Зря я сказала бабушке, что каша противная, - думала Сонечка, лежа в постели, - каша как каша: пышная, с ванилькой, с изюмом. Лежи вот тут теперь голодная и без сказки…

Дело в том, что Сонечка вечером заигралась. Она пускала мыльные пузыри. Это так здорово: дунешь в соломинку, и летит целая гирлянда пузырей, переливается всеми цветами радуги. А тут зовут ужинать да спать ложиться. Сонечка и заупрямилась: "Не хочу, - говорит, - ужинать! И каша противная!".

Может, бабушка с мамой поуговаривали бы, или чем другим накормили, но папа сказал: "Кому каша противная, тот спать без ужина ляжет." И так строго посмотрел, что Сонечка молча пошла в ванную.

Бабушка сказку рассказывать не стала. Просто пожелала спокойной ночи, погасила свет и ушла. А Сонечка просить не захотела, подумала про себя: "Ишь, обидчивая какая, эта бабушка! Обойдусь!"

Стало совсем темно. В желудке сосало от голода, и было очень скучно.

- А я и сама могу сказку придумать, - решила Сонечка. - Жила-была девочка. Вот пошла она однажды гулять…

Сказано - сделано. Сонечка соскочила с кроватки, надела свои любимые тапочки и стала ходить по комнате.

- Шла она, шла… - дальше сказка не придумывалась. Сонечка уже хотела снова в постельку лечь, но тут в щелку между шторами проник лунный лучик, и Сонечка увидела, что стоит на ковре, на самой середине прекрасной земли с лесами, ручьями и удивительными птицами. - Ага, - сказала Соня, - и пришла в лес.

Тут она села на ковер, как на полянку, и вдруг почувствовала, что все вокруг закачалось, закачалось…

И видит она: вокруг уже не комната, а густой лес. По деревьям птицы порхают, в мягкой траве ягоды краснеют, ручьи звенят.

Еще больше удивилась Сонечка, когда тапочки сами с ее ног соскочили и стали летать и кувыркаться в воздухе. При этом они смеялись и болтали с птицами, словно старые приятели.

Сонечка стала ягоды собирать, на травке играть. Тут к ней подлетела самая большая и красивая птица. Перья у нее были темно-синие, а на голове - золотой хохолок. Наверное, это была королева птиц.

- Как ты попала сюда, девочка, - спросила птица.
- Шла-шла и пришла, - ответила Соня.
- Ага, ей не спалось, она и стала по комнате бродить, - подхватили тапочки.
- А почему не спалось?
- С бабушкой она поссорилась, сказала, что каша противная. Другой каши ей не дали, вот и осталась голодная, - рассказала левая тапочка.
- И без сказки осталась, - добавила правая.

Сонечка покраснела. Одно дело, знать о себе самой, а другое - когда кто-то о тебе рассказывает, да еще посторонним.

- Ну и ладно, - сказала Сонечка, - раз все на меня сердятся, я тут останусь. Здесь хорошо, весело и никто не командует.
- Нет, - сказала Синяя птица, - девочке здесь оставаться нельзя. Сейчас луна спрячется, и все мы превратимся просто в картинки. И утром тебя не найдут.
- Вот здорово! - обрадовалась Сонечка. - Меня ищут, а я в спальне!
- Это здорово, когда можно выскочить и сказать: "А вот и я!". А ты будешь только маленькой картинкой на ковре и выскочить не сможешь, - сказала птица.
- Нет, так не годится, - согласилась Сонечка, - надо возвращаться.
- Конечно! - закричали тапочки и взмыли вверх.

Сонечка тоже попыталась взлететь, но не смогла. Она подпрыгивала босиком и в тапочках, размахивала руками, но все напрасно: она была слишком тяжелой, и земля не хотела отпускать ее.

Сонечка села и заплакала. Лес уже казался ей скучным, птицы - слишком шумными, а трава - колючей.

Птицы собрались в стаю и громко щебетали. Казалось, никому дела не было до Сонечкиной беды.

Вдруг Синяя птица подлетела к Соне.

- Не плачь, - сказала она, - твои друзья помогли нам избавиться от большой беды. Силой черного колдовства наша земля когда-то распалась на куски, и нам негде было жить, негде вить гнезда. Теперь мы снова хозяева нашей чудной земли. А ты девочка хорошая и друг верный, - мы все знаем. Поэтому мы постараемся помочь тебе. Надевай тапочки!

Вы помните, что бабушка прочно закрепила банты на тапочках? Так вот, теперь это сослужило хорошую службу.

Сразу множество птиц взялись клювами за петельки пышных бантов, а Синяя птица позволила Сонечке держаться за свои лапы. И вот они полетели все вместе выше, выше…Хлоп! И Соня уже на ковре, словно мячик из воды выскочила. Все птицы остались внизу, и только Синяя птица была еще в руках у Сони, ведь девочка держала ее за лапы.

А в комнате их поджидала ведьма. Она давно крутилась тут, все вынюхивала. И вдруг, прямо перед ней из ковра вынырнула Сонечка, да еще с Синей птицей в руках! У ведьмы аж дух захватило: ведь Синяя птица - это птица счастья!

Если бы Сонечка стояла не на ковре, колдунья сразу набросилась бы на нее и постаралась отобрать птицу (хотя всем известно, что птица счастья не может жить у гадкого человека, каждая ведьма в глубине души считает себя хорошей и надеется заполучить это чудо). Но ковер был защитой и Соне, и птице.

- Сейчас же отдай птицу, - завыла ведьма жутким голосом, - не то я превращу тебя в лягушку!


- Ну уж нет! - решительно сказала Сонечка и опустила птицу на ковер. Мягкая поверхность качнулась, и вот уже Синяя птица сидит на своей ветке.

А Сонечка решительно шагнула навстречу ведьме и посмотрела ей прямо в глаза:

- Я тебя не боюсь, - сказала она. И хотя Сонечка, сойдя с ковра, лишилась волшебной защиты, злодейка ничего не могла с ней поделать: не выносят ведьмы прямого и смелого взгляда!

А тут луна начала заходить. Ведьма, шипя и брызгая слюной, вылетела в окно, а Сонечка в темноте добралась до кроватки и сразу уснула.

* * *

Утром бабушка стала раздвигать шторы и увидела, что они забрызганы какой-то гадостью. Бабушка встревожилась и подошла к Сонечке. Лицо у внучки было испачкано ягодами, а в волосах запуталось крохотное синее перышко. Бабушка посмотрела на Синюю птицу на ковре и только головой покачала.

А Сонечка открыла глаза и сказала:

- Бабушка, ты лучше всех, и каша у тебя всегда очень вкусная получается.

Елена Панфилова