Содержание:

Читать первую часть

К содержанию

Нас уже трое!

Практически все психологи, занимающиеся изучением семейных конфликтов и кризисов, сходятся на том, что одним из самых кризисных периодов в развитии семьи является рождение первенца. И наша семья, к сожалению, не стала исключением.

Конечно, из первой части рассказа можно сделать вывод, что кризис начался у нас еще в период моей беременности. Но это были, как говорится, цветочки. Так, репетиция... Помню, в статье Е.Комаровского, посвященной беременности, я среди рекомендаций будущим отцам прочла следующее: "Не стоит сетовать на то, что ваша беременная жена стала уделять вам меньше внимания - то ли еще будет, когда вы действительно станете папой!" Да уж... Действительно, на все Сашины жалобы по поводу того, как изменила меня беременность, стоило отвечать: "То ли еще будет, ой-ой-ой!"

Кризис в нашей семье, вызванный рождением ребенка, совпал с кризисом на Сашиной работе: смена руководства, новое начальство, постоянный аврал, в результате чего муж мой пропадал на работе практически круглосуточно.

...В субботу Саша забрал нас с Олечкой из роддома. В воскресенье утром мы втроем нежились на нашей широкой кровати. Я делилась с Сашей впечатлениями о родах, а он любовался новорожденной дочуркой, когда раздался телефонный звонок.

- Вот черт! - раздосадовано пробурчал муж, повесив трубку. - На работу вызывают.

- Сегодня вообще-то воскресенье, - напомнила я.

- Я в курсе...

- А начальница твоя в курсе, что ты только вчера забрал ребенка из роддома?

- Понимаешь, солнышко, - вздохнул Саша. - Эту работу кроме меня больше делать некому. Ну ничего, я постараюсь побыстрей управиться. Тем более, мне в отделе кадров обещали несколько дней отгулов дать по поводу рождения дочки. Так что посижу с вами дома, с Олькой понянчусь, - Саша ласково улыбнулся.

На следующий день муж вернулся с работы домой мрачнее тучи.

- Ходил сегодня к начальнице подписывать заявление на отгулы, - хмуро сообщил он.

- И что?

- И ничего... Она сказала, что, во-первых, сейчас много работы, а во-вторых, она не считает причину, по которой я беру отгулы, уважительной.

- Что значит, не считает? - возмутилась я.

- То и значит... Спросила: "Что, твоя жена не может сама ребенку памперс поменять?".

- Дура! - взорвалась я. - У нее что, своих детей нет?

- Как раз есть. Вот она и говорит: "Мы тут все рожали и воспитывали детей, и ничьи мужья отгулы не брали. Просто тебе твоя жена на голову садится, а ты ей это позволяешь".

- Господи, - я тяжело вздохнула. - И как ты только работаешь в этом терарриуме?

- Я сегодня задержусь, - сообщил мне Саша на следующий день, позвонив с работы.

- Уже задержался, - язвительно заметила я, - сейчас половина одиннадцатого вечера. А рабочий день у тебя, кажется, до шести.

- Я знаю...

- А я, значит, должна до ночи одна с ребенком сидеть, да?

Пойми, - в голосе мужа звякнул металл. - Пока я не закончу работу, я никуда не пойду.

Я знала, что Саша очень ответственно относится к своей работе, и спорить было бесполезно. Оставалось только тяжело вздохнуть и повесить трубку.

Саша вернулся глубокой ночью, когда мы с Олечкой давно спали. Услышав скрежет ключа в замочной скважине, я проснулась. Уже собралась высказать мужу, не стесняясь в выражениях, все, что я думаю по поводу столь поздних возвращений домой, но, увидев его бледное, усталое и расстроенное лицо, молча встала с кровати и отправилась на кухню разогревать ужин.

За едой Саша односложно отвечал на мои вопросы, вполуха слушал то, что я рассказывала о малышке, и смотрел куда-то в сторону.

- Да что с тобой? - не выдержала я.

Муж резким движением отодвинул от себя тарелку.

- Я уволюсь к чертовой матери! - запальчиво выкрикнул он.

- С чего это вдруг?

- Нас с приходом нового начальства совсем за людей не считают. Мы - как винтики, часть производственной машины. А сейчас - как назло! - я хочу побыстрее прийти домой, к дочке, а видишь, что получается?

Мне стало очень жаль Сашу.

- Успокойся, солнышко! - я ласково обняла его.- Все наладится, вот увидишь!

Я знала, что у моего мужа сложная, ответственная работа, на которой он и раньше часто задерживался и сильно уставал. Но никогда я не видела его таким подавленным и расстроенным. Позже я узнала, что обстановка в тот период на предприятии была такая, что люди увольнялись массово. Но Саша не мог так рисковать - ведь я сидела дома с ребенком, и он боялся оставить семью без средств к существованию даже на время поиска другого места работы - поэтому, стиснув зубы, держался за свое место.

Конечно же, мужу было очень нелегко. Нелегко, в первую очередь, от осознания того, что он практически не видит дочку и не принимает участия в ее воспитании. Нелегко из-за того, что приходилось буквально разрываться между домом и работой. Конечно же, Саша очень нуждался тогда в моей поддержке, но это я поняла позже. Тогда же, занятая хлопотами и заботами, обрушившимися на меня с рождением Олечки, измученная бессонными ночами и изнуряющим плачем младенца, я не думала о том, что и мужу тоже несладко, и вела себя по отношению к нему как эгоистка. Впрочем, тогда мне казалось, что как эгоист ведет себя как раз Саша.

Помню, когда я еще была беременная, моя подруга спросила меня: "Саша так поздно работает - кто же будет помогать тебе с ребенком?" - "Сама справлюсь! - уверенно ответила я. - Иначе что я за мать?"

Легко сказать! В ситуации, когда малышка плакала днями и ночами, и я не могла ни на секунду положить ее в кроватку, когда Олечка буквально "висела" у меня на груди круглыми сутками, когда в течение целого дня я безуспешно пыталась дойти до кухни, чтобы выпить чаю, или до ванной, чтобы помыться, я быстро поняла, что без помощи родственников мне не обойтись. Но самое обидное заключалось в том, что помогали мне в основном родители, а Саша - практически нет. Вернее, он и рад бы был, но с работы приходил ни живой, ни мертвый. Сейчас я это понимаю, но тогда...

- Постирай, пожалуйста, пеленки, - обратилась я к Саше как-то вечером (стиральной машины у нас еще не было). Конечно, любой скажет, что заставлять мужа стирать пеленки после столь напряженного дня просто жестоко. Но, опять повторюсь, в ситуации, когда ребенок все время плакал и ни на секунду не слезал с рук, когда я сама валилась с ног от усталости и недосыпа, выбирать не приходилась.

- Да, сейчас, - флегматично отозвался муж, усаживаясь в кресло.

- Солнышко, ну пожалуйста!

- Сейчас, сейчас, миленькая... Вот только передохну пару минут...

Вздохнув, я пошла укладывать Олечку. Когда я вернулась, Саша спал в кресле, запрокинув голову и приоткрыв рот...

Ночью Олечка очень плохо спала. Я кормила ее, носила на руках, качала в кроватке, снова кормила, снова носила, снова качала, и так ночь наполет. Под утро вид мужа, сладко посапывающего на своей подушке, начал вызывать у меня ярость. Конечно, правильнее было бы спокойно разбудить Сашу и перепоручить дочку его заботам, но я с силой толкнула его локтем в бок.

- А?.. Что?... - Саша растерянно таращил на меня сонные глаза.

- Ты не слышишь - твой ребенок плачет!

- Нет... Я не слышал... Я ничего не слышал... Я спал.

- Объясни мне, как можно спать, когда плачет ребенок? Отец, называется!

- Солнышко, ты же знаешь, у меня очень крепкий сон. Ну, хорошо, давай я Олечку покачаю...

Таких мелочей накапливалось много, а вместе с ними накапливалась и моя обида.

Обижало и расстраивало меня еще и то, что, хотя на словах Саша и рвался почаще быть со мной и с дочкой, на деле пользовался любым предлогом, чтобы "улизнуть" из дома.

- Завтра мои однокурсники собираются на вечер встреч, - сообщил он как-то. - Очень звали меня. Неудобно будет не прийти.

- Мои однокурсники тоже недавно собирались, но я не пошла, потому что не с кем было оставить Олю, - заметила я - А теперь ты идешь, а я должна сидеть дома. Между прочим, ребенок не только мой, но и твой тоже.

- Солнышко, я ненадолго, ладно?

В следующий раз был банкет на работе, который тоже ни в коем случае нельзя было пропустить. Потом чей-то день рождения. Потом кто-то из знакомых попросил починить компьютер, с которым Саша возился несколько выходных подряд. И еще, и еще...

Но больше всего настораживало меня другое: даже находясь дома, Саша был каким-то мрачным и отрешенным. Вместе со мной он гулял с дочкой, помогал мне купать ее, пытался что-то сделать по дому - но все это словно "на автомате". И при первой же возможности старался спрятаться в увлекательный мир компьютерных игрушек и Интернета.

"Похоже, наша семья вступила в стадию того самого кризиса, который мы изучали на семейной конфликтологии в институте, - решила я, - надо что-то делать".

Решила обратиться за советом к опытной в "делах семейных" подруге, которая была уже пять лет замужем и воспитывала годовалого сынишку.

- Ну, это общая ситуация, ты же знаешь, - констатировала она, - и в нашей семье тоже были напряги после рождения ребенка. Причем первые полгода мы еще как-то держались, зато потом начался полный экшн! Несколько откровенных разговоров с мужем помогли расставить точки над i. И тебе я советую сделать то же самое: просто сядьте вместе и оба проговорите свои тревоги и опасения. У Саши твоего, видимо, их немало, раз он старается пореже бывать дома и так странно себя ведет. Просто обсудите ситуацию вместе и решите, что делать.

"Она права, - подумала я, - конечно же, надо откровенно поговорить".

Повод для разговора не заставил себя долго ждать.

- Погладь, пожалуйста, пеленки, пока я кормлю Олечку, - попросила я мужа, - а потом вместе пойдем погуляем, ладно?

- Да, сейчас, - как всегда, флегматично отозвался Саша.

Я ушла в спальню кормить дочку. Вернувшись, я застала своего любимого мужа, увлеченно сражающегося с компьютерными монстрами.

Это послужило последней каплей, переполнившей чашу моего терпения.

- Раз в жизни остался в выходной дома! - кричала я.- И сидишь развлекаешься, пока я разрываюсь между домашними делами и ребенком! Ты не видишь, что я уже с ног падаю! Почему-то все это понимают: и мои родители и твоя мама стараются мне помочь - все, кроме тебя!

- Если бы я не хотел тебе помочь, то не сейчас не находился бы дома, а пошел пить пиво с Серегой, - огрызнулся муж, не поворачивая головы от компьютера. - А пеленки я сейчас поглажу, и нечего на меня орать.

- Ах, так! - взвилась я. - Ну и вали к своему Сереге! Отец называется! Всю неделю ребенка не видит, и на выходные только и думает, куда бы сбежать!

- Да, я такой! - неожиданно взорвался Саша. - Я такой, какой я есть! Ты, между прочим, видела, за кого замуж выходила!

- Ты как со мной разговариваешь? - оторопела я: обычно муж крайне редко повышал на меня голос.

- А ты? - Саша поднял на меня злые, колючие глаза.

- А что я?

- А ты как со мной разговариваешь? Когда я последний раз от тебя доброе слово слышал? Раньше ты всегда такой ласковой была, а теперь постоянно кричишь, ругаешься. Зачем ты стала такой? - последние слова прозвучали уже не зло, а как-то жалобно.

Неожиданно Саша опустился на диван и закрыл лицо руками.

- Я устал, - тихо проговорил он, - я устал от того, что мы с тобой постоянно ругаемся. Я устал от того, что на работе мы словно винтики в производственной машине: поломаются - заменят на новые. Я устал от того, что практически не вижу вас. Я устал от того, что дочка без меня растет! - на последних словах голос мужа сорвался, и он заплакал.

Я почувствовала, как мои глаза тоже наливаются слезами и к горлу подступает комок. Сев рядом с Сашей на диван, я прижалась к нему. Какое-то время мы молча плакали, обнявшись.

- Солнышко! - смогла я наконец выговорить сквозь слезы. - Пожалуйста, прости меня!

- И ты меня тоже.

- Да что я? Я давно тебя простила.

- И я тебя тоже...

Саша больше ничего не сказал мне, но и те несколько слов, которые он произнес "в запале", заставили меня всерьез задуматься.

Мне казалось, что за пять лет, которые мы встречались, и тот год с небольшим, что мы прожили вместе, я хорошо изучила своего Сашу. Оказалось, что нет. Я не знала, что в стрессовых ситуациях моему мужу свойственно замыкаться и уходить в себя. А в том, что с самого рождения Олечки он постоянно находился в состоянии сильного стресса, сомнений быть не могло. Напряженная обстановка на работе, не менее напряженная обстановка дома, невозможность расслабиться и отдохнуть после трудового дня, недосып (все-таки бессонные ночи коснулись и его), постоянные ссоры со мной... К этому еще добавлялась неуверенность в себе как в хорошем отце.

Что и говорить, мало кто из молодых папаш может похвастаться умением ловко обращаться с новорожденным младенцем. Саша и рад был бы помочь мне с дочкой, но не знал, с какой стороны к ней подойти в буквальном смысле этого слова (поначалу даже на руки боялся ее лишний раз взять). А плач ребенка и вовсе выбивал мужа из колеи ("Почему она плачет? Почему она не успокаивается у меня на руках? Что я не так делаю?"). Мне бы набраться терпения и спокойно рассказать, показать, научить мужа ухаживать за малышкой. Но тогда у меня на это не было ни сил, ни времени, а Сашина "бестолковость" злила меня и служила поводом для ссор и обид.

Конечно, другой бы на его месте давно заявил о себе вспышками раздражения, гнева и агрессии (как, собственно, поступала я по отношению к мужу), другой бы на все мои наезды в аналогичной ситуации ответил так, что мало бы не показалось. Но Саша молчал, подавлял все в себе и старался просто уйти от тягостной ситуации: то ли под каким-нибудь предлогом из дома, то ли в мир компьютерных увлечений, то ли просто мысленно отключиться. Поэтому, даже когда он находился дома, его словно не было рядом с нами.

После этого разговора мы стали (не сразу, конечно, а постепенно) выходить из сложившейся в нашей семье кризисной ситуации. В этом, конечно, нам очень помогла Олечка, которая со временем стала значительно спокойней, и у меня, наконец, "развязались руки". Где-то к трем Олиным месяцам я научилась справляться и с ребенком, и с домашним хозяйством вполне самостоятельно, и при этом совсем не обижалась на мужа, который по-прежнему задерживался допоздна на работе.

- Тяжело, тебе, наверное! - сокрушались мои родители. - Саша так поздно работает, а ты целый день одна с ребенком. Когда у нас были маленькие дети, мы все делали вместе, а ты все сама: гуляешь с ребенком сама, купаешь сама, спать укладываешь сама!

- А сколько человек, по-вашему, должны укладывать ребенка спать? Всей семьей по очереди?

Действительно, я не испытывала ни малейшего дискомфорта из-за того, что по вечерам я одна гуляла с Олей, а затем сама купала ее и, уложив спать, терпеливо ждала мужа с работы. Кстати, отрезок времени, когда дочка уже спала, а Саша еще не пришел с работы, вскоре стал моим самым любимым, так как это время я полностью могла посвятить себе: могла посмотреть телевизор, почитать, поучить английский или продолжить записи в своем дневнике.

По мере взросления Олечки мне становилось все легче. Конечно, я не могу сказать, что не уставала и не устаю - все-таки ребенок есть ребенок. Но выжатым лимоном не чувствовала себя никогда - скорее всего из-за того, что общение с дочкой дарит мне ни с чем не сравнимое удовольствие.

Вскоре я, как и в самом начале нашей семейной жизни, начала варить мужу по утрам кофе, а на ужин готовить его любимые блюда. А со временем я стала позволять делать Саше небольшие поблажки.

- Ты хочешь позаниматься своими делами? - спрашивала я, видя, что муж не в силах оторваться от экрана монитора. - Ну, мы пока сходим с Олечкой погуляем, хорошо?

- Что ты, что ты! - Саша немедленно вскакивал. - Я пойду с вами!

- Да ты не переживай, мы недалеко и ненадолго. Скоро придем.

Так как обстановка у мужа на работе продолжала оставаться напряженной, я пришла к выводу, что Саша все-таки здорово нуждается в отдыхе. Поэтому я решила в один из выходных (как правило, в субботу), если не предвиделось ничего важного и срочного, устраивать мужу релакс. В таких случаях я стала предоставлять ему возможность подольше поспать, забирая проснувшуюся Олечку в другую комнату, а затем уходила с дочкой гулять, выделяя Саше таким образом личное время. Он мог спать, читать или смотреть телевизор, сидеть за любимым компьютером - в общем, "отводить душу". А ближе к субботнему вечеру выспавшийся и отдохнувший муж охотно включался в домашние хлопоты и возню с дочкой - в общем, снова начинал "работать хорошим мужем и папой".

Можно, конечно, возразить, что муж должен принимать более активное участие в жизни семьи и в воспитании ребенка. Но подобные "поблажки" я делала совершенно сознательно, так сказать, для профилактики "ностальгии по холостяцкой жизни". В результате муж стал принимать гораздо большее участие в жизни семьи и в воспитании ребенка, причем делать это искренне и с удовольствием, а не "из-под палки".

Можно возразить, что женщина, сидящая дома с ребенком, устает не меньше, поэтому муж с тем же успехом может в выходной день взять на себя заботы о ребенке, предоставляя жене возможность подольше поспать и заняться своими делами. Но разве задача супругов выяснять, кому тяжелее: жене с дома ребенком или мужу в офисе? По-моему, для создания счастливой семьи просто нужно поддерживать друг друга по мере возможности. Зачем выяснять, кому легче, а кому тяжелее, когда муж с женой находятся в одной упряжке? Тем более, я точно знаю, что когда мне будет трудно, мой муж всегда поддержит меня.

...Субботний вечер, мы все втроем гуляем в городском парке. Саша с гордым видом несет Олечку на своей шее. Вот мы с умилением наблюдаем, как малышка смешно ковыляет, делая свои первые робкие шажки, от меня к Саше, а от Саше ко мне. Вот мы берем дочку за ручки и устраиваем ей любимый аттракцион "Полетели, полетели", поднимая ее над землей. Малышка пищит от восторга и заливается счастливым смехом.

А вечером мы, уложив Олечку спать, сидим в обнимку возле ее кроватки.

- Вот и год прошел, - вздыхает Саша.- Выросла наша дочечка...

- Скажи, - спрашиваю я, - как ты теперь считаешь: трудно быть папой?

- Нелегко, - улыбается муж. - Но все-таки как здорово!

Kate Kostyan, sea_gull81@mail.ru.