Губы Женька красила особенно тщательно. Сегодня все должно быть безупречно. Почти десять лет ждала она этого дня. Сегодня придет к Валентине и все продемонстрирует. Пусть посмотрит.

Муж выглянул из кухни (по воскресеньям обед готовил он: так она постановила с самого начала семейной жизни).

- Ты куда-то собираешься?
- Да. К сестре.

Муж в замешательстве вытер руки о фартук.

- У тебя есть сестра? Ты никогда не говорила...
- Да, есть. Мы в ссоре. Но я решила, что надо же кому-то первому уступить.

Женька слегка улыбнулась и развела руками. Уголком глаза она наблюдала за собой в зеркале: здорово получилось. И на мужа ее великодушие произвело впечатление:

- Ты у меня умница! - чмокнул в щеку и скрылся в кухне.

"Фотографии не забыть...особенно ту, что на фоне новой машины...вроде бы все...".

Женька, незаметно для себя, начала волноваться, как артистка перед выходом на сцену. Для нее главным было не помириться, а доказать этой дуре...

Тогда, десять лет назад, слова Валентины здорово хлестнули по самолюбию. Старшая сестра сказала, что Женька - никчемный человек. Началось с того, что из техникума ее отчислили, и пошло: "одни мальчишки на уме, без учебы ничего не добьешься..." Женька просто в ярость пришла: "Ты-то, вобла сушеная! Чего ты добилась в своей библиотеке?"

Валентина вздрогнула и замерла. Просто смотрела на разбушевавшуюся младшую сестренку, о которой, как умела, заботилась после смерти родителей, и молчала. Женька чувствовала, что неправа, но ее уже понесло: "Раз так - плевать я на тебя хотела!" Она хлопнула входной дверью так, что соседи, кто только дома был, выглянули в коридор и вопросительно переглядывались.

На улице Женька успокоилась и стала думать, что же делать дальше. Ее размышления прервал молодой военный: "Девушка, - сказал он, и его оттопыренные уши стали ярко-алыми. - Девушка...". На этом его красноречие иссякло. Женька кокетливо улыбнулась, повела плечиком и опустила глаза. "Ну, все, сгорят сейчас уши, - но раз уж по них врезался, упускать нельзя. Капитан, пусть пожарник... Неплохо бы.... А что лопух - так даже лучше".

Не зря мальчишки были на уме: Женька так сумела повернуть, что в тот же вечер Витюша сделал ей предложение. На другой день она забрала из дома свои документы, объявила Валентине, что устроилась на фабрику и будет жить в общежитии, и ушла на десять лет.

Поначалу снимали квартиру, а потом им дали комнату на территории училища, где Виктор преподавал.

Женька расцвела. Не только курсанты слюну сглатывали, когда она мимо проходила, сам начальник училища глаз положил. Ну, он опытный был мужик, ни ее муженек-лопушок ничего не заметил, ни его жена не могла ничего определенного сказать, хотя и подозревала, конечно.

Зато как выделили квартиру на училище, сразу оказалось, что их комната в бараке совершенно необходима для учебного процесса. К тому времени сын родился, так что дали двухкомнатную. Витюшу повысили в звании, маячила должность начальника кафедры. Дом - полная чаша. Муж иногда удивлялся, как она здорово умеет семейный бюджет вести и покупать так дешево такие прекрасные вещи.

Подходя к знакомому переулку, Женька ускорила шаг. "Интересно, а вдруг Валька замуж вышла, детей народила? Ладно, фрукты, сладости есть, на всех хватит. Батюшки, дверь железная, реечкой обшитая! Раскошелились соседи!"

Открыла Анна Петровна, соседка, которую Женька помнила, сколько себя, обрадовалась:

- Женечка! Навестить зашла - как хорошо! Проходи!

Женька вошла в коридор и не узнала его. Шикарный ремонт, дубовые двери...

- Сюда, ко мне проходи, - звала Анна Федоровна.
- А Валя? Валя уехала?
- Женечка, - старушка растерялась, - разве ты не знаешь? Она лет восемь, как умерла... Да ты проходи, посидим, попьем чайку, помянем...

Женька словно окаменела. Она слушала говорок соседки, которая рассказывала о Валиной болезни и смерти, о похоронах, о том, как их комната досталась кому-то, а потом кто-то все скупил, осталась одна Анна Федоровна, но ее выживать не торопятся, она вроде сторожа у них... Женьке все это было совершенно неинтересно, в горле стоял ком.

Добравшись, наконец, домой, она швырнула сумочку на подзеркальник, сбросила туфли и прошла в спальню. Муж с сыном во все глаза смотрели на нее.

- Умерла Валентина, оставьте меня, - прорыдала Женька и, закусив губы, удержала рвущееся "ненавижу вас!"

Она бросилась на кровать и разрыдалась горько и зло: как Валентина посмела умереть? Для кого и для чего были потрачены эти десять лет? И как жить дальше?..

Елена Панфилова