- Да, дорогой? Повтори, что ты сказал?! Громче! Еще громче! Твой отпуск переносится на неопределенное время?! Ты просишь прощения за то, что не сможешь показать мне ту красивую рыбку в Красном море? В следующем году? А пока у Сенкевича?... А в этом придется поработать?! Да-да, любимый? Вечерами будем гулять вдоль берега моря, укрывшись под зонтом?

Дорогой! Ты, кажется, плохо разбираешься в женской психологии! А точнее, совсем не разбираешься. Любимый, я настроена на отпуск и я в ярости. Ты представляешь себе вкус этого коктейля? Нет? Я пока тоже, но... я точно знаю, что еду в отпуск. Да, одна! Ни минуты не медля, иду в турагенство и покупаю путевку! Куда? Да не знаю я куда! Мне все равно, лишь бы там светило солнышко и не было ни одного знакомого лица! А телефон я отключу, не стоит мне звонить! Я обиделась!

Слезы ярости застилают глаза, разрушенные мечты ранят сердце осколками, взгляд любимого, полный упрека, давит на психику, но все это перечеркивает желание умчаться куда глаза глядят и отдохнуть как следует. Эмоции накрывают меня с головой, лечу в турагентство и покупаю первую подходящую по стоимости и датам путевку. Немного успокоившись, оказываюсь перед фактом, что через неделю вылетаю в Турцию. Неделя проходит как во сне. Просыпаюсь в аэропорту Анталии, подавая паспорт пограничнику. Просыпаюсь и леденею от ужаса: что я делаю? Что я буду делать одна в незнакомой стране? Но вместе с трезвомыслием просыпается шальной чертенок, вопящий во все горло: "Эй, ты что? Ты будешь от-ды-хать!" - и я тут же успокаиваюсь.

В следующий момент пробуждения я уже сижу в шезлонге на берегу ярко-синего моря и рассматриваю место, в котором оказалась благодаря любимому трудоголику и своей решительности. Да уж, ситуация! По-моему, никто из постояльцев отеля не говорит по-русски. Судорожно роюсь в архивных файлах памяти, отыскивая знакомые слова во всех известных языках, извлекаю их и пытаюсь объясниться с барменом. Если учесть, что фраза почему-то начинается со знакомого с детства "хенде хох", а заканчивается эстонским "руту" - наборчик получается еще тот! Но, видимо, отчаянное выражение лица плюс темпераментная жестикуляция заставляют молодого человека выставить на барную стойку весь выбор напитков: соки, минеральную воду, кофе, айран. Тычу пальцем в минеральную воду и, отчаявшись вспомнить как по-немецки "лимон", брякаю по-русски, что, мол, неплохо бы пару ломтиков лимона и лёд. С удивлением замечаю, что молодой человек протягивает мне блюдце с ломтиками лимона и улыбается - полная и безоговорочная победа! Ура! Победа над собственным страхом, что проведу весь отпуск, забившись в шезлонг и вынырну из него уже в день отъезда. С этого момента ко мне возвращается спокойная уверенность, и я готова покорять мир, ну, в крайнем случае, довольствоваться местным курортом. Мстительно подумала о душной конторе в Таллинне и о дорогом-разлюбезном, погнавшимся за длинной кроной в ущерб двум неделям блаженства. "Так ему и надо!" - решила я, отключая телефон и улыбаясь сообразительному бармену.

Сие действие послужило отправной точкой в бесконечной веренице флирта, комплиментов и кокетства, прогулок под луной и палящим солнцем, пикников посреди моря и концертов в амфитеатрах - в общем, всему тому, что могут предложить молодой белой леди итальянские, немецкие, польские, турецкие и русские мужчины, в первой стадии опьяненения солнцем и свободой. Я участвовала во всех конкурсах, проводившихся в отеле: пела, танцевала, прыгала в мешках, кидала дротики, плюхалась с разбегу в бассейн и от всего получала неземное удовольствие. На третий день пребывания в гостинице, отнюдь не обладая голливудской внешностью и стандартами модели, а исключительно бесшабашноостью молодости, умудрилась получить титул "Мисс отеля", благодаря чему, меня стали узнавать и здороваться. Как говорится, "на вкус и цвет"... С удивлением я заметила, что начала капризничать, перебирать поклонников, благосклонно принимать знаки внимания и без тени грусти прощаться с новыми знакомыми. Глядясь в зеркало, не могла себя узнать - где мой недавний сине-зеленый цвет лица? Куда подевались круги под глазами? А ледяной взгляд и манерность снежной королевы? Неужели это я?!

Я вела себя совершенно предосудительно в глазах почтенных турецких матрон, укутавшихся в многослойную одежку и проводивших день, наблюдая за плещущимися в бассейне детьми. Вероятно, они причисляли меня к разряду опытных куртизанок. Нет, уважаемые, нет, я всего-навсего купаюсь в мужском внимании, не имея никаких корыстных целей, и не строю коварных планов относительно добродетельных отцов семейства, просыпаясь в невинном одиночестве! Иногда я ловила завистливый взгляд из-под платка какой-нибудь дамы, а в ответ мне хотелось крикнуть: "Жизнь прекрасна, наслаждайтесь же ею!".

На десятый день этого райского существования я проснулась и поняла, что что-то не так. Закрыла глаза и прислушалась к себе: ничего не болит, никаких черных мыслей, никаких проблем. Что же случилось? Размышляя о дискомфорте, побрела на завтрак и, вяло ковыряя вилкой салат, продолжала сканировать себя, не находя никаких причин для беспокойства. День проходил как обычно, солнце светило, цветы благоухали, актуальный поклонник что-то нашептывал на ушко, я пыталась найти знакомые слова в его английском и одновременно думала о чем-то своем. Вдруг меня осенило: я же просто-напросто соскучилась! Как тот самый персонаж известного фильма, закормленный черной икрой, я соскучилась по простому и знакомому, но далекому - по своему бойфренду, оставшемуся в дождливой Эстонии. Боже мой! Как же я могла?! Сижу тут себе вся такая загорелая и отдохнувшая, а он, бедненький, вкалывает днями и ночами?! Кстати, интересно, а может он не только вкалывает? Может, в свою очередь отдыхает по полной программе от истеричной особы, умотавшей черт-знает-куда и бросившей его на произвол судьбы? Не обращая на оторопевшего поклонника ни малейшего внимания, я сорвалась с места и помчалась в номер. Куда я засунула телефон?! Не выкинула же его совсем! О, вот он! Ну давай же! Гудок. Еще гудок. Ну где же ты? Неужели, не на работе? Черт побери, ну возьми же трубку!!!

- Алло!...

И тут я всхлипнула. Так и разговаривала, сидя на полу гостиничного номера и размазывая слезы по щекам. Положив трубку на счет "десять", я успокоилась и зачеркнула фломастером день на календаре. Осталось еще три...

Оставшиеся дни я провела скупая сувениры в окрестных лавочках, доводя до икоты продавцов своими требованиями "самого лучшего подарка", а по вечерам не придумала ничего лучшего, как писать письма любимому. За три дня отправила три открытки, позвонила с десяток раз, а письма привезла с собой и выдавала потом по одному перед сном.

В день отъезда я тепло попрощалась с теми, кто эти две недели вернул загнанному бесполому существу блеск в глазах, уверенность в себе и помог правильно расставить акценты в отношении к окружающему миру и близким людям. Напоследок нырнула в теплое море, достала со дна ракушку, спрятала ее поглубже в карман и, даже не успев высушить волосы, помчалась в автобус, увозивший меня в аэропорт.

Выходя в зал таллиннского аэропорта, я нашла глазами того, кого искала, счстливо вздохнула и выбросила ракушку в мусорницу.

Все. Сказочный курортный сон закончился, да здравствует явь!

Ирина Кузина, irina@ebss.ee.