Стремительно приближалось восемнадцатое июня, знаменующее собой тридцатилетний юбилей моего мужа, который я твёрдо решила сделать незабываемым. Раздумья проходили под лозунгом "Долой банальность!", душа требовала ярких красок и неповторимых ощущений. И тут меня осенило — фейерверк! Ярко и небанально. Разумеется, я говорю не о любимом народном новогоднем развлечении "пусти ракету назло соседу", представляющем собой полет по хаотической траектории сигнальных огней, сопровождающийся тоскливым "пии-у-у-пук" на протяжении десятка минут. И не о забаве "новых русских" под названием "это не контртеррористическая операция с использованием установки „Град“, это мы пять тысячу баксов на воздух пускаем!". Нет, моё воспалённое сознание грезило в высшей мере эстетическим зрелищем, в идеале представляющим собой свето-музыкальное шоу, во время которого мой любимый под нежные звуки музыки прошёл бы по дорожке, освещаемой в кромешном мраке фонтанами огня. И тут перед его взором вспыхнула бы, окруженная вертушками, разбрызгивающими золотые искры, огненная надпись, гласящая о моей бесконечной любви, о его значимости в жизни нашей семьи, о его прекрасном юбилее, и... Тут я, крайне воодушевлённая плодом своей бурной фантазии, решила переводить её в практическую плоскость. Благо, у меня хватило мудрости не пытаться накупить в ближайшем пиротехническом магазине снарядов всех мастей, затем живописно разместить их по дорожкам дачи, где планировалось предстоящее торжество, а в самую праздничную ночь бегать от куста к кусту с запалом в руке.

В атмосфере строжайшей секретности от мужа я разузнала адреса и телефоны фирм "по осуществлению мечты", и вскоре у меня на работе сидел очень приятный молодой человек, профессиональный пиротехник. Он сидел, полузакрыв глаза и погрузившись в моё повествование про огненные дорожки, фонтаны, вертушки и огненные буквы, призванные выразить переполняющие меня чувства. Под конец он чуть не прослезился и заявил, что, сколько работает, но такого еще не встречал, однако после предварительных подсчётов стало ясно, что даже если даже ограничить надпись словами вроде "Любимый, ты лучший на свете!", то получится очень внушительная сумма. Но разве какие-то сложности могут остановить вдохновлённого человека на пути к мечте! Хорошо, пусть тогда о том, что любимый — лучший на свете, гласит огромная растяжка. А-ля "С праздником, дорогие москвичи!", освещаемая дорожками, фонтанами, вертушками, и прочим из сценария "фантазии любящей жены".

Обсудив детальное число элементов, призванных усладить взоры супруга, мы принялись готовиться к торжеству. Каждый, разумеется, по отдельности. Для полноты картины было решено создать и литературно-художественное произведение, в виде оды. Ну или, на худой конец, поэмы, проиллюстрированной фотографиями этапов жизненного пути моего избранника. Для этого загодя у мамы именинника были одолжены его фото в различные возрастные периоды, которые необходимо было отсканировать и распечатать в большем формате, а затем оформить должным образом.

И вот до долгожданного события остаётся пара дней. Я просыпаюсь утром, полная креатива и готовности "свернуть горы" на пути к окончательному воплощению мечты в жизнь. И вдруг обнаруживаю в своём желудке противную такую острую боль. Будучи точно уверена, что иголок я не глотала, и до этого никакой "хронью" (тьфу-тьфу-тьфу) не страдала, судорожно анализирую события прошедших дней. Точно! Не зря эта рыба во вторник мне сразу не внушила доверия. Я проглотила кость. И она теперь воткнулась мне в стенку желудка и колет! Не найдя других объяснений, сразу вспомнила историю из школьного учебника для чтения за первый класс, в которой девочке в горло впивается рыбья кость, а мама кричит ей: "Съешь скорее хлебную корку!". Я съела всухомятку кусок чёрного хлеба и, превознемогая боль, отправилась забирать фотографии из печати. Надо сказать, что там мне повезло. Во-первых, фотографии чудо как хорошо получились, а во-вторых, в книжном магазине напротив фотостудии я сразу же узрела то, что мне было нужно: гигантскую открытку размером около метра в высоту и полуметра в ширину, причем девственно чистую внутри. Вот это поле для полета фантазии! Я даже про свой несчастный желудок от радости забыла. Но он напомнил о себе следующим утром, в субботу, когда мы были уже на даче, где вечером должно было состояться долгожданное событие.

Кололо так, что я не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть, даже пошевелиться было больно. Тут у меня потекли слёзы в три ручья: вместо грандиозного праздника, лелеемого моим сознанием на протяжении всех последних дней, отправят меня сейчас в больницу, разрежут мне живот, а может и грудную клетку... Далее моё воображение рисовало всё более и более мрачные картины. "Как же они без меня будут обходиться?" — думала я, глядя на мирно посапывающее кудрявое двухлетнее чудо, именуемое Степаном, во сне прильнувшее к спящему папуле. Ощущая себя крайне несчастной, с опухшими от слёз глазами, я выползла подышать свежим воздухом перед тем, как отправиться на "инквизицию" в какой-нибудь медицинский НИИ.

Да, день рождения планировался как "незабываемый", но не такой же ценой! Спасение пришло неожиданно, причём в виде любимой бабули, узревшей с утра пораньше мой "живописный" вид. Она взяла меня в свои опытные руки, сделав хороший массаж и авторитетно заявив, что все мои страдания — от банального защемления нерва. Тут всё встало на места: это не рыба виновата во вторник, а огромный, тяжеленный портфель с ноутбуком и десятком папок. Счастливая, растертая какой-то вонючей мазью, укутанная в шерстяную шаль, я снова бросилась с удвоенным энтузиазмом воплощать мечту в жизнь.

К выполнению супермиссии была привлечена и Оля, моя сестра. Во-первых, стало очевидно, что готового баннера не будет (подвёл знакомый, обещавший решить этот вопрос), поэтому юная студентка-бауманка была усажена с чертёжной линейкой и красным маркером за стол и озадачена вычерчиванием букв на обратной стороне рулона обоев, дабы заветная надпись, свидетельствующая о безграничной любви, всё же появилась в свете огней. Во-вторых, ей была отведена секретная роль по общению с пиротехником во время установки оборудования, ведь моё исчезновение в самый разгар праздника не могло бы остаться незамеченным.

И вот близится ответственный момент. Празднование решено начать в субботу, ближе к полуночи, хотя непосредственно день рождения приходился на воскресенье. Но в июне — белые ночи, так что дожидаться сумерек в воскресение — довольно неосмотрительно, да и не погуляешь особо, если рано утром — на работу. Гости собрались, плакат готов в лучшем виде, в открытку вклеены фотографии в соответствии с жизненной хронологией. Они показывают трансформацию голопопого малыша с беззубой улыбкой до ушей в колобка-детсадовца с пышным шарфом поверх пальтишка. Потом — в стройного пионера с алым галстуком на белоснежной рубашке... Далее — выпускник института респектабельно улыбается за столом своего рабочего кабинета, на следующем фото — момент нашего венчания... И вот нас уже трое, к папе нежно прижимается малютка-сын. Такой вот "монтаж"! Каждый этап воспет в стихах (немного шуточных), и еще осталось местечко для пожеланий всех гостей в нынешний юбилей.

Шашлыки замаринованы, запах костра, смешиваясь с ароматом овощей, пряностей и разнообразной зелени, сводит с ума, призывая, наконец, приступить к застолью. Я в предвкушении самого главного и незабываемого. Где-то в половине одиннадцатого, как мы и договаривались, на горизонте возникает авто пиротехника. И тут надо сделать лирическое отступление, дабы суть произошедших впоследствии событий стала ясна.

Дело в том, что дача расположена на берегу небольшой речки, и хотя она составляет всего пару метров в ширину, у нас есть собственный мостик для переправы на машине. Он имеет хитрую конструкцию, призванную оградить то место, которое язык не поворачивается называть пляжем, но, тем не менее, собирающее в жаркие дни народу как на приличном водохранилище, от посягательств местных автолюбителей. Водители которых, во-первых, вечно пьяны, во-вторых, агрессивно настроены, в-третьих, имеют необыкновенную тягу к организации очень громких концертов под открытым небом и, в-четвёртых, оставляют после себя тонны мусора. Так вот, в стиле лучших феодальных традиций посторонние по мосту пройти могут, а проехать — нет, так как между мостом и дорогой есть зазор в полметра шириной. Описывая схему проезда, я особо обратила внимание Олега (так звали моего пиротехника) на то, что остановиться нужно до моста. Но он, не будучи знакомым (что и понятно) с такой системой проезда, да и узрев стоящие возле нашего дома машины, надавил на педаль газа, и ...тут раздался грохот, и прямо на моих глазах передние колеса машины оказались в этой яме.

За несколько секунд я испытала широкую гамму чувств — праздник снова очутился под угрозой срыва, да и перед несчастным пиротехником вроде как виновата оказалась. Естественно, я пулей понеслась к нему, дабы выяснить, насколько всё серьёзно. Поскольку все остальные (кроме сестры) были не в курсе моих грандиозных замыслов, то это поведение показалось им в высшей мере странным, особенно супругу. Он после моего возвращения начал с подозрением меня расспрашивать, кто этот мужчина, что он делает здесь в столь поздний час, и почему я бросилась к нему, как сумасшедшая, если я впервые, по моим утверждениям, его вижу. Дабы развеять его сомнения, что это не какой-то мой незадачливый кавалер решил вспомнить молодость, я начала что-то лепетать про готовящийся ему сюрприз.

— Вот этот мужик и есть мой сюрприз на юбилей? Очень мило!

— Дорогой, ну потерпи немножко, сколько сейчас времени?

— А-а-а, еще кто-то должен подъехать! Ты мне уж лучше сразу скажи, сколько мужиков сегодня вечером должно подъехать мне для сюрприза, чтобы я не удивлялся!..

Шашлык медленно сублимировался над остывающими углями, в сгущающихся сумерках мой всемогущий папа колдовал над домкратом, призванным вытащить машину на твёрдую поверхность, мы с сестрой послушно приносили бруски и доски разных размеров. Сын уснул, гости старались изо всех сил отвлечь мужа от терзавших его мыслей относительно невесть откуда свалившегося "ему на голову" сюрприза. Радовало только то, что нам пообещали: фейерверк всё-таки будет. Дальше — дело техники: я увожу мужа домой, аргументируя это интереснейшим футбольным матчем, прямая трансляция которого как раз начинается. Оля и Олег организуют праздничную диспозицию, гости получают инструкции, где вставать и что делать. Минут через пятнадцать, когда муж стал намекать, что он, конечно, очень любит футбол, но матч между командами Зимбабве и Папуа-Новая Гвинея за первенство вождя племени Тумба-Юмба не совсем то, чего просит душа в этот вечер, мне дали знак, и я торжественно повела именинника в сад, сквозь кромешный полуночный мрак. Как только он ступил на тропинку, та вспыхнула сотнями золотых брызг. Брызги переходили в фонтаны, завертелись огненные вертушки, осветив признание "лучшему на свете", и где-то высоко-высоко начали взрываться и разлетаться тысячи ярких брызг, падая на землю серебряным дождём. Мы хором кричали наши поздравления, я смотрела в его родные глаза, отражающие золотые каскады искр, слегка растерянные и полные счастья, и благодарила судьбу за то, что эта ночь случилась в нашей жизни...

Завтра будет пышное застолье, и тёплые слова друзей, и бокалы искрящегося шампанского, и мои стихи, и мы обязательно будем пускать воздушного змея над полем, сплошь покрытым ромашками (ведь это наша традиция!). А пока над нами только ночь и летящие ввысь звёзды, застывающие на чёрном бархате небосвода маленькими крупинками вечности, призванными напоминать нам о любви и о чудесах в нашей жизни!