Весь день на дереве, которое росло напротив Сонечкиного окна, сидела ворона. Она перескакивала с ветки на ветку, вытягивала шею, словно стараясь разглядеть, что делается в комнате. Если кто-нибудь подходил к окну, ворона втягивала голову и безразлично прикрывала глаза.

Что же увидела ворона?

В тот день папа вернулся с гастролей и привез Сонечке новую куклу. Такой красавицы у Сони еще не было. Длинные волосы куклы можно было причесывать и укладывать, как угодно. Кроме собственного наряда Соня с бабушкой сшили ей ночную рубашечку и вечером уложили в кроватку.

Сонечка легла с радостной улыбкой и спокойно заснула.

Ворона удовлетворенно каркнула и…влетела в окно соседней квартиры.

В тот вечер папа проследил, чтобы Тяпа не осталась в детской. И шторы не забыл закрыть. Но было жарко, и в открытую форточку залетал ветерок. Он раздул шторы и впустил в комнату лучик лунного света.

Но лучик был не такой ясный, как всегда, в нем явно была заметна какая-то тень. Тень покачивалась, выжидая.

И вот момент настал: Сонечка засмеялась во сне. Из тени вытянулась рука. Провела по лицу девочки и стерла улыбку; свет детской радости затрепетал в кулаке, как светлячок. Ведьма, а это была она, с гадким хихиканьем вылетела в окно.

Сонечка проснулась, села в кроватке и заплакала.

- Не плачь, - утешали ее мышата, - ничего же не случилось.
- Мне грустно, - плакала Сонечка.
- Посмотри на свою новую куклу…
- Ну и что, что новая? Какая в этом радость? И потом, это вчера она была новая…
- Ее не утешить, - раздался голос старой тапочки, - ведьма украла у нее радость.
- И что, теперь жизнь у меня будет безрадостная? - спросила Сонечка. Она больше не плакала, но была очень грустная.
- Жуть какая, - сказал Мотя.
- Надо действовать,- суетился Митя, - сейчас же к ведьме! Мы ей покажем! Подлая трусиха! Ночью пролезла, украла!
- И что мы ей сделаем? Да она нас на подоконнике прихлопнет!
- Да, - заметила старая тапочка, - Мотя прав. Нужен кто-то, кто мог бы пробраться к ней в комнату незаметно.
- Может, я могу помочь, - послышался тихий голос из-под шкафа, - если, конечно, Сонечка меня не испугается…
- Никого я не испугаюсь, - печально сказала Соня. - А кто ты? Вылезай.

Из-под шкафа вылез маленький серый паучок. Он давно дружил с тапочкой. Она не трогала его паутинку, и долгими ночами они любили беседовать о жизни.

Некоторые люди боятся пауков, но Сонечка любила все живое, и паучок ей даже понравился.

- Но ты такой маленький, - сказала она, - пока доползешь - утро наступит, и я останусь печальной навсегда.
- Конечно, один я не справлюсь. Но мы можем вместе подлететь на тапочке и остановиться над ведьминым окном. Я спущусь на паутинке, схвачу радость и быстро подтянусь - ты поможешь. И - к себе!
- Интересно, как Сонечка влезет в тапочку? - спросил Мотя. - Тапочка слишком маленькая для нее.
- Глупости, - ответила тапка, - нет такой вещи, в которую не мог бы усесться ребенок, а тем более - в лунную ночь.

Сказано - сделано. Соня уселась в тапочку, паучок удобно устроился на мятом помпоне. Лететь было не страшно, но Сонечке было грустно: неужели она уже никогда не сможет радоваться?

У окна на столе в стакане мигал огонек. Он был гораздо слабее, чем раньше, поэтому ведьма спешила. Она готовила особое зелье, в которое под конец следовало добавить детскую радость, иначе оно не имело силы.

Зачем было нужно это зелье?

А вы замечали, как ведьмы ненавидят детское веселье? Когда ребята шумно играют и веселятся, ведьма топает ногами, кричит, что дети - глупые и грубые, но поделать ничего не может. Ну, дашь одному ребенку затрещину, он заплачет, а потом бегает и опять радостно смеется.

Ведьма долго копалась в своих колдовских книгах и нашла отличный рецепт. Готовое зелье надо было расплескать во дворе и в парке, тогда дети бродили бы скучные и нерадостные, к великому удовольствию всех окрестных ворчунов. Но, чтобы зелье работало, в него надо было добавить детскую радость, и главная загвоздка была в том, как ее добыть. Казалось бы, чего проще - все вокруг радуются, поймай и отними! Но, если тебя поймают, будешь ты радоваться? Нет! А, значит, и отнять радость невозможно. Поэтому ведьма пошла на хитрость, и ее подлая уловка удалась.

Ведьма всыпала в котелок толченые лягушачьи лапки. Сейчас варево закипит. Она бросит в него радость и размешает…

Тут она оглянулась. Маленький серый паучок пытался сдвинуть со стакана крышку.

- Ах ты, тварь! - завопила ведьма и бросилась к столу. Она замахнулась на паучка тряпкой. Казалось, гибель его неминуема, но паучок поджал лапки, а Сонечка потянула за паутинку. Мгновение - и паучок на тапочке.
- Прости, я ничего не смог для тебя сделать, - сказал он огорченно.

Но что это? Сонечка смеется, и осторожно гладит паучка.

- Спасибо тебе, паучок. Какая радость. Что все так хорошо кончилось!

Как же это вышло?

Оказывается, если мы радуемся подарку, это радость малая, ее легко можно отнять. Но если мы радуемся за другого - это радость особая, отнять ее не может никакая ведьма.

А ведьма, увидев, что огонек в стакане погас, взвыла и полетела в погоню за нашими друзьями. Вот-вот настигнет, вот-вот схватит, уже и лапы протянула.

Сонечка зажмурилась от страха и закричала: "Мама!".

Сама того не зная, она произнесла самое волшебное слово в мире, и ведьма сгинула. Сонечка открыла глазки.

A лежит в своей кроватке. Входит папа.

- Проснулась? Умница.

Он пошел открывать шторы, а соня откинула одеяло. На простыне лежала старая тапочка… Хорошо, что папа все делает очень аккуратно: пока он расправлял шторы, Сонечка успела засунуть тапочку за шкаф. Папа очень рассердился бы, увидев такое в кроватке. Объяснить ему все в двух словах Сонечка не сумела бы, а для долгих разговоров утро - время неподходящее.

Елена Панфилова