Содержание:

Время от времени, еще с советской поры, в газетах и журналах появлялась информация об одаренном мальчике (интересно, почему именно о мальчике?), ставшем в свои 12-13 лет студентом столичного вуза. Но ни одно издание не подумало хотя бы раз вернуться к судьбе этого мальчика, поинтересоваться, как чувствует себя такой ребенок в обществе, его окружающем, и главное — что с ним стало, когда вырос...

Мечта многих родителей — одаренный ребенок. "Вундеркинд" — дословно "чудо-дитя". Его основные признаки — любовь к умственному труду и ускоренное развитие умственных способнос тей. Но кто бы знал, какой ответственный, обязывающий и далеко не всегда радостный подарок природы такое чудо!

К содержанию

Инвалиды общения

Павлику было три года, когда он сам научился делать в уме сложные вычисления, а немного погодя — бегло читать. Читал приключения Винни-Пуха и мамины университетские учебники. В пять лет научил маму вычислять в уме логарифмы (ни в школе, ни в вузе этому не учат — таблицы есть). По самоучителю освоил начала музыкальной грамоты и стал играть по нотам любимые песни (семья была не музыкальная и никто не мог ему помочь). Потом он увидел Периодическую таблицу Менделеева и до тонкостей разобрался в ее закономерностях. В восемь лет решил сложную физическую задачу. Ее показали академику Колмогорову, тот похвалил: "Красивое решение". Но поверить, что ее решил восьмилетний мальчуган в уме, по дороге из школы, никак не мог (в Колмогоровской математической школе для одаренных старшеклассников такие задачи были под силу четырнадцати летним, и то далеко не каждому).

Осознав, что их мальчик вытянул у судьбы особый билет, родители Павлика забеспокоились. С трудом разыскали специалистов, "подпольно" занимавшихся с одаренными детьми (господствующая в то время идеология лицемерно не допускала не только имущественного неравенства, но и интеллектуального). Тесты показали высокую степень одаренности ребенка, их буквально "зашкалило". Мнение специалистов было однозначно: вероятнее всего, его ждет судьба ученого и конечно же много проблем. Первая из них — обучение по индивидуальной программе.

О таком родители не могли даже мечтать, и в семь лет Павлика отдали в общеобразовательную школу. Первой отметкой, которую он принес, была единица. Окрики учительницы, наказания (а ребенку было просто скучно, и он занимал себя своими "делами"), насмешки одноклассников: ведь он был не такой, как они...

В то еще недавнее время всеобщей уравниловки власти категорически отказывались создавать школы или хотя бы классы, где одаренные дети обучались бы по специальной программе: ребята, мол, поймут свою исключительность, а это непедагогично. Тогда существовали лишь немногочисленные физико-математические классы для старшеклассников. Но одаренность часто проявляется очень рано, еще до восьми лет, а высокая одаренность — и того раньше.

Поскольку не было других вариантов, то в обычных школах (не в каждой) практиковался перевод вундеркинда через класс, два или три. Перейдя из первого класса в четвертый, Паша сразу стал отличником: программа четвертого класса ему подходила больше, хотя тоже была "мала". Но тут же возникла проблема общения. Из-за разницы в возрасте таким детям трудно с одноклассниками и физически, и психологически. Они становились как бы "инвалидами общения". "Ребята меня гонят, я не знаю их правил", — всхлипывал маленький Паша.

Видя переживания ребенка, родители старались занять его спортом, искали "товарищей по несчастью". И находили. Встречались, дружили семьями; как круги по воде, от одной семьи к другой передавалось, какие книги полезно прочесть, какие педагоги полуподпольно набирают в свои классы одаренных. Дети побеждали на математических и прочих олимпиадах, в 12, 13, 14 лет на "отлично" заканчивали школу, поступали в вузы. Порой о таких писали в газетах: "Студент в красном галстуке..."

К содержанию

Прошло двадцать лет

Как сложилась судьба Павла? В 15 лет он поступил в университет, в 18 — в аспирантуру. Учился легко, увлеченно. Но природа, одаривая человека высокими умственными способностями, включает его в "группу риска": такие люди чаще болеют. Павлу жестоко не повезло. Он оказался в числе несчастливого процента, установленного природой, — безжалостной расплаты человечества за то, что оно умнеет. С высоты успеха он сорвался в душевную пропасть. Неадекватная система образования, неполноценность общения, непонимание общества (эти вундеркинды такие странные и неудобные!) усугубили боль. Чудо закончилось для несчастной семьи глубокой трагедией.

В больнице Кащенко умеют притуплять душевную боль. Что еще надо? Руки-ноги целы, высокий интеллект сохранился, есть хорошее образование. Но работать невозможно, ключ к великолепному инструменту мышления потерян. Ужасная болезнь сопровождается быстрым разрушением физического здоровья.

Пашина мама стала обзванивать знакомых психологов, родителей таких же вундеркиндов: а как у них? Может, что-нибудь посоветуют? Оказалось — у всех по-разному. Кто-то тоже заболел. Очень талантливый Миша покончил с собой. А вот Алеша стал выдающимся программистом, известным во всем мире. Даня учится в аспирантуре в США у нобелевского лауреата. Костя преподает в школе для одаренных... Большинство получили хорошее образование, научную степень. Но у каждого болезненные проблемы: не у всех задалась карьера, не складывается личная жизнь...

"Синдром бывшего вундеркинда" — так психологи называют специфический невроз, который выражается в болезненном самолюбии, желании постоянно демонстрировать свои способности, непрерывно самоутверждаться.

"Талант — это поручение от Господа Бога", — сказал поэт Евгений Баратынский. И главная причина невроза, о котором идет речь, — трагическое несовпадение желания и возможности выполнить это "поручение", может быть, единственно важное на Земле.

Да, их жизнь в постоянной опасности. Природа, щедро одарив разумом, нередко забывает дать шанс удержаться в равновесии с обыденным миром — и происходит обрушение в болезнь. Продолжительность жизни людей творческих, художественных профессий (художников, писателей, музыкантов, артистов) в среднем на 14 лет меньше, чем обычно. К такому выводу пришел в результате многолетних исследований американский психиатр профессор Джим Фоулз. Чем выше одаренность, тем хуже прогноз. Самый плохой прогноз у гениальности. Гении — мученики, расплачивающиеся за прогресс человечества: Сократ, Джордано Бруно, Галилей, Ван-Гог, Николай Вавилов...

Жизнь таких мучеников интеллектуального совершенства нелегка и порой трагична: весьма редко общественное признание приходит при жизни, преследуют тяжелые стрессы, депрессии, велик риск душевных заболеваний (в 7-8 раз выше, чем в норме).

Гении-душевнобольные в разные эпохи создавали творческие шедевры. Гоголь, Врубель, Нижинский, Ван-Гог, Гаршин, Достоевский... — перечисление можно продолжить. Парадокс, но именно такие люди помогают обществу осуществлять прорыв в науке и искусстве. Нестандартно мысля, они способны почувствовать и сформулировать нечто, недоступное обычному разуму, возможно, потому, что они свободны от социального давления, от общепринятых прописных истин. Расплата за эти взлеты тяжела невыносимо. И расплачивается не общество, а гениальный одиночка. Они неудобны всем и самим себе. Они одиноки и очень ранимы. Они ближе всех к истине (это из "Ностальгии" Андрея Тарковского), но их часто не понимают. У нас на слуху гениальная формула — "горе от ума". Ее автор "бывший вундеркинд" Грибоедов знал, о чем говорил. Хотя ум — это лишь одно из слагаемых высокой одаренности.

Есть еще и хрупкая, плохо поддающаяся количественному учету и тестированию творческая одаренность. Ее можно просто не заметить. А можно заметить и, испугавшись, попытаться затормозить, вогнать ребенка в обычные рамки. Это тоже трагичные варианты: невостребованность дара может вылиться в драму, болезнь.

Другая опасная ошибка — стремление некоторых родителей искусственно подхлестнуть развитие вполне обычных детей. Есть многочисленные примеры, и они печальны... Впрочем, обычный ребенок тоже имеет шансы стать выдающимся. Побольше труда, немного удачи и главное — благоприятные условия, доброжелательное отношение общества. И все же уровень, качество его умственного труда будут несравнимы с теми, кого выбрала природа нести поручение от Господа Бога.

Шизоид, шизик — в просторечии обидные, припечатывающие приговор слова. Да, есть люди бесспорно странные, с необычным внутренним миром, необычными способностями. Они странно говорят, неловко двигаются, не умеют приспособиться к обыденной действительности. С детства их дразнят и унижают. А между тем шизоиды — превосходный материал для творческой одаренности. Несмотря на созвучие с названием болезни — шизофрения, — они не больны. Они просто по-другому устроены и не способны приспосабливаться, контактировать с людьми, много зарабатывать. Они не такие, как все, порой в чем-то лучше.

Шизоидность часто встречается среди интеллектуально и творчески одаренных людей. Явными шизоидами были Николай Гумилев, Велемир Хлебников, Осип Мандельштам, Владимир Набоков, Дмитрий Шостакович, Иосиф Бродский, Борис Пастернак... Часто встречаются шизоиды среди математиков, реже — среди более конкретных физиков.

К содержанию

Почем гениальные мозги?

Высокая одаренность, гениальность — это всегда отклонение в строении мозга, в психическом развитии. По данным выдающегося российского генетика В. П. Эфроимсона, такой тяжкий дар выпадает примерно одному из тысячи, развивается в нужной мере у одного из миллиона, а действительно гением становится один из десяти миллионов. Цифры весьма условные, но порядок чисел, видимо, достаточно отражает истину.

Природа в стремлении сделать еще совершеннее свое любимое детище — Homo sapiens — экспериментирует, пробует, порой ошибается. Но носители этих отклонений — именно те дрожжи, на которых всходит прогресс человеческой цивилизации. Как не просмотреть этот редкий дар?

По данным известного детского психолога, лауреата Государственной премии Виктории Юркевич, к четырем годам ребенок обнаруживает 50 процентов тех интеллектуальных способностей, которым суждено проявиться, к шести — 70, а к восьми — 90. Именно в этом возрасте можно выявить одаренность. И создать ей особые условия.

Интеллект, творческие способности — главное национальное богатство. Это давно поняли японцы, которые дорожат своими одаренными детьми и не жалеют средств на их обучение и развитие. В Израиле существует эффективная система обучения одаренных, и она является государственным секретом. В США создана действенная система поощрения и развития одаренности. Неслучайно так называемый "brain drain" ("утечка мозгов") направлен в основном в сторону Соединенных Штатов.

История человечества накопила достаточно статистического материала, из которого следует, что вундеркинды — большая ценность для общества.

Гениальный Моцарт уже в три года выступал с концертами. В изданном в Англии "Словаре национальных биографий" из 1030 упомянутых великих людей 292 выросли из бесспорных вундеркиндов. И лишь 44 из этих 1030 вундеркиндами не были (значит, остальные с немалой долей вероятности все же ими были). Из 64 выдающихся английских художников и музыкантов 40 в детстве проявили себя как вундеркинды. Во Франции, по статистическим подборкам, из 287 великих людей 231 показал яркую одаренность в возрасте до 20 лет. В США проследили судьбу 282 одаренных детей, 105 из них добились в жизни заметных достижений.

Увы, по России таких точных данных нет. Но вспомним А. С. Грибоедова, в 11 лет поступившего в Московский университет, блестящего поэта, композитора, знавшего немало языков. Выдающийся физик Л. Д. Ландау стал студентом в 13 лет. Вундеркиндами творческого типа были Михаил Лермонтов, Александр Батюшков, а из ныне живущих — Андрей Вознесенский.

"Гении падают с неба. И на один раз, когда он встречает ворота дворца, приходится сто тысяч случаев, когда он падает мимо", — сказал великий Дидро. Иначе говоря, неправильное воспитание, стандартное обучение, отсутствие индивидуального подхода делают свое дело. Гениальность не состоялась, из одаренного ребенка вырастает закомплексованный, неконтактный, с тяжелым характером неудачник. Правда, есть и другой, облегченный вариант несостоявшейся одареннос ти: человек беспечный, не умеющий трудиться, плывущий по течению, живущий по линии наименьшего сопротивления.

Самый благоприятный вариант — так называемая нормальная одаренность. Специалисты называют ее высокой нормой, когда природа наделила счастливчика всем необходимым: и высокой способностью к обучению, и хорошей адаптацией к внешним условиям, контактностью, общительностью, физическим здоровьем, а главное — хорошим воспитанием. Про таких говорят: "Брось счастливчика в воду — и он выплывет с рыбой в зубах". Дай им Бог еще больше удачи!

Вундеркиндов, прошедших ясли и детский сад, практически не встречается. В этом нежном возрасте очень важна роль любящей матери. Проявится ли в дальнейшей жизни врожденная одаренность ребенка, отчасти зависит и от судьбы, но все-таки в первую очередь — от общества: нужны ли ему его таланты?

А вместе с тем родители одаренных детей и педагоги испытывают неимоверные трудности в их воспитании и обучении. Некоторые подвижники-родители обучают таких детей дома. Это спасает ребенка от неизбежного в школе невроза, но обрекает на одиночество.

"Из меня получился нелюдимый и неуклюжий подросток с весьма неустойчивой психикой", — пишет о своей жизни "чудо-ребенка" в книге "Бывший вундеркинд" создатель кибернетики Норберт Винер, которого обучал школьным и внешкольным премудростям отец, имевший гуманитарное образование. Самое удивительное, что ему удалось поставить один из немногих успешных экспериментов такого рода: хотел вырастить одаренного ребенка, и вырастил его. Но какой ценой? Сделал ли отец своего ребенка счастливым?

К содержанию

Лицей для сократов — штучное производство

Одно из самых больших зол для одаренных детей — интеллектуальная недогрузка. Безвозвратно уходит время, каждый час которого в юном возрасте важен. Страшно, если из-за недостатков учебной программы пропадет интерес к школьному обучению. Если программа не соответствует способностям, то у детей не формируются волевые навыки, умение сопротивляться трудностям, не закрепляется привычка к постоянному труду - им все слишком легко дается. А школа должна быть трудной для всех, чтобы напрягались "мускулы воли".

Российским вундеркиндам наконец повезло. С 1989 года в Москве при Психологическом институте Российской академии образования работает лаборатория, занимающаяся такими детьми. С ее помощью стали появляться школы для одаренных детей, где с ними начинают заниматься с шести лет (в некоторых — с пяти). Но самое главное — уже создаются индивидуальные программы для развития каждого необычного ребенка, чтобы дать ему возможность, как сказал Гегель, "выполнить себя".

Обучение одаренных детей — дело не только чрезвычайно ответственное, но и дорогое. Это воистину "штучное производство". Нужно гораздо больше учителей (предметное обучение вводится с первого класса), притом специально подготовленных — многим из них приходится "доучиваться" по ходу работы с детьми. В классах не больше 10-12 детей, главным образом мальчики (так уж распорядилась природа). Добавьте к этому энциклопедии почти для каждого ребенка, хорошее экспериментальное оборудование для занятий по физике и химии. Хотелось бы иметь и типографию. Уже в подготовительном классе дети сочиняют прелестные рассказы, стихи, фантастические повести. Как им будет интересно публиковать в своем журнале литературные произведения, публицистику и исследовательские работы маленьких ученых!

А медицинская служба, а разумно организованные кабинеты релаксации, где дети могли бы расслабиться и отдохнуть после большого умственного труда?

Действительно, создать и поддерживать учебные заведения для одаренных стоит немалых средств. Но пока обучение бесплатное. Однако такие школы и лицеи не отказались бы от помощи нравственно одаренных спонсоров, способных понять проблемы одаренности. Ведь обучение одаренных детей не корыстное дело, а нравственное.

А что получит общество? Одни одаренные ученики станут его украшением и гордостью, других сломит болезнь, третьи окажутся обыкновенными или вовсе неудачниками. И все же третья часть вундеркиндов благодаря (а чаще вопреки!) обстоятельствам достигает в жизни вершин.

Директора одного из лицеев для одаренных детей заслуженного учителя России Татьяну Владимировну Хромову давно интересуют одаренные дети. И когда к ней привели маленького Савелия, которому было очень трудно в обычной школе, она сумела организовать для него обучение по индивидуальной программе. Необычные способности мальчика сумели развить и укрепить. К трудностям его общения со сверстниками и с учителями относились с пониманием.

В свои десять лет Савелий сочинил учебник по физике, очень интересный (сегодня его иногда используют в программе этой школы). А в десять лет и два месяца Савелий Косенко окончил среднюю школу и, поступив в вуз, попал в Книгу рекордов Гиннесса. Сейчас ему 16, он уже закончил институт, учась сразу на двух факультетах, и теперь продолжает учиться в США.

Потом появился еще один вундеркинд — Даниил Лантухов. Он успешно окончил школу и поступил в университет, когда ему не исполнилось и 12 лет. Еще одна девочка из гимназии с 13 лет учится на экономическом факультете МГУ.

Конечно, не рекорд был целью в названных случаях. К такому опережению не стремились ни учителя, ни родители. Но чаще просто невозможно, да и вредно (из-за опасности невроза) искусственно сдерживать бурное развитие способностей. В таком опережении есть не только очевидные плюсы, но и не менее очевидные минусы (о них уже говорилось). Поэтому одна из задач учителей, психологов, врачей по возможности сгладить все его отрицательные последствия: одаренному ребенку нужно не восхищение, а помощь.

Ведущий научный сотрудник Психологического института РАН В. С. Юркевич, в течение десятилетий занимаясь одаренными детьми (еще с тех пор, когда эта тема была под негласным запретом), сделала чрезвычайно много для становления обучения таких детей, а стараниями доктора наук Н. С. Лейтаса (одного из первопроходцев воспитания одаренных детей в нашей стране) все эти годы не угасала столь важная исследовательская работа.

Сегодня тема одаренных в моде. Находятся школы, которые лихо берутся за это дело. Главную свою задачу они видят в создании особо комфортных условий для обучения. Так вот. Ничего нет вреднее для одаренных детей (и вообще для детей), чем излишний комфорт. Неслучайно в самой элитарной в мире школе "Итон" в Англии существуют весьма спартанские условия. Вот и российские школы для одаренных строятся на идее развивающего дискомфорта: нужна сложная, напряженная деятельность, где даже одаренному ребенку приходится попотеть. Как ни парадоксально, но неинтересные моменты занятий тоже необходимы, дети обязаны преодолевать себя, тренируя свои "волевые мускулы". Умственная работа должна быть трудной.

Природа экспериментирует на одаренных. Порой неудачно. Те, кто платит своим здоровьем и жизнью за прогресс человечества, за то, что оно с каждым поколением становится умнее, заслуживают большого сочувствия, защиты и заботы общества. Если вы и ваши дети — "как все", — ваше счастье. Но прогресс двигают, как правило, не такие, "как все". Наш долг — поддержать их хотя бы потому, что им трудно.

К содержанию

Каждый талантлив. И таланту есть мера

В научной психологии различают два типа одаренности: интеллектуальную и творческую. Первый тип отличается повышенной способностью к обучению, энциклопедичностью знаний. Люди второго, творческого, типа обладают, прежде всего, нестандартностью мышления, они не принимают преподносимых знаний на веру, до всего хотят дойти своим умом. У них не только иначе устроен мозг, но и по-другому организована личность (их одаренность могут так и не заметить в семье, школе, институте). Творческие способности обязательно предполагают повышенный интеллект, зато интеллектуалы могут вовсе не обладать творческими способностями.

Современные методики достаточно объективно оценивают уровень и интеллектуальных и творческих способностей. Людей с уровнем способностей выше нормы — около 10%. Сюда входят и просто способные, и талантливые, и гении — всех их отличает высокая умственная работоспособность. В группу с очень высоким уровнем одаренности входят около 0,5%.

Тестирования на одаренность по тщательно разработанным методикам проводят в Лаборатории психологии развития одаренности детей Психологического института Российской академии образования.

Н. Коноплева
Статья предоставлена журналом "Наука и жизнь", № 5 2005 год
Наука и жизнь