Содержание:

"Мам, а у нас Ольга Ивановна сегодня расстроенная на урок пришла. Говорит, зашла на базар перед работой, а там её бывшая лучшая ученица гречкой торгует. Ма, а разве так бывает?" Стараясь честно ответить на детский вопрос, добросовестно провожу мониторинг судеб бывших одноклассников.

Да, получается, по-разному бывает. Опыт показывает, что результаты учебы в школе — не главный фактор дальнейшего жизненного успеха в общепринятом материальном понимании. У каждого человека свой, ни на кого не похожий график развития: плохие ученики оказываются гениями, а вундеркиндам не хватает жизненных сил на творческое долголетие. Пресловутые примеры Эйнштейна и Моцарта повторяются снова и снова. Но мы упорно хотим видеть своих детей отличниками. Или хотя бы не хуже других! А другие бывают разные.

К содержанию

По-взрослому не понимают

У кого-то из школьников стремление соответствовать ожиданиям взрослых, желание быть хорошим забирает в детстве такой огромный жизненный ресурс, что потом всю жизнь хочется отдохнуть. Особенно стараются в школе девочки, у которых и природа, и традиционное воспитание закладывают потребность нравиться, в том числе учителям и родителям. Тех же ребят, кто не слишком обеспокоен их одобрением или имеет не востребованные в школе способности, подвергают, как правило, самым разнообразным дополнительным воспитательным мероприятиям. Иногда это продуманные меры, иногда просто всплески отчаяния взрослых. Бывают ли эти попытки результативными или же речь идет всего лишь о снятии тревожности и чувства вины излишне ответственных родителей? Будешь тут в отчаянии: одни дети учатся хорошо без всякого участия взрослых, а другие...

Поиски аргументов в пользу хорошей учебы неизменно приводят к угрозам бедности и низкому статусу в будущем. Родители свои взрослые страхи пытаются навязать ребенку в дополнение к его детским. Если уж хотите грамотно манипулировать страхами, так используйте реальные, например гнев или огорчение учителя и родителя (работает в младшем возрасте), статус в среде ровесников у подростков... Запуганный человек всегда хорошо управляем, правда, только при выполнении примитивных задач — таких, как школьные. А дальше пусть взрослеет, пусть поборет свои страхи. Если получится.

Как правило, ребенок не в состоянии понять и оценить будущих выгод образования, у него еще не сформирован механизм предвидения, прогнозирования. Та самая детская непосредственность — это и есть жизнь в настоящем, здесь и сейчас. Далекое, взрослое будущее чаще всего не может быть мотивом заинтересованности в учебе для школьника. Рассчитывать на это ошибочно.

Если ребенок упорно не хочет учиться, взывать к его сознательности, апеллируя ко взрослым ценностям, не имеет смысла, а вот испортить отношения, ухудшить взаимопонимание на всю оставшуюся жизнь можно. Ребенок способен, осознавая свою слабость и зависимость от взрослого, сделать вид, что думает о будущем, но зачастую это обман других или самого себя. Соглашаясь с родителями, он либо хочет им нравиться, сохранить хорошие отношения, либо утратил надежду, что будет понят.

Поэтому если учеба стала проблемой, не зазорно "завлекать", особенно младшего и среднего школьника, сиюминутными выгодами и поощрениями. Для каждого они свои, индивидуальные. Выбирать их нужно, не только учитывая характер детей, но и корректируя его.

Вот задачка для читателя. Предположим, ребенок деловит, меркантилен, склонен использовать людей. Вы ему предлагаете, с учетом этих востребованных сегодня во взрослой жизни качеств, материальное вознаграждение за хорошие оценки. Это может сработать.

Возможный прогноз: прагматизм вы доведете до полного цинизма, отказа от других ценностей, кроме материальных. Это обеднит и спектр удовольствий, и саму личность ребенка, деформирует систему ценностей, может сделать недоступной полноту чувств. Такого юного делового человека лучше наградить по-другому: совместной прогулкой, фильмом, экскурсией туда, куда хочет он, а не вы, днем непослушания, игрой "Ты — начальник".

Если же ребенок наоборот излишне романтичен, слишком отстранен от реальной жизни, то, возможно, стоит познакомить его с экономическими понятиями на практике, установив тарифы на конкретные достижения в учебе — это только расширит кругозор. Но вот что подойдет именно вашему наследнику — это главный вопрос, а ответ зависит от семейных ценностей, от осмысленности моделей семейного воспитательного поведения. Нельзя подгонять их под навязанные кем-то правила, ведь каждая семья уникальна.

Часто причиной плохой успеваемости становятся эмоциональное напряжение, страхи, психологическая травма. Не будучи осознанными, они "съедают" психический ресурс школьника, ему становится не до учебы, и он сам не знает, почему. Разблокировать способности такого ребенка сможет чуткий педагог, специалист-психолог, счастливая случайность — книга, фильм, беседа с посторонним человеком.

Родители — слишком значимые, а потому зачастую напрягающие фигуры для ребенка. Если они дают понять, что учеба наследника их не устраивает, для него это означает лишь одно: со мной что-то не так, я не оправдал ожиданий, я хуже других, усиливается естественное, присущее любому из нас чувство неполноценности, растет тревога, подпитываемая расспросами и недовольством взрослых, а также тем, что ребенок, как и все мы, грешные, плохо себя понимает...

Выражаются эти негативные чувства у всех по-разному: у кого-то это ненависть к школе, у другого — чувство вины перед родителями, у третьего — бравада и грубость, уход от неприятного в разных формах, в том числе болезней и так называемых школьных неврозов... Распознать корень проблемы бывает сложно всем участникам "учебной тревоги".

А как же воспитывать, спросят хорошие родители, неужели не обращать внимания на учебу? Ну, у вас это и не получится, разве что ценой подавления собственных тревожных чувств, что тоже здоровья не добавит. Конечно, обращать внимание, переживать, но не вместо ребенка, а вместе с ним, поддерживать его, горевать и радоваться вместе с ребенком, разделять его чувства по поводу оценок, а не выступать в роли контролера и надсмотрщика.

К содержанию

Лучше всего — длинный любопытный нос

Всегда смешно, когда спрашивают: как вы заставляете своих детей так много читать? Или перепрыгивать через классы? Убеждена: нельзя заставить человека спать, читать, любить, есть — как положено, с удовольствием... Остановитесь, оглянитесь — не слишком ли вы увлеклись администрированием в отношениях с ребенком? Не знаете других средств воспитания, кроме принуждения? Но можно поиграть, использовать природные реакции, заинтересовать. Лучше всего, конечно, использовать естественную любознательность.

Не верите? Но ведь любой родитель согласится, что дети бывают опасно любознательны, неприлично любопытны — это в них заложено изначально. Рискуя опять вызвать недоверие, буду упорно утверждать: познавательная потребность — одна из самых мощных у ребенка! Другой вопрос, что "принудиловка" даже половой инстинкт превратит в неприятную обязанность, а, надеюсь, никто не сомневается в его природности? Иногда плохая учеба — показатель того, что у школьника есть увлечения, способности, не востребованные в процессе учебы.

Не в обиду будь сказано школе, но там нужна лишь хорошая память да разборчивый почерк. Как бы сильно ни горели любознательностью глазки первоклассника, как бы хорошо ни сформировали у него родители и специалисты дошкольных учреждений пресловутую психологическую готовность к школе, уже ко второму классу от этих прекрасных намерений мало что остается. Глазки потухают, но никто по этому поводу не бьет тревогу. Познавательный интерес ребенка остается за рамками школьного обучения, его приносят в жертву оценке, дисциплине!

Иногда мне кажется, что учителями стали все девочки, любившие играть в школу в детстве. Они получают удовольствие от самого процесса: ставить отметки, записывать домашнее задание на доске, следить за правильной осанкой учеников... За этими, безусловно, очень нужными делами теряется сама сущность школы — познание. Не знание как эквивалент оценки, которое можно предъявить на вступительных экзаменах вместо конкретной суммы, а знание как интерес, если хотите, увлечение, забава, игра интеллекта.

Такое отношение в какой-то степени присутствует в младшей школе, но дальше даже творческие учителя, а их немало, считают приоритетом — дисциплину, а результатом — оценку. Все чаще познавательный интерес выносят за скобки, не принимают во внимание его существование. Когда спрашивают: зачем ваши дети перепрыгивали через классы, и я отвечаю — им было неинтересно изучать хорошо известное, то часто наталкиваюсь на непонимание и недоверие.

К содержанию

Под личную ответственность

Совместную со взрослым подготовку к урокам можно рекомендовать только иногда в начальных классах. Чем раньше ребенок почувствует личную ответственность за свою учебу, тем лучше. Если же родители дадут понять, что слишком заинтересованы в хорошей учебе отпрыска, последствия могут быть разные — от излишней тревожности неуверенного в безусловной родительской любви ребенка до нормальной, не лишенной мудрости человеческой позиции: кому больше нужно, тот пусть и парится. Не отнимайте у детей их чувства, переживания и желания, у вас и своих достаточно.

Это трагедия многих хороших, ответственных родителей: чем больше они стараются дать ребенку, тем меньше отдача. А механизм прост: внутренний контроль не формируется, так как его заменяет интенсивный внешний. Это как у наркоманов — радость приходит только через шприц, не обусловлена изнутри. Она сильная, но ненастоящая и этот суррогат слишком дорого обходится. Родители, слишком сильно контролирующие учебу детей, способствуют их зависимому поведению, а как это может аукнуться в будущем — можно только предполагать. Зависимость многогранна, непредсказуема, многолика.

И маленький, и взрослый имеет право на неудачу. Двойка — прежде всего проблема ребенка, а потом уже родителей. Если кажется, что ученик не переживает за учебу, скорее всего, это ошибочное впечатление. За долгие годы работы мне не удалось встретить ни одного такого школьника. Может, просто не повезло? Многим даже в солидном возрасте снятся сны о невыполненном домашнем задании. Со своими детьми я бываю агрессивна — нашей, женской, словесной агрессией, но никогда даже в голову не приходило ругать их за плохие оценки: видно же, человек и так сам не свой. А как же успокоить родительскую тревогу? Лучше спросить: сильно переживаешь? И внимательно выслушать ответ. Просто быть рядом в трудную минуту.

Когда возникают трудности с учебой, неуместным будет предлагать ученику готовое решение: взять репетитора или позаниматься дополнительно самому. Ведь главная задача родителей — не решать проблемы вместо детей, а научить их находить решение самостоятельно. В особо трудных ситуациях я всегда спрашиваю ребенка: а что же делать? Конечно, я знаю, что можно сделать. Но знаю также и то, что чужой опыт редко пригоден для использования в готовом виде, каждому нужно добывать свой. Долго? Сложно? Зато работает, в отличие от поучений. И если быть достаточно терпеливым, не подсказывать, можно получить правильный ответ на эту задачку.

Правильным будет любой ответ, если он исходит от самого ребенка. Самый лучший, конечно, "я могу позаниматься" или "давай пригласим репетитора". Или: "помоги мне контролировать время, проводимое за компьютером". Но может быть и: "а ну ее, эту математику, буду поступать на исторический". Или даже: "не хочу учиться"! Это тоже можно принять, сделать выводы, построить концепции дальнейшего развития с учетом реального положения, спокойно объяснить все последствия, почаще употребляя фразы "это тебе решать", "ты хозяин своей жизни", "как сам знаешь, я смогу тебе помочь тем-то и так-то". Беседовать с ребенком — это, прежде всего, слушать и слышать. Никто из нас не бросается с восторгом выполнять чужие планы. Вспомним: плановое социалистическое хозяйство не смогло конкурировать с основанным на личной предпринимательской инициативе!

Над многими родителями довлеют когда-то и кем-то сформированные, но живучие стереотипы. Например, когда психолог разрешил родителям полностью неуспевающего ученика не проверять домашнее задание, мама чуть в обморок не упала — да как же можно? Но ведь сын от этого лучше не учится, изнурительное, по нескольку часов в день совместное приготовление уроков в 7 классе не дает ни малейшего эффекта, только портит отношения, вызывает ответную агрессию, родители становятся врагами. А это уже грозит уходом ребенка из дома, конечно, чаще символическим, и поиском радостей жизни в формах, родителями совсем не одобряемых, по формуле "назло врагам".

Если кнопка не работает, не стоит нажимать ее годами только потому, что "так надо". И знайте — ребенок здесь ни при чем, вы удовлетворяете собственные потребности... Нужно переучиваться, пробовать искать более эффективные воспитательные воздействия. А если вы осознанно выбираете принуждение, верите в его эффективность, не можете обойтись, пусть не будут сюрпризом его последствия — отчуждение, потеря доверия ребенка. Принять такие насильственные формы любви к себе способен не каждый школьник, а только тот, у кого уже сформировалась психология жертвы. Тревогой по поводу учебы родители могут "заразить" отпрыска неосознанно.

Дочь моих знакомых явно перебарщивает с учебой, из-за чего часто болеет. С папой у девочки очень теплые отношения, души друг в друге не чают. Он, конечно, гордится своей победительницей всех олимпиад, но, беспокоясь о ее здоровье, по-дружески советовался со мной: ну почему дочка так надрывается. "Самое логичное, что можно предположить — тебе хочет нравиться". "Да я ж ее ничего не заставляю, да мне, если хочешь знать, ее учеба безразлична". "Угу, а ты ж ее спрашиваешь каждый день, как дела". "Обязательно!" "А вспомни, что именно ты говоришь?" "Ну... Как дела, что получила в школе... Думаешь, из-за этого?!! А меня тоже так всегда спрашивали. Я думал, это просто внимание к человеку... А как же говорить-то?" А можно спросить: как настроение или по-американски — как ты? "Как ты себя чувствуешь," — если повторять каждый день, тоже может внушить тревогу, только по поводу здоровья.

К содержанию

Послушание — это не мое

Бывает, что хорошая учеба построена на страхе. На страхе наказания, на страхе будущего, на страхе потери одобрения и любви родителей. Ведь любовь родителей — главный ресурс ребенка, дающий все необходимое для выживания: еду, ласку, информацию, эмоции. Слов нет, мотивация страхом работает железобетонно, и не только в детском возрасте.

Но, пусть простит меня читатель за такое сравнение, даже собака, которую пугали, избивали, считается непригодной для серьезных задач. Человек с сильным типом нервной системы сможет противостоять страху, но ребенок, скорее всего, для этого еще слаб. Сила приходит постепенно. Воспитанные на страхе, многие из нас на всю жизнь теряют способность действовать независимо, по капле выдавливая из себя послушного ребенка. Послушные же взрослые спросом не пользуются.

Не слишком ли высокая цена за возможность похвастаться перед знакомыми хорошей учебой сына или дочери? Или вы хотите, чтоб ребенок имел опыт успешности, опыт победителя? Но ведь невозможно быть победителем во всех видах спорта. Ищите, в чем именно ваш ребенок наиболее успешен, и уже тогда старайтесь его поддержать.

Алевтина Шевченко