиты и нервно выжидали. Семейство, видимо, ночью хорошо поохотилось, поэтому вальяжно проходило мимо еды. Неудобство для них вызвали лишь наши машины, которых к этому моменту собралось более десятка. Позже нам пришлось наблюдать, как львица ловко разделывается со своей добычей (момент охоты, к сожалению, мы упустили). На расстоянии нескольких метров уже «дежурили» гиены...

Вообще, в кратере Нгоронгоро на площади 246 кв. м собраны почти все представители африканской фауны. Здесь образовалась собственная среда обитания для многих видов животных, которые не имеют возможности выбраться за пределы кальдеры. Там они рождаются, живут, размножаются и умирают. По оценкам ученых, в кратере их обитает порядка 30 тысяч.

Кения, Масаи

К содержанию

Последний день сафари

Рассвет мы снова встречаем в машине. Ах, как хочется выспаться! Едем по редкому лесу, среди высокой травы пасутся косули. Увидев нашу машину, они отскакивают от дороги и вприпрыжку убегают. Глава семейства, красавец с ветвистыми рогами, пристально за нами наблюдает и, если его не напугать, с чувством собственного достоинства медленно разворачивается и уходит.

Постепенно нашу машину наполняют какие-то летающие и больно кусающие насекомые. Боясь услышать ответ, спрашиваю у Айзека, что это? — Цеце. Быстренько вытаскиваем все средства от насекомых и обливаемся с ног до головы. Химии хватает буквально на полчаса. Я и комаров-то наших уральских не очень уважаю, а тут мухи с такой «плохой репутацией».

Оказывается, они нападают на любой теплый предмет (даже на машину), равнодушны только к зебре — воспринимают ее лишь в качестве мелькания белых и черных полос. Мухи цеце являются переносчиками трипаноса, который может паразитировать в крови человека и вызвать сонную болезнь. Чувствую, что у меня начинается паника. Благо мы выехали из тропического леса на равнину, и они отстали.

Впереди нас ждали три дня у моря на острове Занзибар, поэтому в этот вечер мы просто наслаждались видами Африки: высокая трава, раскачивающаяся на ветру, саванна, черная от миллионов мигрирующих зебр и антилоп гну, леопард, разлегшийся на дереве.

Постскриптум. За все время путешествия мы сменили 10 самолетов. От флоры и фауны Африки не пострадали. Приехали невредимые и довольные. Хотим еще.