Говорят, с рождением второго ребенка родительская любовь не делится, а умножается. Это чудо, и это правда. Довелось испытать на собственном опыте и не раз. Да, мы многодетная семья. Приобрели этот статус всего 7 месяцев назад, поэтому делиться опытом воспитания и т.п. еще рановато, а вот вспомнить беременности и роды, рассказать о незабываемых и самых счастливых моментах нашей жизни - это можно.

Я выросла в обычной, среднестатистической советской семье: папа, мама, двое детей (у меня старшая сестра). Всегда мечтала о младшем братике, завидовала подружкам, упрашивала родителей, но тщетно. Так сложились обстоятельства, что мне пришлось два месяца жить у моей учительницы по музыке, к тому же маминой подруги, и помогать ей с 8-ми месячной приемной дочкой Натуськой.

Сначала я не знала даже, как взять малышку на руки, и очень боялась сделать что-нибудь не так (забыла сказать, что на тот момент мне было всего 14 лет), но быстро освоилась и уже через пару дней ловко кормила, переодевала и даже мыла девочку. С утра до обеда мы оставались с ней вдвоем, играли, гуляли (было лето). Я стала маленькой и очень заботливой мамой, полюбила Натуську всем сердцем. Даже первые шаги в 9,5 месяцев она сделала с моих рук, это было просто чудо!

Как же тяжело мне было расставаться с ней. Наша семья переехала в другой город. Я очень тосковала по малышке, часто плакала. Еще меня удивляло, как от такого ангелочка отказались настоящие родители. И мама рассказала мне, что в той семье Натуся была бы третьей девочкой, а родители хотели сына. Вот такая суровая правда жизни...

Шли годы, я встретила своего принца на белом коне : и вышла замуж. О детях поначалу даже не думали: учеба, работа, друзья, короче, бурная молодая жизнь. Незадолго до нашей свадьбы тетя моего мужа, одинокая 40-летняя дама, родила двойню: мальчика Димульку и девочку Катюшку. Вечерами я часто тащила своего милого к ним в гости (он не очень-то разделял моих восторгов), там я возилась с малышней, иногда мы брали коляски и к огромной радости их мамы шли на прогулку.

Так прошло несколько лет. Нам уже стали намекать, что пора бы и своих заводить, но мы продолжали помогать Сережиной тетушке растить двойняшек, покупали им одежду, дарили игрушки, брали к себе и т. д. Честно говоря, думаю, что я просто боялась рожать, боялась боли, не представляла, как можно это выдержать. Вот такая я трусиха.

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Случилась у меня задержка (а такое бывало иногда), мы и значения не придали, предохранялись же исправно несколько лет. Накануне Рождества 1994 г. месячные начались, стало мне как-то плохо, поднялась температура, кровотечение усилилось. А ночью почувствовала настоящие схватки, промучилась до утра, боли ужасные. Пошла в душ, а там: вышло из меня что-то. Держу в руках красный комочек - сгусток и реву, просто истерика со мной. Долго не могла отойти, настоящее горе пережила, оплакивала своего нерожденного ребеночка, о котором и не помышляли. Сергей тоже переживал.

И такой страх на меня напал: а вдруг я не способна выносить ребенка, а вдруг беременность вообще больше не наступит? Знала, что после выкидыша нужно подождать с новыми попытками, чтобы организм восстановился, но... Ждать мы не стали. Старались, старались. Месячные, слезы, молитвы, ожидание и снова разочарование. На майские праздники поехали на дачу, вдруг затошнило. Я сразу поняла, что все получилось. Ура!!!

Родители обрадовались. Мама начала пилить каждый день: иди в консультацию, надо наблюдаться. А я наслушалась, как там "наблюдают". Спокойно растила в животике своего масика, ела всего понемногу, гуляла, отдыхала. Правда, сдала необходимый для роддома минимум анализов (все идеально), на УЗИ сходили на 30-й недели. Узнали, что ждем девочку, что с ней все в порядке. Надо сказать, что в нашей семье все немного странно: папа любит и ждет девочек, а мама просто грезит мальчиками. Поэтому, узнав, кто там у меня притаился, я (к своему стыду сейчас) очень расстроилась, так хотелось сынишку. Вот глупая была!

По всем расчетам рожать мне предстояло 3-7 февраля. Последний месяц я ограничивала себя в еде, опасаясь раскормить малыша. Всегда очень боялась, что не смогу разродиться. Ведь мы с сестрой рождались у мамы меньше 3 кг, и то ей было очень тяжко. Итак, время близилось, роды неизбежны, отступать некуда. Меня укрепили и ободрили некоторые советы родных и знакомых: от этой боли еще никто не умер, в самые тяжелые моменты надо думать, что вот-вот все закончится, и ты будешь держать своего ребятенка и любоваться им. Короче, каждого человека на земле кто-то родил, и я смогу. Главное не паниковать!

7 февраля рано утром я почувствовала схватки. Шли они регулярно с самого начала. Интервалы сперва 15, затем 12, 10 минут. Боль тоже была стабильной и довольно интенсивной от начала и почти до окончания родов. Маме я говорить не стала, не хотела волновать раньше времени. С мужем, как партизаны, прятались в своей комнате (жили тогда с родителями и сестрой), на каждой схватке я вцеплялась в Сергея и кусала губы. Так час шел за часом, мы смотрели телевизор, разговаривали. К своему удивлению, я оказалась очень терпеливой и выносливой, способной взять себя в руки и очень сильной. Тогда я не знала, что этот родовой марафон окажется самым длинным и изматывающим.

Здесь надо открыть маленький секрет: муж мой мечтал поступать в медицинский, с детства перечитал кучу мед. литературы, к тому же вырос в семье, где бабуля - врач, к родам мы подготовились тоже основательно, изучив все, что только можно. Так что в роддом я не торопилась, знала: еще не время. Очень не хотелось лежать в казенных холодных стенах и под грубые комментарии медперсонала рожать своего первенца. (Что именно так и бывает, я убедилась позже.) Мама нас рожала по трое суток, и я подозревала, что чаша сия не минует и меня. Ночью на несколько минут я проваливалась в сон, затем беспощадная боль вырывала меня из забытья. Утром отошла пробка. Схватки сильнее не становились.

Пришел нас навестить младший брат мужа Саша. Приближался день его рожденья - 10 февраля. Ему мы сказали, что процесс уже идет, а он стал шутить: потерпи и роди 10-го. Чуть не убила его! Но прошел еще один день, силы не покидали. Только к вечеру следующего дня я поняла, что очень устала, и пережить еще одну ночь будет тяжко.

Муж посмотрел раскрытие - 6 пальцев, решили: пора. Вызвали Скорую. Они очень удивились, что нет обменной карты, но, увидев пачку анализов и результаты УЗИ, смилостивились. 9 февраля около 11 часов вечера я оказалась в Центральном роддоме, который первый день был открыт после плановой мойки.

Тут немного отступлю, чтобы сказать, что с самого начала мы очень хотели рожать с мужем вместе. Но тогда об этом даже мечтать было нельзя. Такое не практиковалось ни в одном роддоме нашего города. Сергей даже ходил на прием к главврачу ЦРД, пытался поговорить, где там!!! Мужчине на родах не место. Да, я согласна, совместные роды не для каждой супружеской пары. Но почему нас лишают права выбора? Так что двери роддома закрылись, и оказалась я одна-одинешенька в самый ответственный и сложный момент моей жизни.

Меня оформили, сделали все необходимые процедуры, выдали обычную для таких дел рубаху в штампушках с эротичным разрезом до пупа и отправили в предродовую палату. На нервной почве, как это часто бывает, схватки прекратились. Чтобы успокоиться, я стала ходить по коридору, но тут же была обругана: "Че, гулять сюда приехала? Лечь на бок и рожать!" Вот такой радушный прием. Пришел дежурный врач, без всяких объяснений ткнул в меня зловещим крючком, вскрыл плодный пузырь и удалился. Я лежала (как велено) на холодной и мокрой кровати и пыталась собрать все свое мужество, чтобы не расплакаться от обиды.

Я окончательно поняла, что нахожусь почти в местах заключения, когда через какое-то время в палату влетела еще одна "добрая фея" в белом халате, без лишних церемоний скинула с меня ветхую простынку и просто заорала: "Женщина, поворачивайтесь быстро!" Я потихоньку (все-таки живот) попыталась лечь на спину. "Побыстрее!" Ей бы в Гестапо служить. Грубость я терпеть не могу. Хотя в моем положении качать права смешно, но... Я просто попросила ее не орать и вести себя со мной повежливее. Истерик я никогда не устраиваю, но высказаться в корректной форме могу. Она фыркнула и выбежала из палаты, сказав, что как бы я не мучилась, она ко мне больше не подойдет. Потом я узнала, что это зав. отделением... без комментариев.

Все это время я терпела схватки, не издав ни звука. Подошла акушерка Лена, спросила: это я терпеливая такая или схваток нет? Говорю: терплю пока. Похвалила. Хорошая очень девушка оказалась, подходила постоянно, спокойно смотрела раскрытие, говорила: как и что делать. Я не паниковала, хотя перед потугами начались такие схватки!!! Постонала я и даже в конце покричала немного. Слышу, Лена кому-то говорит: "Ну все, пора, раз кричать такая терпеливая начала". Подошла и рассказала, как тужиться. Попробовала я и... удержаться не могу, боль ушла, а неведомая сила заставляет изо всех сил выталкивать ребенка.

Помню, как во сне, идем в родзал, готовят кресло, инструменты, прибежали какие-то люди. Вела я себя вполне адекватно, хотя то, что происходило со мной, казалось нереальным. Мне говорили что делать, и я старалась все четко выполнять. Произошло то, чего я ужасно боялась: мелькнули ножницы, меня надсекли на одной из потуг. Тут же малышка выскочила и сразу нежно запищала. Бог мой, какое невероятное облегчение я испытала. Ну, вот и все, я смогла, вот оно - мое счастье!

Нет, все-таки я далеко не сразу осознала, что эта крошечка - моя, что я достойна быть ее мамой. Я лежала и не могла глаз оторвать от своей доченьки, улыбалась сквозь слезы... Снова этот грубый голос: "Хоть бы спасибо сказала! Что вылупилась, глаза бесстыжие?" Та самая "добрая фея". Господи, как таких земля носит?! Бог ей судья. На этом все не закончилось, оказалось, у меня глубокий разрыв, хотя доченька всего 3,300. Шили под общим наркозом. Все прошло благополучно.

А потом - классика роддомов того времени: тесная палата на 5 человек, отсутствие душа, один туалет на этаж, подкладные пеленки в виде фанеры, отвратительная еда, родственники под окнами и т.п. Но все равно вспоминается все как большой праздник. Никогда не забуду, как меня позвали к окну (1-й этаж), беру малышку, распахиваю шторы, а на улице новоиспеченные бабушки, дедушки, тети, дяди, и все, в едином порыве, метнулись к окну, лица в счастливых улыбках!!!

Мобильных тогда в помине не было, зато сколько хранится трогательных записочек. Да, ведь родила-то я действительно 10-го. Так что больше всех доволен был мой деверь. Подарок ему. Доченьку так и назвали - Дарьюшка, Даренка. Так мы стали родителями.

Когда Дашеньке было 2,5 года, купили однокомнатную квартиру. Зажили, наконец-то, самостоятельно. Второй ребенок в планы входил, но как-то хотелось, чтобы появилась хотя бы перспектива расширения жилья. Это если мыслить логически, но что такое в нашем безумном мире здравый смысл? Так можно сложить лапки, и жизнь пройдет мимо. Так что под Новый 1999 год решили мы: даст Бог, будем рожать. Так и произошло. Даше только исполнилось 3, как мы обрадовали ее, что скоро будет она играть с братишкой или сестренкой...

Продолжение...

Светлана Лункина, sulamita70@mail.ru.