Содержание:

Такова жизнь — повторяем мы вслед за французами, объясняя свои неудачи в разных областях жизни. Но причины трудностей следует искать... в семейной истории. Что такое генограмма и как с ее помощью разобраться в зигзагах судьбы, объясняет семейный терапевт Александр Черников.

Каждый из нас может нарисовать свое генеалогическое древо. Генограмма очень похожа на схематичное изображение родословной одной семьи, только помимо имен и дат жизни в нее записывается много другой подробной информации о членах семьи, по крайней мере в трех поколениях. Семейный психотерапевт заносит в нее род занятий и образование каждого. Также задает вопросы о родительских семьях супругов — живы ли родители, чем занимаются, разведены ли, когда они встретились и поженились, есть ли братья и сестры, какова разница в возрасте и т. д. Записывается также информация о серьезных психических заболеваниях, о сахарном диабете, гипертонии, алкоголизме родственников. Кроме того, психотерапевт обязательно задаст вопросы, касающиеся недавних событий: рождения, смерти, браков и разводов, переездов, смены места работы членов семьи, — чтобы и эти ответы записать на генограмме.

К слову, подобная графическая запись позволяет другому эксперту, не знакомому с этой семьей, быстро считать большое количество информации о ней и получить представление о ее потенциальных проблемах. Собрав и проанализировав эти данные, можно выяснить, например, что лежит в основе выбора супругами друг друга. Зачастую скрытой пружиной взаимного притяжения является бессознательное сличение партнера с образами своих родителей, сестер/братьев и других важных фигур нашего детства. Изучая историю семьи, можно только удивляться, насколько логичен выбор супругами друг друга, даже если их брак через некоторое время разваливается. Опыт взаимоотношений с родителями, их модель общения, порядок рождения в семье задают матрицу малоосознаваемых ожиданий от будущего партера...

Так что в некотором роде генограмма — ключ к дальнейшему исследованию трудностей, возникших в семье, которые психотерапевту предстоит распутывать и прорабатывать вместе с ее членами.

Изучая генограмму, я пытаюсь выяснить, насколько проблема, которая привела ко мне данную семью, связана с семейной историей: существует ли она только здесь и сейчас или повторяется в нескольких поколениях.

Этот метод разработал известный американский психолог Мюрэй Боуэн, один из основателей системной семейной психотерапии. В его основе предположение, что семьи повторяют сами себя, иначе говоря, что происходит в одном поколении, часто повторяется в следующем, и те же темы будут проигрываться из поколения в поколение. Иначе говоря, определенная модель существования семьи, которая сформировалась, скажем, 50–70 лет назад — на уровне бабушек и дедушек — может неким образом влиять на семьи их внуков.

Существует несколько способов анализа генограммы. Семейный психотерапевт обязательно задаст вопрос о том, сколько было детей в родительской семье и каков порядок их рождения. Дело в том, что модели поведения людей во многом определяются тем, были ли они старшими, средними, младшими или единственными детьми. Ведь каждый из этих типов имеет свой психологический профиль. Скажем, в браке между супругами остро стоит проблема борьбы за власть. Если проанализировать их генограмму, может выясниться, скажем, что муж и жена были старшими детьми в родительских семьях. А это значит, что именно поэтому они не могут сейчас четко поделить обязанности, сферу деятельности между собой.

Если мы видим, что в этой семье три брата, то тяжелее всего приходится среднему — ведь между детьми одного пола будет очень сильна конкуренция. Но, если он средний брат, у которого старшая и младшая сестры, ситуация иная. Мальчик при таком раскладе оказывается на особом положении, он окружен вниманием сестер и родителей. Считается также, что чаще чем у других детей, у средних может сложиться комплекс неполноценности — старший ребенок более успешен, а младшим больше занимается мама. Таким образом, средний оказывается в ущемленной позиции. С другой стороны, у него больше возможностей развивать в себе коммуникативные навыки — он может быть старшим для младшего и младшим для старшего ребенка. Он учится также находить общий язык с разновозрастными детьми. Яркий пример среднего сына — президент СССР Михаил Горбачев. А старшего — прямолинейный Борис Ельцин, экс-президент РФ.

К слову, считается, что более стабильным будет тот брак, в котором повторяется положение, которое каждый из супругов занимал среди своих братьев и сестер. Таким образом, брак между старшим и младшим ребенком считается комплиментарным. Иначе говоря, таким супругам легче договориться и подстроиться друг к другу, так как они в своей семье воспроизводят свой опыт взаимоотношений с братьями и сестрами. Они играют комплиментарные роли — старший заботится, младший принимает его заботу. Такая связь тем прочнее и продолжительнее, чем больше отношения обоих партнеров напоминают их положение в семьях родителей.

Некомплиментарный брак, как правило, заключается между партнерами с одинаковой порядковой позицией в родительской семье. При прочих равных условиях им требуется больше времени и усилий, чтобы договориться и действовать согласованно. Как говорилось выше, когда в брак вступают два старших ребенка, они могут бороться за власть и конкурировать во взаимоотношениях друг с другом. Два младших, наоборот, могут избегать какой-либо ответственности и соревноваться, кто из них младше.

Другой момент, на который обязательно обращает внимание психотерапевт, анализируя генограмму семьи, связан с совпадениями. Речь идет о датах, например, родители развелись и у ребенка возникли проблемы в школе. Или у ребенка вдруг появился энурез. Генограмма показала, что за год до этого в семье было пополнение — родился младший брат, что, вероятно, и стало причиной этого заболевания.

Есть более сложные системы совпадений — так называемый юбилейный синдром. Известно, что, например, Томас Джеферсон и Джон Адамс (второй и третий президенты США) умерли в один день — 4 июля 1926 года — в день 50-летия независимости Америки...

Точно так же этот синдром работает в семейной системе. Скажем, отец умер в 40 лет от сердечного приступа. Сын накануне своего сорокалетия испытывает колоссальную тревогу — он боится, что умрет в том же возрасте, что и его отец, и по той же причине — из-за проблем с сердцем. Его страхи не убывают даже несмотря на кардиологическое обследование, которое подтвердило, что у него здоровое сердце... Он может даже не осознавать причину этого кардионевроза.

Известны случаи, когда люди кончали жизнь самоубийством в годовщину смерти своих братьев или сестер.

Также нередки совпадения, связанные с рождением детей. Скажем, если незадолго до появления на свет ребенка в этой семье умер его старший брат или сестра. Обычно такое совпадение имеет сильное влияние на ребенка. Ведь его родители в момент его рождения еще переживают потерю старшего, у них просто нет сил, ресурсов для новорожденного, который в результате будет для них замещает умершего. Эта тема, если она присутствует в генограмме, требует отдельного разговора.

К содержанию

Старший, средний, младший...

Наше поведение определяется тем, были мы старшими, средними, младшими или единственными детьми.

Старшему ребенку в семье обычно свойственны ответственность, добросовестность, стремление к достижениям, честолюбие. Он склонен брать на себя часть родительских функций, заботясь о младших. Рождение следующего ребенка приводит к лишению его исключительной позиции в обладании любовью матери и часто сопровождается ревностью к сопернику. Акцент на высокие достижения делает его более серьезным и менее склонным к играм, чем другие. Частая психологическая проблема старших детей — тревога не оправдать ожидания родителей.

Младшему ребенку свойственны беззаботность, оптимизм, готовность принимать чужое покровительство. К его достижениям родители относятся менее требовательно. У него могут возникать проблемы с самодисциплиной и трудности в принятии решений. Он знает, что силой ничего не добьешься, поэтому добивается желаемого, демонстративно обижаясь или пытаясь очаровать. Младший ребенок, с которым хорошо обращались в детстве, обычно легок в общении и популярен среди друзей.

Средний ребенок может демонстрировать характеристики как младшего, так и среднего, или их комбинации. Однако часто, если он не является единственной девочкой или единственным мальчиком в семье, вынужден бороться за то, чтобы быть замеченным и получить свою роль в семейной системе. Такие дети бывают лишены авторитета старших детей и спонтанности младших.

Если семья многодетная, то характеристики средних детей во многом зависят от того, когда они родились: среди младших или среди старших. Они часто умеют вести переговоры и ладить с различными людьми, поскольку были вынуждены научиться жить в мире со своими старшими и младшими братьями и сестрами, наделенными разными характерами.

Единственный ребенок оказывается одновременно самым старшим и самым младшим в семье. В результате такие дети имеют многие свойства старшего ребенка, но могут сохранять в себе детские качества до зрелого возраста. Единственный ребенок наследует характеристики родителя того же пола. Поскольку родители склонны возлагать большие надежды на своего единственного ребенка. Будучи исключительным фокусом внимания, единственные дети часто очень тесно привязаны к родителям на протяжении всей жизни. Имея меньше возможностей для игры с другими детьми, единственный ребенок уже в детстве может походить на маленького взрослого.

Для близнецов параметры старший/младший также имеют значение и проявляются в зависимости от того, в группе каких детей они родились. Если родители подчеркивают, что один из них появился на свет раньше другого, то роли старший/младший могут быть поделены ими между собой. Близнецы показывают самые низкие результаты в тестах на интеллект по сравнению с детьми, занимающими другую позицию в порядке рождения. Возможно, это связано с тем, что они функ-ционируют как отдельная команда и меньше других ориентируются на взрослых. Во взрослой жизни они испытывают сложности в разделении.

К содержанию

Совпадения жизненных событий

Семейный психотерапевт, составляя генограмму, обращает внимание на разного рода совпадения в семейной истории. Ведь они имеют глубокое влияние на то, как строится жизнь семьи.

Совпадение важного жизненного события в семье с началом развития симптома у какого-либо ее члена или с этапом его обострения. Типичным примером подобного совпадения является возрастная регрессия ребенка после рождения младшего братика или сестренки.

Синдром годовщины. Некоторые совпадения могут быть понятны как реакции на годовщину какого-нибудь важного или травматического события. Например, депрессивное настроение, возникающее каждый год в одно и то же время, может совпадать с годовщиной смерти родителей или брата/сестры, причем такая связь необязательно будет осознаваемой.

Группирование важных жизненных событий в переходный период между стадиями жизненного цикла. Например, крах профессиональной карьеры отца в качестве начальника лаборатории проектного института после начала перестройки может наложиться на переход между подростковым возрастом и фазой отделения ребенка от семьи и особенно ожесточить взаимоотношения отца с сыном, который пытается идти своим путем. Совпадение ряда событий с рождением ребенка может сделать его положение в семье особым. Скажем, в год рождения создателя психоанализа Зигмунда Фрейда умирает отец его отца, через год рождается и вскоре умирает его брат. Через пару лет после его рождения старшие сыновья отца от другого брак иммигрируют в Англию. Зигмунд стал для родителей заменой всех потерь.