Содержание:

Театральные здания - это лицо столицы, ее архитектурное украшение. Построенные лучшими зодчими, они являются национальным культурным достоянием всей страны. В одном из таких зданий в Камергерском переулке с 1898 года располагается Московский Художественный театр, сам по себе явление уникальное в русском искусстве. Возглавляет сегодня МХТ народный артист СССР Олег Табаков.

К содержанию

Десяток имен одного переулка

Переулок этот маленький - от Тверской до Большой Дмитровки. С десяток, а то и меньше домов по одной стороне, столько же по другой. И не всегда он был Камергерским. Назвали его так потому, что жили здесь когда-то три камергера: С. Голицын, В. Стрешнев и П. Бекетов. Стоило ли хлопот... Другое дело, раньше он был Егорьевским, так это по монастырю и церкви святого Георгия, или позже именовался Спасским - опять же по церкви Спаса Преображения. А то числился еще Газетным - считали его продолжением переулка, что на другой стороне Тверской уходит в сторону Большой Никитской. По той же причине называли и Кузнецким - как продолжение Кузнецкого моста. Из-за живших когда-то здесь квасников откликался на название Квасной, а из-за дворца Одоевских принял и эту фамилию. Для большинства москвичей века прошлого - это проезд Художественного театра. Сейчас переулок снова Камергерский.

К содержанию

Когда МХТа здесь еще не было

Дворец Одоевских стоял как раз на том месте, где много позже разместился МХТ. Лет сто владели дворцом представители славного русского рода. Потом он начал переходить из рук в руки, и после очередной реконструкции в здании появились зрительный зал и сцена, на которой шли спектакли театра Корша, частной русской оперы Саввы Мамонтова. Однако высокая духовная насыщенность присутствовала в этом доме не всегда. В конце позапрошлого века, проходя мимо него, москвичи осеняли себя крестным знаменем. Еще бы, "Кабаре-буфф", которым руководил француз из Алжира Шарль Омон, "славилось" стриптизом. В 1896 году в здании случился пожар, который удалось потушить с огромным трудом: говорили, Господь наказал заведение за безнравственность.

К содержанию

Честь - дороже денег

Спустя несколько лет француз от аренды помещения отказался, чем и воспользовался фабрикант и меценат Савва Морозов, взваливший на свои плечи хозяйственные заботы входившего в силу Московского Художественного театра. Он заключил договор об аренде и обязался профинансировать все строительные и отделочные работы. Человек С. Морозов, конечно, был состоятельный, но деньги считать умел. А уж для Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко в успехе их нового дела средства играли наиважнейшую роль. Вот как вспоминал внук С. Морозова о встрече этих трех людей со знаменитым архитектором Федором (Францом) Шехтелем, которому они хотели поручить реконструкцию: "...Станиславский и Немирович озабоченно переглянулись. Какую цену заломит знаменитый зодчий? Но спросить напрямую как-то не решались. Не касался этого вопроса и Морозов. После томительной паузы он наконец вымолвил: "Что касается финансовой стороны дела, то...". Тут Шехтель предупредительно поднял руку: "Об этом, милостивые государи, говорить не будем.

Заказ театра, украшающего Москву, я почитаю за честь выполнить безвозмездно". Станиславский и Немирович оцепенели. Морозов рассмеялся: "Знай наших! Фамилия Шехтель иностранная, а размах у Франца Осиповича истинно русский!"

К содержанию

Художественный общедоступный театр

Строительство театра началось в феврале 1902 года, а уже в октябре москвичи присутствовали на премьере. Московский "Курьер" писал: "Вкус и простота подали друг другу руки и, призывая на подмогу подлинную щедрость мецената, сотворили шедевр". Необычным в театре было все. Зрители с восхищением разглядывали оформление подъездов, над которыми горели фонари-светильники с дуговыми лампами. И даже двери с необыкновенными ручками и квадратными окошечками в дубовых рамах выглядели необычайно и привлекательно. А над правым подъездом позже появился горельеф скульптора Анны Голубкиной с изображением пловца, преодолевающего волны. Но это было еще не все. Зал... Дыхание перехватывало - так прекрасен и с таким вкусом был он оформлен: освещенный бледно-розовыми фонариками по бокам и такими же фонариками, собранными на потолке в люстру, выдержанный в элегантных пастельных тонах, с занавесом темно-коричневого цвета, который не опускался сверху, а расходился на две половины в разные стороны. А сколько ковров, а какая дубовая мебель... Великолепны были гримуборные для артистов, необычна оснащенная уникальным механизмом вращающаяся сцена, созданная по проекту Шехтеля - светом на ней управлял электрический рояль. Что и говорить, здание стало образцом сочетания театральных и архитектурных идей!

К содержанию

Российской сцены торжество

Но не зданием единым жив театр. Главное - это великолепное помещение было предназначено для лучшего, какой знала Россия за всю историю существования в ней профессионального театра коллектива, возглавляемого гениальными русскими мастерами К. Станиславским и В. Немировичем-Данченко. Да только ли Россия восторгалась этим театром? Слава о нем перешла далеко за ее границы. Поэтому, высоко оценив красоту интерьеров, зрители тут же забывали об антураже, захваченные той пронзительной правдой, что рождалась на сцене Московского общедоступного театра. Впрочем, скоро из названия это слово пришлось снять - вместить всех желающих театр не мог. На сцене МХТа были впервые сыграны пьесы Чехова, Горького, Андреева, поставлены произведения Гоголя, Толстого, Достоевского, Островского, Тургенева, Булгакова... Не говоря уже о мировой драматургии. И что за чудо были в этом театре актеры: Москвин, Качалов, Лужский, Леонидов, Хмелев, Массальский, Ливанов, Грибов, Яншин, Кторов, Станицин, Книппер-Чехова, Лилина, Андровская, Тарасова!

.. А сам Станиславский! Каким великим актером он был!..

К содержанию

Планета по имени Шехтель

Но время идет, и здания театров стареют. В 1974 году было решено провести реконструкцию и реставрацию МХАТа. Здание разделили вертикально по линии театрального занавеса, а затем сценическую коробку отодвинули на 11,9 метра. Свободное пространство между сценой и залом оградили стенами (Позже в комплексе новой сцены была восстановлена гримуборная Олега Ефремова, много лет руководившего театром). Площадь помещения увеличилась, но со стороны Камергерского это совсем незаметно. Интерьеры театра, как они были задуманы Шехтелем, цветовую гамму, орнаменты сохранили. Сам переулок стал пешеходным, его вымостили плитами, установили памятник А.П. Чехову. Вот только о самом архитекторе в свое время никто не позаботился. Как рассказывал его внук, артист эстрады Вадим Тонков, в 1917 году деда выгнали из собственного дома. "Федор Осипович долго скитался по разным квартирам, пока не нашел пристанище на Малой Дмитровке: в квартире своей младшей дочери, моей матери... Здесь в 1926 году он и умер". А через много лет была открыта планета, которой присвоили имя автора проекта здания знаменитого Художественного театра - Шехтель.

Георгий Добыш
Статья предосталена сайтом
KDO.ru