Содержание:

Теплый летний вечер. Мы с годовалой Олечкой гуляем в парке возле дома. Издали я замечаю направляющуюся к нам фигуру мужа - он наконец-то возвращается с работы.

- Олечка, смотри, папа идет! - говорю я дочке. - Олечка, где папа?

Малышка тут же прерывает оживленную возню с пластиковой бутылкой, поднимает голову и, оглядываясь по сторонам, ласково лепечет "па-па". Увидев отца, приветствует его радостным визгом.

- Привет, Олененок! - Саша подхватывает дочку на руки и немедленно подбрасывает в воздух. Малышка радостно хохочет.

- Знаешь, - сообщаю я. - Ты теперь не только самый лучший в мире муж, но и самый лучший в мире папа!

- Правда? - сияет Саша.- Мои маленькие!

...Воскресное утро. Я вынимаю проснувшуюся Олечку из кроватки. Та, поползав несколько минут по полу, забирается на нашу кровать.

- Олечка, не буди папу - папа спит! - предупреждаю я.

- Па-па! - повторяет за мной Оля. Затем она устраивается на кровати поудобнее, и, прижавшись к Сашиным ногам, внимательно смотрит на него. Я тоже подсаживаюсь рядом.

"Какой у меня милый, хороший муж, - думаю я в очередной раз. - И как же ему все-таки нелегко приходилось временами!"

К содержанию

Рождение нашей семьи

Мы познакомились, когда нам обоим было по восемнадцать. Оба - студенты-второкурсники, учились, правда, в разных институтах и на разных специальностях. Пять лет счастливых романтических встреч постепенно привели к принятию решения о женитьбе. Впрочем, с самого начала наших отношений все - и наши родители, и наши друзья - были уверены, что дело закончится свадьбой.

Помню, в день подачи заявления в ЗАГС мы волновались так, как будто собирались сдавать сложный ответственный экзамен. Закончив необходимые формальности, вышли на порог и облегченно вздохнули.

- Это дело надо отметить! - предложил Саша.

Мы отправились в ближайшее кафе. Дальше - смешно вспоминать до сих пор - несмотря на торжественность случая, заказали мы не шампанского, а по пятьдесят грамм водки ("чтобы снять стресс") и большую пиццу на двоих.

- Ну, за что будем пить? - улыбнулся мой жених.

- Давай выпьем за то, - предложила я. - чтобы ты был для меня самым лучшим в мире мужем, а со временем стал и самым лучшим в мире папой для нашего малыша!...

Еще мне почему-то очень запомнилось утро после нашей свадьбы. Проснулась я рано, несмотря на то, что мы гуляли до глубокой ночи. Огляделась вокруг. Наша новая квартира, куда мы въехали сразу же после свадебного банкета и провели первую брачную ночь, где еще не успели навести порядок, расставить до конца мебель, разложить вещи...

"Надо же, мы будем жить здесь вдвоем, - подумала я. - Как странно! Даже не по себе как-то делается...".

- Моя маленькая женушка! - проснувшись, Саша протянул руку, чтобы обнять меня.

- Мой любимый муж! - отозвалась я. - Ну, что, будем вставать?

- Ага, надо бы в душ сходить, только у меня здесь нет никакой одежды, кроме свадебного костюма.

- Ха-ха! - развеселилась я.- К переезду на новую квартиру надо готовиться основательно! Придется теперь идти в душ в белой свадебной рубашке!

- А покушать у нас что-нибудь есть?

- Трудно сказать. Разве что яйца и сливочное масло. Ну и кое-какие объедки со свадебного стола. А что, ты разве вчера в ресторане не наелся?

Так началась наша семейная жизнь...

К содержанию

"А я готовлюсь стать отцом!"

Первые месяцы совместной жизни оставили у меня смутные, расплывчатые воспоминания, скорее всего потому, что были, пожалуй, самыми гладкими и спокойными. Запомнилось мне только то, что Саша всегда поздно приходил домой с работы и часто выходил на работу в выходные, а я терпеливо ждала его дома с горячим ужином. Играть роль жены мне очень нравилось.

Все изменилось в один день.

- По-моему, я беременная... - растерянно сообщила я мужу субботним утром. - Посмотри, - я показала ему тест с двумя ярко-красными полосками.

- Так это же хорошо! - обрадованно воскликнул Саша.

- Ничего хорошего! - мрачно отозвалась я.

- То есть как это, ничего хорошего? Ведь мы же хотели!

- Да живот болит, зараза... Впечатление такое, будто прямо сейчас рожать начну.

- Что с тобой? - испугался Саша. - Может, к врачу надо?

- К какому врачу? - я безнадежно махнула рукой. - Сегодня суббота, консультация не работает, а дежурный врач возиться не станет. И вообще, врач на таком сроке еще ничего не увидит, а трогать меня сейчас лишний раз не надо. Полежу до понедельника, а там видно будет.

Неожиданно Саша отвернулся к стене, и плечи его затряслись.

- Что с тобой? - растерялась я: практически никогда я не видела, чтобы мой муж плакал.

Саша поднял мокрые от слез глаза.

- А вдруг... вдруг ты умрешь во время родов? - пробормотал он. - Что я тогда буду делать? Я ведь жить без тебя не могу!

- Дурак, - беззлобно ответила я.

- А если у тебя будет выкидыш? - продолжал всхлипывать муж. - Ты ведь так хотела ребеночка, ты не переживешь, если его потеряешь! Или вдруг это внематочная? Почему у тебя болит живот?

- Так, все, хватит, - прервала я его горестный монолог. - Успокойся! Нахватался умных слов: выкидыш, внематочная... Все в порядке будет и со мной, и с нашим ребенком, ясно?

- Знаешь, - сообщила я Саше спустя пару дней, после визита к гинекологу. - Мне какое-то время придется полежать в больнице. Угроза выкидыша.

Я старалась говорить спокойно, но Саша не на шутку перепугался.

- Как в больницу? Зачем? Что с тобой?

- Успокойся, - ответила я нарочито бодрым голосом. - Ты что, наших врачей не знаешь? Вечно перестраховываются. Полежу пару неделек, и все будет в порядке.

- Как это, успокойся? Мою жену кладут в больницу, да еще с угрозой выкидыша!

- Ну, ты прямо как маленький! - рассердилась я. - Разве не знаешь, что сейчас всех беременных на сохранение кладут - для профилактики? И вообще, кто кого должен успокаивать - я тебя или ты меня?

Последний вопрос был чисто риторическим. Конечно, мне хотелось получить поддержку от мужа. Но Саша был гораздо меньше меня осведомлен в проблемах, связанных с беременностью и родами, и все происходящее пугало его. К тому же, он вообще опасался врачей и ненавидел больницы.

Мое лежание на сохранении "для профилактики" растянулось в общей сложности на три месяца, и это стало первым испытанием для нашей молодой семьи. Все это время я, занятая мыслями о своем "положении", измученная сильным токсикозом, бесконечными уколами, капельницами и страхом потерять ребенка, не особо задумывалась о том, каково в этот период приходится моему мужу.

А ему как раз приходилось очень несладко. Не только из-за того, что мы редко виделись (в больнице посещения разрешались только в строго определенные часы, и Саша мог только забежать ко мне на 15-20 минут перед работой и изредка, с разрешения врачей, забрать меня домой на выходные), и он очень тосковал без меня. Не только потому, что Саша переживал за нашего будущего ребенка еще сильнее меня, так как был меньше информирован, и словосочетание "угроза выкидыша" звучало для него очень пугающе. Тяжелее всего для мужа оказались перемены в моем характере, сопровождающие столь нелегкую беременность.

- Вот, принес тебе покушать, - сообщил Саша, придя ко мне, как обычно, утром в больницу.

- Я же просила не носить мне еду! - простонала я, отворачиваясь.

- Солнышко, надо же поесть хоть немножко, - ласково уговаривал меня муж

- Не могу...

- Ну на, хоть печенье погрызи.

При виде пакета, который Саша достал из сумки, я немедленно зажала рот рукой и устремилась вдоль по коридору - в сторону туалета.

- Опять тошнит? - вздохнул Саша, когда я, бледная, со слезящимися глазами, вернулась. - Бедненькая моя!

- Сколько раз я тебе говорила, что на еду даже смотреть не могу - почему ты меня не слушаешь?!

- Солнышко, пойми, ты должна есть - ради нашего ребеночка. Подумай о нем!

- Да отстань ты! - я с силой оттолкнула мужа. Затем, опустившись на лавочку, закрыла лицо руками и горько заплакала.

- Маленькая моя! - Саша опустился рядом со мной и ласково погладил по голове. - Моя маленькая любимая женушка...

Постепенно дела пошли на поправку, и меня выписали из больницы, но на этом трудности не закончились.

Наверное, правильнее было бы назвать эту главу не "Трудно быть папой", а "Трудно быть мужем беременной женщины". Но Саша, готовящийся стать отцом, заранее входил в курс тех сложностей, которые неизбежно влекло за собой изменение его статуса, и терпеливо сносил все мои "беременные" капризы и странности.

Справедливости ради надо отметить, что и он далеко не всегда вел себя как ангел. Но если раньше я спокойно мирилась с недостатками и слабостями мужа, то теперь я просто не могла на них реагировать адекватно. Например, желание Саши в выходной день попить пиво с друзьями возводилось в ранг преступления ("Ты оставишь свою беременную жену одну дома?"), а рассуждения на тему "Надо бы монитор купить, а то старый никуда не годится, тем более, Серега давно проапгрейдился" (муж у меня - заядлый компьютерщик), считались величайшим кощунством.

- О чем ты вообще думаешь? - возмущенно кричала я. - Впереди столько расходов предстоит, а у тебя одни железки на уме! Серега твой, между прочим, не женат, вот и занимается ерундой. Надо было и тебе не жениться, а ходить с твоим Серегой по компьютерным лавкам, пить пиво и апгрейдиться в свое удовольствие!

Глупо, конечно, я себя вела, нельзя так - никогда нельзя провоцировать в муже ностальгию по беззаботной холостяцкой жизни...

Вообще всю беременность меня постоянно мучили какие-то волнения и опасения. Особенно по ночам. Ближе к третьему триместру я очень плохо спала ночью, и в голову лезли всевозможные страхи.

- Почему она не толкается? - разбудила я Сашу как-то ночью.

- Конечно, не толкается. Спит ребенок. И ты спи, - сонно ответил Саша.

- Да как это спит? Я всегда, когда просыпаюсь ночью, чувствую ее движения!

Дурочка ты моя маленькая, - Саша приложил ухо к моему животу. - Все в порядке с нашей дочечкой. Я слышу, как бьется ее сердечко.

В следующий раз я проснулась ночью от тянущих болей в животе.

- По-моему, у меня начались схватки, - взволнованно сообщила я Саше. - Вызывай скорую.

- Да какие схватки, какая скорая? Тебе рожать через два месяца! Спи, давай.

- Ты что, дурак! - взорвалась я. - Не знаешь, что такое преждевременные роды?

Естественно, это были никакие не преждевременные роды, и на следующее утро меня мучили угрызения совести из-за того, что я разбудила Сашу посреди ночи и не дала ему выспаться перед работой.

Не обошли мы и такую спорную тему, как присутствие мужа на родах. До беременности я хоть и не особо представляла, что есть роды на самом деле, но почему-то была уверена, что мужу присутствовать при этом деле совсем необязательно. Саша эту точку зрения вполне разделял. Но во время беременности, ближе к родам, мое мнение неожиданно изменилось.

- Почему ты не хочешь пойти со мной на роды? - допытывалась я (как обычно, желание вести "задушевные беседы" появлялось у меня в ночное время суток).

- Солнышко... ну как бы тебе объяснить, - сонно оправдывался Саша, - понимаешь... ну, боюсь я!

- Боится он! А я, думаешь, не боюсь? Я ужасно боюсь рожать, пойми! И ты в такой момент хочешь оставить меня одну?

Впрочем, я не особо давила на мужа. Для меня определяющим фактором стало то, что по нашим меркам совместные роды - дорогое удовольствие, а расходы и без того предстояли не маленькие. Так что рожала я сама, о чем ни секунды не пожалела.

Утро 7 июля в родзале... Говорят, женщина в первые минуты после рождения ребенка испытывает ни с чем не сравнимую эйфорию и прилив счастья, а боль и перенесенные страдания тут же отступают. Со мной было иначе - после родов я чувствовала себя совершенно измученной, разбитой морально и физически и какой-то опустошенной. Тяжелее физической боли был для меня осадок, оставшийся от грубого и хамского обращения медперсонала.

Где-то в изголовье моего кресла затрещал мобильный.

- Простите, вы не могли бы подать мне телефон? - обратилась я к находившейся в родзале акушерке.

- Я тебе что, официантка?! - взвилась та, но мобильный все-таки подала.

Смотрю на экран телефона. HUSBAND SASHA. Ага, значит уже в курсе...

- Привет, солнышко! - голос мужа звучал очень взволнованно. - Как ты? Как маленькая?

- Нормально. Я тебе позже позвоню, - сообщила я и отключилась. Разговаривать не было ни сил, ни желания.

Через некоторое время, придя в себя и обретя дар речи, я перезвонила Саше.

- Родила? - взволнованно расспрашивал он.- Сама, без кесарева?

- Ты не поверишь, даже почти без разрывов.

- Солнышко, я тебя люблю!

- Я тебя тоже.

Так началась наша новая жизнь - жизнь втроем.

Читать дальше

Kate Kostyan, sea_gull81@mail.ru.