Содержание:

Если бы камни могли говорить. Наверное, так оно и есть. Только мы не понимаем их слов. Жаль. Потому что великолепный дом Пашкова напротив Боровицких ворот московского Кремля по адресу Моховая, 3 до сих пор задает вопросы, на которые нет ответа.

К содержанию

Сундук с загадками

Прежде всего, непонятно, зачем было отставному капитану-поручику лейб-гвардии Семеновского полка Петру Егоровичу Пашкову скупать за огромные деньги земли со всеми постройками на высоком Ваганьковском холме, чтобы соорудить на нем во многом уникальную, а главное столь огромную усадьбу. Ведь кроме жены у бывшего и к тому же очень больного гвардейца никого не было. Званые балов и вечеринки хозяева тут устраивали крайне редко. Да родственников у семейной четы по пальцам можно было пересчитать. В таком случае, вероятно, гвардеец мог обойтись и уютным особняком. Но факт есть факт. "Причуда" состоялась.

Еще загадка. Никто не знает автора проекта этого шедевра московского зодчества. Правда, большинство специалистов полагают, будто перед нами очередное (и единственное в столице) "романтическое творение" Василия Ивановича Баженова. В частности, в его черновых эскизах будущего Большого Кремлевского дворца, говорят, явно прослеживаются некоторые черты будущего дома Пашкова. Ну а позднее, когда в 1784 году П. Пашков подыскивал зодчего для своего московского жилища, Баженов наверняка с удовольствием принял заказ отставного офицера.

Вице-президент Академии художеств Санкт-Петербурга, член институтов изящных искусств Парижа, Флоренции и Болоньи, Василий Иванович сотворил прямо напротив Кремля настоящее чудо в камне. В принципе, это классический стиль. Вот только в отличие от Матвея Казакова В. Баженов всегда стремился избегать почти догматической строгости классики. Он легко и просто (но всегда блестяще) дополнял ее элементами других стилистических направлений. Тем самым в архитектонике дворца на холме, построенном всего за 2 года, органичным образом соединились элементы античности, классицизма и типичной роскошной московской усадьбы. Современники даже поговаривали, что прямо под дворцом был сооружен еще и просторный туннель, который вел в кремлевские палаты. Если это не выдумки, возникает третий вопрос: зачем?

К содержанию

Сказочный дворец

Центральная часть здания — 3-этажный корпус с классическим четырехколонным портиком. По его бокам — фигуры античных статуй. Сам портик дополнен круглой беседкой (бельведером). А на крыше беседки восседал древнеримский бог войны Марс с копьем в могучей руке. В целом с такой высоты было удобно обозревать почти всю Москву, утопавшую в садах.

По косвенным сведениям (тоже легенда?), в 1818 году король Пруссии Фридрих Вильгельм III (отец будущей жены Николая I) так и поступил. По приглашению Александра I он поднялся с двумя сыновьями в беседку бельведера, восстановленную (предположительно под руководством Осипа Бове) после пожара 1812 года. Осмотрел полуразрушенный город, затем будто бы встал на колени и взволнованно произнес несколько раз: "Вот она, наша спасительница".

По сторонам центрального здания белым фасадом в сторону Кремля 2-этажные флигели. В одном из них в 1805 году на некоторое время обосновалась труппа Императорского театра, где впервые вышел на сцену выдающийся актер Михаил Щепкин.

Во дворе высились постройки Манежа, конюшен. Ну а по склону холма за кованой ажурной оградой (возле нее всегда собирались толпы городских зевак) вела широкая мраморная лестница в усадебный сад. Здесь Петр Егорович посадил целую аллею декоративных деревьев и кустарников, поселил множество попугаев, павлинов, других экзотических птиц. Соорудил несколько прудов "на английский манер" с лебедями и 2 бассейна, а между ними устроил хрустальный фонтан. При этом имелась в саду и своя сценическая площадка, на которой восседала труппа крепостных музыкантов и с инструментом в руках услаждала слух хозяев или их редких гостей.

К содержанию

Хорошее наследство — в плохие руки

После того как владелец дворца скончался, а затем не стало и его супруги (детей у этой семейной пары не было), дом по наследству достался двоюродному брату бывшего хозяина, мелкому помещику села Верхнее Талызино в Симбирской губернии Александру Ильичу Пашкову. Не располагая достаточными средствами для содержания роскошной усадьбы, он начал было подумывать о выгодной продаже этого уникального строения.

Не получилось. Выручил случай. В то время известный в Москве купец, золотопромышленник и собственник 8 медеплавильных заводов в Башкирии И. Мясников подыскивал своей второй дочери Дарье Ивановне, так сказать, выгодную партию из дворянского сословия. В приданое отдавал 4 завода, 20 тысяч крестьян и рабочих, а также почти умопомрачительную сумму денег. Как бы там ни было, но именно ничем не примечательный безвестный владелец дома Пашкова Александр Ильич повел под венец Дарью Ивановну. Жили супруги на широкую ногу. Ни в чем себе не отказывали. Теперь здесь каждый день бывало множество знатных людей, устраивались балы с фейерверками по любому случаю. Кстати, здесь Дарья Пашкова родила сына Василия, который стал генералом и членом Государственного совета.

К содержанию

Дальнейшая судьба

В 1831 году последней владелицей "странного дома на холме" стала внучка Александра Ильича. Тоже Дарья (по мужу Полтавцева). Наконец с 1839 года здание опустело, перешло в казну, и вплоть до 1852 года в нем располагался Дворянский университет. Затем 4-я московская мужская гимназия. А 3 мая 1861 года указом императора Александра II сюда из Петербурга перевели богатейшую коллекцию раритетов из художественного собрания графа Николая Петровича Румянцева, сына прославленного генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева-Задунайского.

В общей сложности только книжное хранилище, размещенное на первом этаже центрального корпуса, насчитывало 700 тысяч томов. В здании Манежа находился читальный зал. В нем подолгу работал над романом "Война и мир" Лев Толстой, допоздна засиживался Дмитрий Менделеев, а в 1863 году тут за каким-нибудь столом можно было встретить и Владимира Ульянова. В левом флигеле Румянцевской библиотеки, как этот дом стали называть москвичи, поместили коллекцию минералов. Третий этаж дома отдали под Зал русской живописи. Ее украшением стало полотно А. А. Иванова "Явление Христа народу". Перестроили и конюшни. Их приспособили под Музей этнографии.

После октября 1917 года Румянцевский музей расформировали. Живописные полотна передали Третьяковской галерее. Собрание книг "перекочевало" в нынешнюю Российскую государственную библиотеку (построена в 1930 году) рядом с шедевром В. Баженова. Постепенно дом Пашкова приходил в упадок и на глазах всей Москвы превращался в руины. В 1988 году московские власти взялись за восстановление здания, но через 7 лет работы приостановили из-за отсутствия средств.

К содержанию

Наши дни

В 2003 году уже "федералы" взялись здесь за реставрацию. По мнению Юрия Лузина, заместителя начальника дирекции капитального строительства и реконструкции Российской государственной библиотеки (РГБ), все работы по дому Пашкова должны быть завершены в нынешнем году.

Что здесь будет? В центральном корпусе разместят выставочные залы, где разместят множество раритетов: древние рукописи, коллекции минералов, старинные иконы, картины известных художников, этнографические экспонаты и даже глобус Крузенштерна. Во флигелях расположатся отделы рукописей, нотных изданий и звукозаписей РГБ.

Дом Пашкова восстановят почти в прежнем виде. Почти. Потому что без бога Марса над бельведером, декоративного сада с его фонтанами и бассейнами — все это уничтожено еще в советскую эпоху. Да и Москва — давно не город, напоминавший деревню, утопающую в яблоневых садах.

Галина Кириллова
Статья предосталена сайтом
KDO.ru