О перегрузке современных детей учебой и дополнительными занятиями пишут все больше. Психотерапевт и мать троих детей Робин Берман называет чрезмерные амбиции родителей по поводу обучения своих детей «образованием от Прада». Самое плохое в том, считает она, что непосильные психические нагрузки сочетаются с инфантильностью детей, за которых все решают родители. Что будет с ребенком, который вынужден «прыгать выше головы», но так и не научился справляться с напряжением? Прогнозы самые печальные.

Недавно ко мне на прием пришел настоящий «ребенок от Prada». Родители Стейси дали ей все возможные «преимущества»: с ясельного возраста она занималась с бесчисленными учителями, ходила на всевозможные развивающие занятия и, разумеется, была окружена постоянным вниманием.

«Насколько я помню, всерьез я ощутила беспокойство классе в пятом, — рассказывала она. — Но родители так гордились моими оценками и успехами в плавании, что мне не хотелось огорчать их своими тревогами».

При помощи родителей и легиона репетиторов Стейси удалось добиться приглашения в один из самых престижных в стране университетов Лиги Плюща. Ко мне она попала после того, как из-за измучившей ее тревожности и депрессии была вынуждена бросить учебу.

Избыточное напряжение приводит к результатам, обратным тем, о которых мы мечтаем. Депрессия, тревожность, химические зависимости, попытки самоубийств среди подростков сегодня встречаются все чаще. Все больше родителей обращаются за помощью к психотерапевтам. В подобных случаях я предлагаю для начала изменить условия жизни ребенка: снизить учебную нагрузку, увеличить количество свободного времени и уделить особое внимание семейному общению. Эти меры помогут ребенку обрести равновесие, которое ему так нужно.

Но к сожалению, вместо того, чтобы пересмотреть свои приоритеты и докопаться до первопричины стресса, многие школьники и их родители хотят, чтобы им просто прописали препараты — даже когда лекарственная терапия им совсем не показана. К примеру, у человека, страдающего СДВГ (синдромом дефицита внимания с гиперактивностью), стимулирующие препараты могут кардинально изменить качество жизни. Но сегодня многие просят врачей назначить им препараты, применяемые при СДВГ, в качестве «таблеток для учебы».

И здесь мы должны твердо установить границу дозволенного. Как рассказали мне студенты, вечерами в любой университетской библиотеке Восточного побережья стимуляторы можно запросто приобрести по восемь долларов за таблетку. Один студент в красках расписал мне их действенность: «Да, ребята торгуют ими в библиотеке. Я уже на выпускном курсе и никогда не пробовал наркотики и не принимал никаких лекарств. Но у нас шли итоговые экзамены, я по-настоящему вымотался, так что все-таки приобрел у них одну пилюлю. Это было потрясающе! Я слился с учебником в единое целое, я без проблем занимался до трех утра, после чего чувствовал себя совершенно бодрым и невероятно сконцентрированным. Я без проблем сдал химию и подумал: «Ничего себе! Если бы я принимал их всю дорогу, я бы точно получил диплом с отличием!».

Я поинтересовалась, как студентам удается с легкостью добывать столь сильные стимуляторы. Он рассказал, что студенты ищут симптомы СДВГ в интернет-поисковиках, затем жалуются на них врачу, — и тот выписывает таблетки. По его словам, студенты относятся к приему подобных лекарств и к их продаже как к чему-то само собой разумеющемуся.

Между тем злоупотребление рецептурными препаратами — это не пустяк. Стимуляторы могут вызывать тревожность, резкие перепады настроения, усиленное сердцебиение, снижение аппетита, проблемы со сном. Прежде чем выписать пациенту стимуляторы, врачи тщательно изучают его историю болезни и иногда рекомендуют до начала приема пройти дополнительное обследование, чтобы убедиться в отсутствии сердечно-сосудистых заболеваний. Между тем в университетской библиотеке аппарата для снятия кардиограммы, я уверена, не найти.

Стимуляторы повышают уровень допамина в мозге, а его избыток может вызвать психоз. Стимуляторы снижают потребность в еде и сне — двух ключевых компонентах, необходимых для здоровья растущего организма. Из-за них вы можете «лишиться» двух с половиной сантиметров роста! Использовать эти таблетки, чтобы поступить в колледж или успешно учиться в нем, недальновидно и безответственно.

К сожалению, студенты об этом не думают. Я спросила студентку выпускного курса колледжа Гамильтона, волнуют ли их опасные последствия приема стимуляторов. «Когда вы в последний раз видели студента, который принимает хоть какое-то решение, основываясь на том, что лучше для его организма?» — рассмеялась она.

Как ни парадоксально, подобные «академические успехи» лишь подрывают самоуважение, которому мы стремимся научить детей. Представьте себе, насколько изломана психика молодых людей, если они считают, что могут достойно проявить себя лишь с помощью лекарственных препаратов!

Нам необходимо научить их полагаться на себя, а не на химические вещества. Вместо этого мы приучаем детей к мысли, что мы им необходимы, что без нас они ни с чем не справятся. Так мы делаем их зависимыми. Когда родители слишком деятельны, сам ребенок делает гораздо меньше, чем следовало бы. Если мамочка обсуждает твою оценку с учителем, а папочка сражается с вопросами к контрольной, ты не научишься решать проблемы сам. Когда родители делают все за своих чад, тем самым они превращают их в психологически нестойких людей, которые потом начинают искать опору в лекарствах.

В последние 10 лет мне приходится выступать перед родителями вновь поступивших учеников, умоляя их не вмешиваться в дела детей. Я объясняю им: «Я сделаю из ваших мальчишек мужчин — но только если вы дадите мне такую возможность! Не пишите писем учителям. Не исправляйте их работы. Давайте договоримся не ограждать детей от того жизненного опыта, который и дает им возможность закалить характер!»
Учитель католической школы