Содержание:

Многие думают, что ужас — тот же страх, только сильнее. Но отличие от страха в том, что охваченный ужасом человек плохо сознает источник угрозы. Это реакция на неопределенную и неизвестную опасность. Тревога разрастается до невероятных размеров — ведь под угрозой не имущество, не физическое состояние человека, а жизнь как таковая — его и его близких.

"Экстремальность" этого переживания такова, что человек как бы застывает. Ужас парализует. Трудно представить себе более адекватное изображение этого состояния, чем античная маска Медузы Горгоны — чудовища с окаменевшим ликом и безумными глазами, которое своим взглядом превращало человека в камень. Глядя на нее, несчастный, пораженный ужасом, как бы глядится в свое отражение.

Отчего же рождается ужас? Обычно он возникает как реакция на неожиданные изменения, которые переживаются как внезапное крушение мира. И опасен тем, что, испытывая его, мы не можем управлять своим состоянием, такое можно лишь переждать. Ужас нами овладевает, мы цепенеем, застываем, жизнь как бы прекращает свое течение. Метафоры ужаса — падение в пропасть, потеря почвы под ногами, крушение архитектуры, разверзающаяся земля...

К содержанию

Шоковая травма

Нередко люди говорят о переживании ужаса, вспоминая экстремальные ситуации своей жизни. Если эти ситуации не сделали человека сильнее, не дали ему чувство победы, то возможно развитие шоковой травмы. В теле накапливается огромный потенциал нереализованной энергии, которая удерживается за счет мышечного и психического напряжения. В таком состоянии человек может начать воспроизводить в реальной жизни некие чрезвычайные ситуации, снова и снова бессознательно стремясь разрешить травматическую ситуацию по-новому, дать разрядку накопленной энергии. Повторяющиеся травмы, проваленные экзамены и даже автокатастрофы — все это, в концентрированном виде, может быть общим признаком не до конца пережитой шоковой травмы. Это бывает опасно, и консультация специалиста может серьезно помочь.

К содержанию

Обожженная память

Мальчик в трехлетнем возрасте видел пожар. Его дом сгорел, в огне погиб его дед. Пока родители что-то пытались предпринять, малыш сидел на руках у своей тети и видел полыхающий дом. Мальчик был очень привязан к деду, переживания этой трагедии оказались настолько сильны, что события той ночи вытеснились из его сознания и забылись. Когда ему было 10 лет, родители обратились к психологу: ребенок боялся заснуть, во сне часто видел огонь и в ужасе просыпался среди ночи. В семье никогда не рассказывали о случившемся, для всех членов семьи это была большая трагедия. И ребенок, казалось, все забыл. Но это жило где-то глубоко в тайниках его памяти. И до поры до времени не причиняло ему беспокойства, напоминая о себе лишь травматическими эпизодами, странным образом связанными с огнем. Он то обжигал руки, то чуть не падал в костер, то бесконечно что-то взрывал и поджигал во дворе... А когда повзрослел и окреп, эта тревога вышла на поверхность в виде обрывков сновидений.

После работы с психологом к ребенку постепенно вернулись спокойствие и уверенность. Мальчик смог снова любить и помнить дедушку, даже когда он так трагически погиб. Теперь внук стал интересоваться его судьбой и тоже захотел стать военным. Как дед.

К содержанию

В кабинете врача

Типичная ситуация, внушающая ужас, — поход к врачу. Страхи перед стоматологом, уколом обычны для младшеклассников. Дети обычно успешно справляются, когда к ним не применяют насилия, а спокойно объясняют, что будет происходить в кабинете врача, учат терпеть боль. Если ребенку не помогли справиться со страхом, он может зафиксироваться, перерасти в тревогу и панику при одной мысли о поликлинике.

Встречаются случаи и более серьезные, буквально раскалывающие жизнь на "до" и "после", — например, хирургические операции. Обычно мы считаем лечение законченным, когда раны затянулись и нет болезненного беспокойства. Это не совсем так. В ситуации угрозы жизни почти всегда есть "оцепенение", в котором человек может замереть, психологически "застыть от ужаса", иногда на долгие годы. И это тот случай, когда помощь психолога не просто желательна, а необходима.

К содержанию

Экзаменационное оцепенение

Ужас поджидает наших детей и в их каждодневной школьной жизни. От одной мысли, что не сдаст экзамены, ребенок может впадать в состояние сильной паники. Даже невыученный урок может вызвать сильную реакцию, особенно у предельно ответственных и тревожных детей.

Подчас родители не замечают, как сами создают эту ситуацию. По опросам выпускников, многие из них говорили, что больше всего боятся "не сдать экзамен", потому что "жизнь кончится, если они не поступят в институт", а "родители не переживут этого позора". Нетрудно в этих словах узнать жесткие родительские послания своим детям: "Или успех на экзамене — или моя смерть". Согласитесь, это чересчур жестокий и вполне нелепый способ повысить мотивацию к учебе. А главное — абсолютно неэффективный! Понятно, что родители волнуются и тревожатся за своего ребенка. Но поддерживать его нужно совсем иначе. "Сделай то, что от тебя зависит. А потом, что бы ни случилось, если тебя постигнет неудача, я все равно буду рядом и помогу тебе начать все сначала", — вот идеальное родительское "послание", которое поможет вашему ребенку избежать ненужной тревоги.

К содержанию

Фильмы ужасов. Нужны ли они детям?

Этот вопрос касается и книг про "ужасное", и компьютерных игр подобной тематики.

"Неописуемый ужас может парализовать самого сильного бойца и обратить в бегство самого смелого!" — это реклама для детей на одном из сайтов сетевых игр. Насколько действительно "ужасны" для детской психики подобные переживания? Нельзя ли предположить, что таким образом можно научиться противостоять ужасу?

...Для совладания с тревогой, страхом и ужасом в нашем пионерском детстве существовали страшилки. Кто из нас не дрожал под одеялом, слушая про "в черной-черной комнате стоит черный-черный гроб на колесиках..." А ведь этот детский фольклор давал возможность научиться справляться с сильным страхом. Истории были, как правило, жуткими вначале и нелепо смешными в конце. А страх можно было пережить вместе с друзьями. Когда кто-то рядом разделяет мои чувства, это всегда помогает с ними справиться.

Соприкосновение с ужасным в искусстве вполне может служить целям воспитания в ребенке доброты и нравственности. Но необходимо учитывать возраст, умение осмысливать прочитанное или увиденное. Сказки, мифы, фольклор — отточенное в веках слово, которое целительно, наделено смыслом и помогает стать сильнее, — не имеют ничего общего с индустрией ужасов.

Время от времени общество задумывается о негативных социальных последствиях просмотра зрелищ ужаса и насилия, организуются движения, призывающие ограничить показ. Но в настоящее время массовый интерес оказывается сильнее. И потому ответственность за психическое здоровье детей ложится на каждого родителя в отдельности.