В конце июля известная писательница и большая мастерица авантюрных детективов Татьяна Полякова пригласила журналистов в гости - в старинный город Суздаль, жемчужину Золотого Кольца.

"Я живу во Владимире, я патриот Владимира... Соответственно, я патриот Суздаля, и тоже считаю его своим городом" - говорит Татьяна с улыбкой.

Вместе с писательницей мы совершили увлекательное путешествие по легендарному Спасо-Евфимиеву монастырю, где происходит действие ее новой книги "Закон семи". А после продолжительной экскурсии все собрались в трапезной Успенской церкви монастыря, где в уютной обстановке, за медовухой и исконным русским лакомством - блинами, поговорили о новой книге Татьяны.

Мы специально сделали так, чтобы вы сначала всё посмотрели, а потом уже поговорили, чтобы вы все впечатлились нашими красотами! - с ходу начинает беседу госпожа Полякова. Она в отличном настроении, шутит и с удовольствием отвечает на вопросы журналистов.

Татьяна, расскажите немного о том, как все-таки родился этот замысел - написать подобную книгу? Вы взяли за основу какие-то исторические реалии?

Я принадлежу к категории авторов, которые не любят готовые истории. Так получилось и в этом конкретном случае, хотя Спасо-Евфимиев монастырь предоставляет огромное количество разных историй - если и не чисто детективных, то близких к ним. А для меня важным было все-таки придумать свой сюжет. Поэтому все, что касается каких-то исторических моментов, - это все-таки моя собственная фантазия. Я не знаю, найдете ли вы где кинжалы, тем более семь... А версия, которая высказывается в книге, наверное, покажется маловероятной историкам. Моей задачей являлось таким образом представить события, чтобы чисто теоретически они могли бы быть. Отсюда и некое братство, и некие кинжалы, и прочее-прочее...

С кинжалом, кстати, связана очень любопытная история. Года два назад я была на Крите, зашла там в одну антикварную лавочку и увидела кинжал - очень интересный, с распятием на рукоятке. Хозяин этой лавочки, видимо, увидев, что мы русские, подошел, кинжал из витрины вынул, показывает мне и говорит: "Русский кинжал".

По-русски он совершенно не говорил, и, как я поняла, он просто хотел нас таким образом заинтересовать. А меня оружие никогда не впечатляло. Немного повертев кинжал, я с благодарностью его вернула. Поэтому когда мне очень захотелось поместить детектив в эти самые стены (напомню, беседа происходила в трапезной монастыря - корр.) - естественно, нужно было найти какую-то увлекательную историю. Так мне в голову пришел этот самый кинжал.

Сначала я планировала, что их будет четыре, по количеству евангелистов, но потом мой библиотечный ангел (улыбается) вывел меня на одну книгу. Я почитала и поняла, что новый детектив будет не об исторической загадке, а все-таки об этом самом законе семи, который и вынесен на обложку. То есть - о поиске людей. О поиске некой земли обетованной, если хотите, которую можно трактовать как угодно.

В суфизме есть такое понятие... Когда человек движется по своей траектории, то в некоторых точках возможно отклонение от нее: в лучшем случае человек может вернуться к истокам, к началу пути, в худшем случае его заведет, Бог знает куда. В поисках Бога очень легко прийти к его противоположности - к дьяволу. Собственно об этом книга - о том, что люди, стремящиеся спасти Россию, скатываются до банального убийства, человек, пытающийся найти разгадку кинжалов, раскрывает реальное преступление, а тот, который гоняется за убийцами - обретает любовь. Вот такая своеобразная история.

Татьяна, а как вы сами обозначаете жанр новой книги? Это исторический детектив?

Нет, ни в коем случае. Это детектив, в котором присутствует дневник, где речь идет о событиях, происходивших буквально за несколько лет до революции. И есть некая отсылка во времена Ивана Грозного - вот эти самые кинжалы. Это ни в коем случае не исторический детектив. Основная часть действия происходит в наше время, и, несмотря на то, что герои пытаются разгадать загадку этих кинжалов, на самом деле они заняты раскрытием реального убийства.

Ваше отношение к "Коду да Винчи"? Вы считаете, это детектив?

К книге у меня очень хорошее отношение, потому что я люблю загадки. Но это не детектив, конечно. Это историческая загадка, в которой для затравки, чтобы читать было интереснее, есть некие убийства. В принципе, можно было обойтись без них. Поэтому для меня это все-таки не детектив. Ну а фильм... Я очень люблю Тома Хэнкса. Но ведь у каждого человека бывают взлеты и падения... (смеется)

А как вы относитесь к тому, что ваш "Закон семи" сравнивают с книгой Дэна Брауна?

Только очень несведущий в литературе человек может найти сходство. У меня был роман "Ангел нового поколения" с мистической подоплекой. И никому тогда не приходило в голову сравнивать меня с Дэном Брауном. Потому что к тому времени его книга еще не появилась у нас! Есть "Алтын-Толобас" Бориса Акунина, "Имя Розы" Умберто Эко и, извините, даже "Индиана Джонс" Стивена Спилберга. С появлением книги "Код да Винчи" всю художественную литературу, связанную с религией и историей, неизбежно начинают сравнивать с ней. Но лично я никаких точек соприкосновения не вижу. К тому же я способна придумывать интересные сюжеты и без "жонглирования" вопросами Религии и Веры.

В книге фигурирует дневник прапрадедушки героини. А вы знаете свою родословную?

Да, где-то как раз на уровне прапрадедушки, со стороны бабушки в основном. Она была из поповских - эти традиции у них как-то лучше сохранялись и больше прослеживались. Что касается мамы, то с ее стороны все труднее, ее семья ведь относилась к категории раскулаченных. Сами понимаете, после 1929 года все оказались в разных местах, и сначала просто не принято было говорить о том, откуда ты, чтобы не нажить неприятностей. А потом, естественно, это просто забылось. Какие-то воспоминания у бабушки были, но сказать, что я по этой линии каким-то образом семью знаю, я, к сожалению, не могу...

Дедушка мой погиб в Великую Отечественную. Связь прервалась, родственников у него не было, и сказать что-то, например, про его дедушку затруднительно. Я думаю, что это очень типичная история - резкий обрыв связей и потеря корней родственников после революции. Вот и в "Законе семи" няня записывает Костю Белосельского под фамилией Иванов, чтобы скрыть его дворянское происхождение и избавить его от неприятностей. То есть, в принципе, это очень банальная история.

В книге описывается достаточно непростая история - убийство монаха. Такое в принципе могло происходить?

У меня есть друг - пожилой человек. Он долгое время проработал патологоанатомом, причем судмедэкспертом. У нас интересы сопредельные - я пишу детективы, а он занимается этими детективами в реальной жизни. И он мне как-то сказал совершенно замечательную фразу: "Что бы ты не выдумала, какое бы ты преступление не придумала - дай мне пять минут, и я вспомню и скажу, что это уже было".

История такая вещь. Если и не в этом конкретном монастыре, то где-нибудь что-то случалось, наверное. Достаточно заметить, что тот же Филипп, который упоминается и в моей книге, по приказу Ивана Грозного был убит в монастыре.

Я просто хочу сказать, что убийство в книге было совершено не из личной мести или каких-то человеческих побуждений. Цель-то была благая, потому и отношение у самих персонажей к этому было совершенно иное. То есть здесь немного другой акцент. А что касается Спасской обители, то это у меня это собирательный образ. Хотя конечно, я имела в виду именно этот монастырь - весь этот колорит, весь этот антураж.

Но никак не реальные события, здесь происходящие.

Есть историк, а есть писатель. Если бы я точно следовала каким-то реальным фактам, я бы написала исторический труд. А я пишу детектив и знаю - то, что хорошо в книге, например, в историческом романе, совершенно не годится для детектива. Как бы это не звучало, но детектив - это почти всегда убийство, расследование некого преступления. Поэтому если у человека к любому убийству есть отвращение, мне вполне понятное, то не надо читать детективы. Потому что детектив как раз про это. Другого отношения я здесь не вижу.

Татьяна, вы не думали об экранизации книги? Возможно, она привлекла бы дополнительное внимание к вашему родному городу?

Когда я писала роман, я не делала привязки к каким-то реальным местам. У меня ни в одном романе не назван город Владимир. Конечно, можно узнать места, описываемые мной и прочее, но чисто теоретически такое может произойти в любом губернском городе. В "Законе семи" я также не преследовала целью указать что вот - этот монастырь, вот - эти стены. И город не назван. Но если каким-то образом после выхода книги интерес к Суздалю возрастет - это очень хорошо. Я буду рада, если вы приедете со своими семьями и друзьями, если вы погуляете здесь и посмотрите, как у нас все здорово и замечательно.

Как вы относитесь к женским романам?

Я, честно говоря, женские романы не читаю, поэтому не знаю, как там. Но, в конце концов, я тоже женщина. Посему, если я и написала в каком-то роде женский роман, то это, наверное, логично. Никогда ведь не возникало вопроса: почему так много мужчин-детективщиков в мире? Но как только дамы стали писать детективы, и появилось большое количество дамских имен на обложках, встал вопрос: а почему? А давайте сначала разберемся, почему 250 лет детективы писали мужчины. Может, историю искусства и создали они, но все великие произведения были навеяны женщинами. Поэтому я считаю, что наш вклад в искусство совершенно однозначный.

Татьяна, а вы хотели бы экранизировать новый детектив и написать сценарий?

Я, за исключением "Тонкой штучки", совершенно не в восторге от того, что снимали по моим книгам. "Тонкая штучка" меня вполне устроила, потому что делали комедию, и она получилась смешной. Комедия должна быть смешной - она смешная, и вопросы снимаются. Хотя там очень далеко ушли от сюжета и прочее... Все остальное же мне активно не нравится. Я решила для себя, что впредь буду очень осмотрительно отдавать права на экранизацию. Если появится хороший режиссер, который сделает достойный фильм - я буду рада и счастлива.

Что касается написания сценария... На самом деле меня не очень увлекает эта мысль. Во-первых, все должны делать профессионалы, в данном случае - сценаристы. А я все-таки не сценарист. И потом я сталкивалась с этими вещами и знаю, что это не разовая работа - написал, отдал и снимают. Да и не так много зависит лично от меня... А будет зависеть от режиссера, от актеров и, к сожалению, в очень большой степени от того, сколько денег в бюджете фильма. Поэтому лучше мне заниматься своим делом - писать книги.

Сколько времени вам потребовалось на сбор материала для книги?

Я не могу сказать, что сбор материала происходил в какие-то конкретные временные рамки. Когда идея уже появилась, все накопленное стало суммироваться. Я начала смотреть, что мне понадобится, а что - нет... Обычно я пишу роман 3 месяца. Так и в этот раз. А вообще, самые разные мысли бродили в моей голове давно. Например, та же самая история с неким братством - конечно, тайным. Сами понимаете, все братства обязательно тайные (улыбается).

Что-то было навеяно моим сыном и его детскими бесконечными вопросами. Все дети почемучки! Сына зовут Родион, что вообще-то связано с тем, что я большой поклонник Федора Михайловича Достоевского... Но мне как-то не хотелось, что чтобы сын соотносил себя с Родионом Раскольниковым. Когда он спрашивал меня, в честь кого был назван, я всегда рассказывала ему историю о Родионе, которая как раз есть в книге "Закон семи". История эта об иноке из Троицкой лавры, который начинает Куликовскую битву поединком с лучшими воинами орды. И вот однажды мой ребенок произвел на меня неизгладимое впечатление. В церкви батюшка спрашивает его:

- Тебя как зовут?

- Родион.

- Какое имя редкое! В честь кого назвали? У тебя дедушка был Родион?

Сын и говорит:

- Нет! В честь Куликовской битвы!

После этого я поняла, что имя сына меня ко многому обязывает. Мы пошли в Лавру, посмотрели храм, где Сергий Радонежский благословил иноков. Как каждый ребенок, Родион стал задавать мне огромное количество вопросов. Он говорил:

- Мама, а разве монахам можно драться?

- Нельзя конечно.

- А почему же тогда?..

И вот из этих всяких "почему" родились мои размышления и, если угодно, измышления: "А что же такое были эти иноки?" Молодые здоровые парни в монастыре? Однако выставить их против лучших воинов орды, профессионалов, - это все равно, что выставить против футболиста сборной хорошо бегающего и хорошо играющего, но самого обычного парня. Это достаточно странно, согласитесь. Значит, все-таки были профессиональные воины и в монастыре. Обитель надо защищать, и коль пришла такая пора - кто-то должен этим заниматься в лихую годину. Может, и не было какого-то специального братства, но иноки-воины существовали - спорить с этим бессмысленно. Поэтому можно сказать, что роман написан на стыке реальности, каких-то возможных событий и моей фантазии...

Я, знаете, скоро буду как Леонардо да Винчи: у того тоже было большое количество тетрадей с записями... Я думаю, что уже приближаюсь к нему. Догнать и перегнать! (Смеется)

Татьяна, и последний вопрос. Допустим, события, описываемые в вашем романе, действительно имели место. Хотели бы вы присутствовать при них в качестве свидетельницы или, скажем, участницы? Вы авантюристка по натуре?

Какой интересный вопрос... Чисто теоретически - хотела бы. Но, боюсь, если бы я оказалась там практически... то быстро бы расхотела. Понимаете, одно дело - мечтать о приключениях, и другое дело - реальное приключение. Я, как здравомыслящий человек, очень хорошо осознаю, что такое детектив и что такое реальное преступление. Именно в этом основная причина того, что я никогда не использую реальных историй. Реальное убийство - это всегда чье-то горе, это всегда чья-то трагедия... Ничего такого, что могло бы способствовать приятному чтению, в настоящем убийстве нет. Поэтому никаких реальных сюжетов у меня не было, нет, и, я надеюсь, не будет. Другое дело - поиграть в то, чего нет. Это здорово! Я думаю, мой авантюризм будет такого плана - креслице, чаек с лимончиком и хорошая книжечка.

С Татьяной Поляковой встречалась Валентина Грекова