Архипелаг Сокотра (Socotra) — жемчужина Йемена и всего Аравийского региона. Сокотра воистину является сокровищницей флоры и фауны, которую сумели сберечь и донести до нас многие поколения сокотрийцев. Сокотра со своей уникальной природой — одно из немногих мест в мире, еще не испорченных наступающим прогрессом. Архипелаг Сокотра лежит в 380 км от мыса Фартак на Йеменском побережье Аравийского моря. Остров Сокотра — самый большой из всех островов архипелага.

Остров Сокотра — остров мечты... Я уже не помню, как началось мое заочное знакомство с островом, но я влюбилась в него сразу. Еще бы: погулять по пустынным пляжам красивейших девственных бухт, посидеть на бутылочном дереве, нырнуть в глубокое маленькое озеро в ущелье. И, конечно, сфотографировать всю красоту и показать другим, тем, кто еще не видел этого, тем, кто лениво лежит на пляжах Египта и Турции. Недолго думая я поехала в фототур.

Перелет из столицы Йемена Саны всего полтора часа. И ты на Сокотре, острове мечты. Небольшой аэропорт, который и аэропортом-то язык не поворачивается назвать. Дальше на джипе по острову с ночевками в кемпингах. Первая остановка — в морском заповеднике Ди Хамри. Море волновалось, поэтому осмотр рифа закончился для меня очень быстро. Но хирурга и пару бабочек я успела разглядеть под водой. Дальше осматривали окрестности, пробовали нехитрую местную еду, которую готовил для нас наш гид и водитель Нурдин: рис с подливкой из овощей и рыба. За свежих лобстеров цену загнули — 20 долларов, в прошлом году было 10... Может, потому что море волновалось, и рыбаки не выходили в море, а может, уже местные привыкают к туристам, которые отдадут за морепродукты любые деньги... Неизменно перед едой и после подавался вкусный сладкий чай со специями. На вкус там были корица, гвоздика и кардамон. Эти специи были потом успешно нами приобретены в одном из магазинов специй в Сане. Дастархан под тенистым тентом из тростника — единственно возможное место отдыха и приема пищи на Сокотре. Хотя нет, в столице острова Хадибо мы как-то ели в местном ресторане за столом. Но ни обстановка, ни пища не шли ни в какое сравнением с нашим доморощенным дастарханом у моря.

На запах еды слетелись местные стервятники — "курицы" с ярким желтым опереньем на голове и повадками домашних птиц. Они подпускали к себе на довольно близкое расстояние полюбоваться и сфотографировать. Самая большая их популяция на Ближнем востоке именно на Сокотре. Кстати, кроме них мы еще видели и сомалийского скворца — черная птичка, похожа на сороку, только вместо белых полос на крыльях у нее темно-оранжевые, видели сокотранского скворца, горлицу, черного ворона и разных чаек и бакланов. Отобедав и отдохнув, мы поехали дальше, смотреть на лагуну Детвах. "Закройте глаза", — сказал нам наш водитель при приближении к смотровой площадке. "А теперь можете открывать", — машина остановилась. А вид с пригорка был, и правда, потрясающий. Лагуна с нежным песком и длинной песчаной косой, уходящей вдаль, а вокруг — горы и дюны. Маленькие человечки угадывались на песчаной косе — те, кто решил пешком пройти 3 км по песчаному берегу и косе. А рядом танки, танки Т-34: старые, проржавевшие, остатки воинственного прошлого и напоминание о дружбе с СССР. Мы не смогли пройти мимо, не посидев и не повисев на них.

Пешком до места нашего ночлега мы не отважились идти. Поэтому объехали горы на машине и остановились на ночлег в кемпинге рядом с лагуной. Надо сказать, что каждый кемпинг имеет обязательно туалет, душ, тент для отдыха/обеда/защиты от ветра. И палатки — местные или можно поставить свои. Мы с собой возили палатки, матрасы и подушки из поролона. Каждому — палатка двухместная или даже трехместная, матрас, подушка и легкое покрывало. Ночью тепло, под утро я еще накрывалась ветровкой, и хлопчатобумажного вкладыша в спальник мне было достаточно. В обычном спальнике спать было жалко. Меня еще спасала моя надувная подушка, потому как на поролоновой спать было ужасно неудобно.

Кто бы мне сказал год назад, что я буду спать в палатке у моря на берегу индийского океана, я бы не поверила! Шум моря убаюкивал, звезды, раскиданные на небе в порядке созвездий, завораживали взгляд. Кстати, на острове очень хорошо снимать звезды Я проснулась в пять часов. Было темно. Звезды все так же ярко сияли сквозь матерчатую решетку палатки, только созвездия сместились в сторону. Мимо палатки процокали две тени: коза и козленок. Ляпота.

Полшестого. Подъем, поездка по морю из рыбацкой деревни Калансия на запад в бухту Шуаб. Завтрак: ароматный чай с горячей лепешкой, плавленые порционные сырки и джем. И 40 минут на рыбацкой лодке мимо скалистых берегов с бакланами, маленьких чайкиных островков и потрясающего цвета воды, будто подсвеченной изнутри. Встречаются и мелкие пляжи с камнями, как на сейшельском острове Ла Диг. Пляж самой бухты Шуаб неспешно тянется на несколько километром. Мелкий песок, изумрудного цвета вода, сквозь которую видно, как плавает на мелководье какая-то крупная рыба. И никого. Рыбаки-проводники высадили нас и уплыли ловить рыбу, оставив нас один на один с девственной природой бухты. Наша маленькая группка тут же разбрелась кто куда: но в первую очередь — плавать. Потом я валялась в песке, совершила прогулку вдоль берега к чайкам, которые осторожно пятились, когда расстояние между нами сократилось до 10 метров. По дороге обратно встретилась пара стервятников с желтыми головами, препарирующих трупик головастой рыбины. Эти уже подпускали к себе метра на три-четыре, так что фотографии удались на славу. Выезжать обратно надо было часов в 10-11, потому часам к 12-13 волнение на море у скал перед бухтой усиливается, и лодку может попросту перевернуть. Мы погрузились и взяли курс на Калансию.

После выхода из бухты Шуаб мы поняли, что такое волнение на море: лодку чуть не прибило волнами к скалам. Но рыбаки виртуозно прошли в сантиметре от скалы. А дальше для нас начались американские горки: на волнах лодка прыгала, и прыгало все и всё, что было внутри. Сумки с фототехникой пришлось переложить в нос лодки: туда практически не попадала вода. Нам это знаками объяснил это проводник-рыбак. В общем, таких эмоций у меня не было давно. Кроме того, наши рыбаки устроили ралли на скорость с другой лодкой, и в Калансию мы вошли одновременно, несмотря на то, что сначала другая лодка была далеко впереди.

Полные впечатлений, мы выбрались на берег, где нас сразу окружила толпа местной детворы. О жителях Сокотры отдельный разговор. Мужчины невысокие, женщины полностью скрыты в своих одеждах и парандже. У нашего водителя Нурдина было 9 братьев и пятеро детей. "Еще трое и хватит", — сказал он нам, улыбаясь. Так что семья в 8-10 детей — это нормальная ситуация. А так как живут они в небольших каменных хибарах с плоской крышей из дерева или листьев, то неудивительно, что все улицы деревень полны детей разных возрастов. "Калям, калям (ручка, ручка)," — кричат они, подбегая к остановившейся машине. Обычная шариковая ручка — желанный сувенир от иностранных туристов. Дети постарше сообразительные: сначала "калям", потом "сура", то есть фото. Главное не вытаскивать сразу 10 ручек, а то сразу все и расхватают на ура.

И небольшие одноэтажные постройки по острову — в столице и между деревнями — школы, в которые по утрам стекаются школьники с голубыми одинаковыми ранцами: девочки и мальчики занимаются в отдельных классах. И одинокое здание свежепостроенной больницы — чистенькое, но до сих пор нерабочее. Дальше мы едем вглубь острова, останавливаясь на равнинах и горах, чтобы запечатлеть красоту этого края, необычные цветущие в феврале бутылочные деревья и уходящие вдаль просторы острова. Наш путь к каньону Вади Дирхур лежит через плато драконовых деревьев Диксам. Драконовое дерево — еще один эндемик острова. Еще его родственники растут Канарах, Кабо-Верде и Мадейре. Драконовое дерево выделяет красную смолу — кровь драконового дерева, ее собирают местные жители. Она славится своими лечебными свойствами. Деревья раскиданы на плато среди камней, они спускаются по склонам гор к ущелью. На закате ты чувствуешь себя где-то в затерянном мире. Не хватает только динозавров и птеродактилей.

Дорога от плато вниз в каньон Вади Дирхур — не для слабонервных: 5 км/час под большим уклоном перекатывается сотый крузер по острым красным камням, постепенно спускаясь все ниже и ниже по так называемой дороге. И в итоге мы оказываемся внизу в ущелье. Чуть левее — место для кемпинга около скалы, из которой растут "бутылки". Мы здесь одни: наша группа из четырех человек и водитель. Местные гиды не любят останавливаться здесь на ночлег: по местной легенде здесь можно встретить джина, а после заката — женщину-призрака. В полной темноте мы ставим палатки сами: очень хочется кушать и хочется, чтобы наш водитель полностью посвятил себя приготовлению еды. Благо, у нас есть фонарики и конструкция палаток очень легкая, справился бы и ребенок. Тем временем Нурдин на газовой горелке готовит нам рис и рыбу, нашу постоянную пищу на острове. И рис, и рыба очень вкусные, хотя уже и начинают приедаться. С утра пораньше мы отправляемся пешком на соседнее плато, где тоже полно драконовых и бутылочных деревьев. Там мы оседлали одно из деревьев и на славу нафотографировались с подругой. По дороге нас атаковали козы, как потом выяснилось, они хотели, чтобы их просто подоили.

Козы — это тоже отдельный разговор. Каждая деревня имеет поля, огороженные низкой каменной изгородью. На этих полях выращиваются специальные низкие кустарники, которые обгладывают козы. В Хадибо мы видели, как одна коза за милую душу жевала картон, а другая, запрыгнув на стол, пыталась схомячить объедки, оставшиеся от обеда.

После пешего восхождения на плато возникает просто необходимость искупаться. Солнце уже поднялось достаточно высоко, и мы спешим обратно в каньон. Только не в сторону кемпинга, а в другую, туда, где природа разбросала маленькие озерца-водоемы на разных уровнях вдоль ущелья, такой длинный каскадный водопад-речка. Причудливые берега и большие черные и белые камни. Озеро шириной 4 метра, длинной 10 метров, глубина — метра 3-4, чистейшая прозрачная вода зеленого цвета. Конечно, я не удержалась и нырнула со скалистого берега. Ляпота...

Потом мы пешком пошли вдоль ущелья по берегам озер все дальше и дальше, обнаруживая другие озерца причудливой формы: например, длинное — метр в ширину и 3 метра в глубину. Шли пока берега были достаточно пологими для ходьбы. Примерно через 800 метров путь нам преградило озеро с крутыми скалистыми берегами, которое мы не решили переходить вброд, имея в руках недешевые зеркальные камеры. Вернувшись обратно к первому озеру, мы обнаружили там группу немецких туристов, нервно ходящих вокруг озера: купаться или нет. Оказывается, мы ушли, бросив все наши вещи на берегу в одних купальниках и плавках. Картина маслом, нарисовавшаяся немцам, когда они пришли к озеру: вещи есть, хозяев нет! И непонятно, куда они все сгинули. Мы потом долго смеялись. Немцы оказались очень веселые: завидев нас и поняв, что все в порядке, они сразу бросились купаться. А мы тем временем пошли завтракать. Нам предстоял переезд в другое ущелье.

По пути мы заехали в столицу острова Хадибо, где выяснилось, что дорога в горы закрыта из-за дождя, и мы не попадаем туда, куда планировалось раннее. Ну что ж, не судьба. И мы поехали на новое место кемпинга на берегу моря. Местом был выбран морской заповедник Рош.

Вторую половину дня мы провели на пляже, рассматривая ракушки и кораллы, которые вместо песка и гальки образовывали пляж в этой части острова. Представляете — кругом одни кораллы и ракушки. Если в Египте найденный на берегу кусок коралла воспринимался как дар, то здесь они просто были вместо песка. Очень красивое и необычное зрелище.

Потом — традиционный ужин. На следующий день по плану была пещера Хок, одна из крупных пещер на острове, коих великое множество. Сокотра — рай для спелеолога. Хок — наиболее доступная и исследованная пещера. Находится на высоте примерно 700-800 метров над уровнем моря на краю скалы. Добраться до нее — только пешком по козлиным тропам и камням по горе вверх где-то полтора часа. Через затерянный мир в прямом смысле этого слова. Пока мы шли, я все время оборачивалась и смотрела в небо, настолько сильно было ощущение того, что вот-вот из-за облака вылетит какой-нибудь птеродактиль. Не знаю как, но я выдержала этот путь. Честно скажу: мне было очень трудно. Cказалась и смена климата, и мой недолеченный к поездке бронхит. Но сдав фотоаппарат и штатив нашему проводнику, который как горный козлик бодро бежал вверх по горе, собрав в кулак всю свою силу воли, я преодолела трудный для меня подъем. И не зря. То, что я увидела при входе в пещеру и потом, стоило того. Пещера Дрогарати на острове Кефалония отдыхает. Хок огромна, туда легко заедет поезд, свод пещеры при входе виден издалека, и еще снизу видно, как он огромен. А непосредственно вход в пещеру может легко поспорить со станцией метро Комсомольская по высоте свода.

Пещера уходит вглубь и идет вдоль скалы где-то километра 3-4, путь отмечен лентой. Никакого света, кроме фонариков, что с собой. Хорошо, у нас был с собой фонарь подводный, который очень здорово освещал и позволил нам насладиться сказочными сталактитами и сталагмитами высотой 6-7 метров, причудливым огромными формами и залами, в которых в пору проводить балы и конференции. Причудливый сталагмит, по форме напоминающий длинную ракушку с щупальцами, издает звук словно металлофон в неумелых руках. Огромное синее "гнездо", свисающее с потолка, заставляет думать, какого размера должны были бы быть пчелы, если бы они там были. Венцом пещеры — или еще туристической части — является большая "зала" с озерцами, в которых отражаются сталактиты и окружающие стены. Очень красиво. Это мы и попробовали запечатлеть нашими фотоаппаратами.

Спустились вниз мы довольно бодро, хотя спуск и занял у нас почти столько же времени что и подъем. Поскольку погода не радовала нас солнышком, мы пообедали и поехали смотреть мета для фотосъемки в местечке Арчер, известного своим лунным пейзажем и огромными песчаными дюнами на фоне скал с пещерами.

Место потрясающее, куда мы приехали, и на следующее утро, к рассветному солнышку, которое порадовало нас напоследок своим появлением и позволило снять несколько утренних кадров. Обманчивые горы песка: смотришь на них — вроде небольшие, но тут замечаешь точку высоко вверху. Присмотревшись, понимаешь, что это человек. Это было последнее место на Сокотре перед нашим вылетом обратно в Сану.

Могу сказать только одно: я сюда обязательно вернусь. И постараюсь привезти с собой друзей, таких же сумасшедших как я, готовых спать в палатках на берегу Индийского океана и питаться рисом и рыбой среди диковинной природы и добродушных людей, чей покой мы, туристы, нарушаем...

P.S. Все мои фото с Сокотры можно найти здесь

Evitta, evita_11@mail.ru