Сон с четверга на пятницу. Часть 1

19.00 - позвонила мужу. Я думала, он уже дома, а он только выезжал с работы. Он очень разволновался, но я как могла его успокоила.

Схватки все те же.

20.00 - звонит свекровь, хочет знать, куда я подевалась. Поддержала, как смогла. Схватки сильнее.

21.00 - приехала еще одна молодая беременная женщина. Мы с ней разболтались. Её звали Катя. И она была напугана больше меня, так как она вообще ничего не знала и не читала. Я кратко прочитала ей лекцию между схватками. Потом между схватками, которые длились и у нее, и у меня каждые 2-3 минуты, мы пытались болтать, отвлекая друг друга. Катя очень обрадовалась, когда узнала, что на целых 2 см выше меня. А мне хотелось, есть, и пить все сильнее. Все это время я была под капельницей. Лежать было невозможно. Мне разрешили вставать и ходить, но только не сгибать руку в локте, из-за катетера. В туалет я тоже ходила с капельницей (зрелище еще то!), так как судно носить было некому. В туалете и в коридоре уже родившие женщины все время подбадривали и желали всего наилучшего.

01.00 - Катю увезли в родовую. Вместо нее положили женщину с двойней - Ирину. Мои схватки уже были сильные, где-то через каждую минуту, но раскрытие было все тем же. Терпеть я больше не могла, поэтому стонала. Пришла акушерка и сообщила, что мне дадут лечебный сон, чтобы я отдохнула перед родами (именно поэтому мне не разрешали ни есть, ни пить), она сказала, что я буду спать как обычным сном и не буду чувствовать схваток. Обещали, что просплю где-то до 5 утра. Как отключилась, я не помню. Но на каждую схватку я просыпалась и кричала, потом снова отключалась. Окончательно я проснулась в 4 утра. Спросила про Катю и про Иру. Они разродились около 2 часов. А Катя все это время лежала и про меня спрашивала.

Я уже не могла ни лежать, ни ходить. Постоянно звонил муж, порывался приехать.

7.00 - я уже готова кусать батарею. Раскрытие всего 2 пальца. Я, что называется, выла "волком"! Очень сильно болела спина. Самым ужасным было, когда смотрели раскрытие!

Тут я уже начала ныть, чтобы меня прокесарили. На что мне было заявлено, чтобы не умничала, вот придет заведующая и решит (а это только в 8.00!) Терпеть было невыносимо! Я очень волновалась за малыша. Но он все время шевелился, давая понять, что он тоже держится.

8.00 - пришла заведующая, посмотрела. Лежу дальше, постоянно кричу от боли. Мне звонит свекровь и сообщает, что меня будут кесарить. Вокруг все начинают бегать, суетиться, но мне никто ничего не говорит. Пришло еще несколько врачей, стали меня мерить. Ощупали ребенка. Между собой обсуждают, что, мол, голова у малыша очень крупная, а мой таз узкий. Прокололи пузырь. Но про операцию никто не говорит, как будто знают, что я уже в курсе. Всю сознательную жизнь я жутко боялась операций, а сейчас мне было не до этого. Я хотела, чтобы все быстрее закончилось!

9.00 - побрили живот и поставили катетер (очень больно, это еще помимо постоянных схваток!). Я настойчиво пытаюсь узнать, какой будут делать разрез. Медсестры сообщают, что не знают. Пришел анестезиолог (он 2-й раз приходил, 1-й - когда лечебный сон давали), расспрашивал, нет ли аллергии, нет ли проблем с сердцем и все в таком духе. Раздели меня догола (я обычно очень стеснительная, но в тот момент я про это даже и не думала). Легла на каталку. Поехали. Точно как в фильмах - лампы мелькают перед глазами, а сама корячусь от боли.

Роддом был на 3-м этаже, а хирургия на 7-м. Приехали к лифтам. Диалог такой:

- Марь Иванна, поднимешь нас?

- Вы лучше на другом езжайте, а то этот только отремонтировали!

Так, думаю, осталось для полного счастья в лифте застрять!

Привезли меня в операционную, положили на стол. Привязали руки, ноги. Поставили капельницу. Подключили разные датчики. Живот помазали… Мое сознание вернулось ко мне от сильной боли.

9.50 - после жуткой боли я на мгновение опять провалилась. Слышу детский крик. Думаю: "Это он! Значит, все хорошо!" Снова провалилась. В очередной раз я очнулась, когда меня зашивали. Была нестерпимая боль. Еще сильнее, чем схватки! Я пытаюсь дать понять, что мне очень больно, но не могу даже веки открыть, не то чтобы шевелиться. Пытаюсь понять, какой шов. Понимаю только одно: он "километровый". Чувствую, как меня зашивают: такое ощущение, будто матку наружу вытягивают. Слышу их голоса.

Через какое-то время меня начинают будить. "Тая! Тая!" - и шлепают по щекам. Я пытаюсь открыть глаза, но не могу. Мне открывают веки и продолжают шлепать по щекам. Вытаскивают трубку из горла, чтобы я сама дышала. Пытаюсь сделать вдох - и не могу! Начинаю задыхаться… Они все жутко перепугались. А я, как петух с перерезанным горлом, только хриплю. Я и сама испугалась. Дают маску с кислородом, мне она показалась мерзкой, и я ее руками начала спихивать (их уже отвязали). В итоге дышать все-таки начала. Поехали обратно в родовое отделение. В лифте мы о чем-то говорили, только я не помню, о чем.

Как только положили в послеоперационную палату, сразу дали телефон. Спросила: как ребенок? Медсестра сказала, что очень хороший: рост - 51, вес - 3350 (я не ожидала с таким весом родить, мы у мамы все где-то по 2500 были). Я начала всем названивать. Кое-как написала смс и отослала подругам.

Ощущения были, как будто пьяная, хотя сознание трезвое. На ощупь поняла, что шов горизонтальный (уф-фф, у нас могут и крестом разрезать!). И самое главное и пугающее - я ничего не испытывала к малышу! Мне было просто любопытно, какой он, и все.

Принесли мне сына вечером. Такое необычное ощущение! Мне не верилось, что это мое, мое маленькое счастье! На руки пока не дали, так как я лежала. Такой смешной, опухший весь и смуглый, как мексиканец (это у него желтуха была). Я погладила его по чепчику, до щечки дотронуться было страшно. "Смотри, какого хорошего сына я тебе "родила"!" - сказала медсестра, она присутствовала на операции и именно она вытаскивала его из меня.

Позже мне сделали обезболивающий укол, это несмотря на все мои заверения, что чувствую себя прекрасно и ничего не болит. На следующий день мне разрешили вставать. Было так страшно! Ничего не болело, просто страшно. Мне казалось, что я никогда в жизни не ходила раньше и делаю это в первый раз! Мне принесли бандаж, без него было бы трудно. Андрюху (так мы решили его назвать) принесли в обед, но кормить не разрешили пока.

На третьи сутки меня перевели в общую палату. Это было здорово! Потому что одной лежать было невыносимо. Ко мне заходили Катя и Ира, но их потом за это отругали. В итоге мы с ними в одной палате оказались.

Я еще в роддоме поняла, что у меня послеродовая депрессия. Может, поэтому я к сыну ничего не испытывала? Мне все время хотелось плакать и домой. До выписки я считала дни.

Молоко у меня пришло только через неделю. Но его было мало. Пришлось Андрюху прикармливать, так как за месяц он почти ничего не набрал. Был худющий! Как только начал хорошо кушать, сразу пополнел. Я из-за этого сильно переживала, мне так хотелось кормить грудью, но еще в роддоме он соски мне до трещин рассосал (они у меня втянутые). Очень было больно. Но потом я успокоилась, депрессия прошла - главное, чтобы сын был сыт!

Дома я осознала всю радость материнства. И поняла, что дороже Андрюшки нет никого. А муж мой с ним так ворковал, как никто другой. Так приятно наблюдать, как он с ним играет, а сын с него глаз не сводит. Теперь у нас самая настоящая семья!

Хотелось отдельно рассказать о послеоперационном периоде (может, кому пригодится). Еще в больнице я отказалась от обезболивающих уколов, так как ничего не болело. Но антибиотики мне кололи всю неделю, уколы очень болючие. Бандаж после операции вещь незаменимая, но носить его лучше не более 2 недель, чтобы мышцы сами работали. Первое время на каблуках не то что ходить, стоять невозможно. Шов снаружи (у меня он косметический) заживает быстро, где-то месяц. А вот внутри подольше, да еще и на погоду может ломить.

Что же касается нашего роддома - я ожидала худшего. Медперсонал нормальный, мне, по крайней мере, никто не хамил (или я не замечала? Нас на подготовительных курсах так учили). Приглашали в ближайшее время за дочкой приходить.

Таисия, tay.82@mail.ru.