Содержание:

Вы наверняка слышали о маршмеллоу-тесте — исследовании, в ходе которого проверялась способность детей откладывать удовольствие. Автор этих экспериментов, посвятивший всю свою жизнь исследованию силы воли у человека, рассказывает, почему девочки в начальной школе успешнее мальчиков и как наш мозг заставляет школьников высиживать на скучных уроках, а взрослых все-таки ходить на надоевшую работу.

Сила воли и мозг человека

Давным-давно, приблизительно 1,8 млн лет тому назад, наши далекие предки стали выходить из расположенных вдоль течения рек лесов — среды обитания больших человекообразных обезьян. Они постепенно превращались в Homo Erectus, которые передвигались на двух конечностях по поросшей травой земле и вели борьбу за выживание и продолжение рода. В ходе этих доисторических приключений человеческие существа успешно выживали и размножались во многом благодаря «горячей» эмоциональной системе — на научном языке именуемой лимбической системой головного мозга.

К содержанию

«Горячая» эмоциональная система

Лимбическая система состоит из нескольких первичных структур головного мозга, расположенных под корой в верхней части ствола. Эти структуры, появившиеся у нас в самом начале эволюции, управляют основными реакциями и эмоциями, важнейшими для выживания: от страха и гнева до голода и полового влечения. В лимбической системе амигдала — небольшое миндалевидное тело (amigdala в переводе с латыни — «миндаль») — имеет особое значение. Она играет ключевую роль в выработке реакций страха и формировании поведения, вызванного половым влечением и чувством голода.

Наша лимбическая система по-прежнему работает во многом так же, как у наших предков. При рождении человека лимбическая система полностью работоспособна и заставляет младенца кричать, когда он испытывает боль или голод. Нам редко приходится иметь дело с разъяренными львами, но она по-прежнему исключительно важна для того, чтобы мы могли избегать подозрительных незнакомцев в темных аллеях или уклоняться от встречных машин, теряющих управление на скользкой дороге.

«Горячая» система придает жизни эмоциональную остроту. Привлекательные раздражители быстро вызывают соответствующее импульсивное поведение; угрозы и сигналы опасности провоцируют страх и автоматические реакции защиты и бегства. Реактивная, простая и эмоциональная, эта система заставляет сидящего на диете поглощать пиццу; курильщика — вдыхать сигаретный дым; рассерженного сквернослова — оскорблять окружающих, а сексуально невоздержанного мужчину — приставать к горничной.

Сильный стресс активирует «горячую» эмоциональную систему. В эволюционной истории эта реакция была адаптивной, предназначенной для спасения от приближающихся львов, потому что порождает удивительно быстрые (в течение миллисекунд), автоматические защитные реакции и по-прежнему остается полезной во многих непредвиденных ситуациях, когда для выживания требуется мгновенное действие.

Но эта импульсивная реакция не полезна, когда успех зависит от сохранения хладнокровия, планирования наперед и рационального решения проблем. «Горячая» система доминирует в первые несколько лет жизни, что особенно усложняет задачу самоконтроля у детей.

К содержанию

«Холодная» когнитивная система

С «горячей» эмоциональной системой головного мозга тесно связана «холодная» — когнитивная, комплексная, отвечающая за размышления и медленнее активируемая. Она располагается главным образом в префронтальной коре головного мозга (ПФК). Эта контролируемая система крайне важна для решений, ориентированных на будущее, и самоконтроля. Системы непрерывно и плавно взаимодействуют: когда одна становится более активной, другая ослабевает.

ПФК — область головного мозга, прошедшая наибольший путь развития. Она обеспечивает и поддерживает когнитивные способности высшего порядка, которые и делают нас людьми. Она регулирует наши мысли, действия и эмоции, является источником творческой деятельности и воображения и имеет ключевое значение для сдерживания ненадлежащих действий, мешающих достижению целей. Она позволяет нам переключать внимание и гибко изменять стратегии, когда изменяются требования ситуации. Способность к самоконтролю также формируется в ПФК.

«Холодная» система развивается медленно и постепенно становится более активной в дошкольные годы и в первых классах начальной школы. Она достигает полного созревания только в начале третьего десятка лет жизни. А дети и подростки крайне уязвимы к прихотям «горячей» системы.

Так, в процессе наших маршмеллоу-тестов их участники, добивавшиеся большой отсрочки получения вознаграждения, изобретали способы, помогавшие им отвлекать внимание от соблазнительных лакомств и звонка. Они также сосредоточивались на «холодных», абстрактных, информативных характеристиках соблазнительных вознаграждений, когда мысленно себе их представляли (маршмеллоу как пушистые облака или кусочки ваты), и игнорировали или трансформировали их «горячие» характеристики так, чтобы «остудить» их (заставить себя поверить, что это просто картинка; а картинку можно поместить в рамку, но нельзя съесть). Разнообразные когнитивные навыки, которые использовались в процессе ожидания, — прототипы тех умений, которые потребуются, чтобы делать выбор в пользу подготовки к школьным экзаменам, а не посещения кино с друзьями или противостоять множеству других соблазнов, поджидающих их на жизненном пути.

Возраст очень важен. Дети младше четырех лет в большинстве своем не способны откладывать вознаграждение во время маршмеллоу-тестов. Сталкиваясь с искушениями, они в течение 30 секунд звонят в звонок или начинают обкусывать лакомства. Их «холодная» система развита недостаточно. Зато к 12 годам 60% детей, как показали некоторые исследования, способны ждать до 25 минут, сидя в маленькой скучной комнате за столом, на котором есть только лакомства и звонок.

Пол также очень важен. Мальчики и девочки вырабатывают разные предпочтения на разных этапах развития, и на их готовность ждать влияют предлагаемые вознаграждения: то, что привлекательно для мальчиков, может быть безразлично для девочек, и наоборот (пожарные машинки, куклы, сабли и косметические наборы). Но даже если вознаграждения равноценны и одинакова мотивация, девочки обычно ждут дольше, чем мальчики, и их стратегии «охлаждения» иные. Мальчики в дошкольном возрасте чаще используют физические стратегии, например раскачиваются взад-вперед, сидя на стуле, или подальше отодвигают вознаграждения, а девочки напевают песенки или просто мелодии.

Большая готовность и способность девочек ждать дольше согласуются с тем фактом, что, по крайней мере в США, девочки обычно отличаются более высокой внутренней дисциплинированностью — по оценкам учителей, родителей и их самих. Даже в первые четыре года жизни они обычно более уступчивы, чем мальчики. Позже они имеют более высокие показатели успеваемости.

В ответах на вопросы о гипотетических отсроченных вознаграждениях, например: «Что вы предпочтете: 55 долл. сегодня или 75 долл. через 61 день?» —девочки чаще выбирали отсроченное вознаграждение, чем мальчики. Но когда выбор становился реальным, а не гипотетическим (получить доллар сегодня в свое полное распоряжение или с условием вернуть его через неделю и получить взамен 2 долл.), гендерные различия становились незаметны.

От чего зависит сила воли

К содержанию

Стресс: подавление «холодной» системы, когда она особенно нужна

Опыт краткосрочного стресса может быть адаптивным, мобилизующим к действию. Однако стресс может оказаться болезненным и даже губительным, если он будет интенсивным и продолжительным — например, у людей, которые приходят в ярость от любых неудобств: от дорожных пробок до очередей в кассу, или чувствуют себя подавленными в условиях постоянной опасности, неопределенности или бедности.

Продолжительный стресс вредит ПФК, которая крайне важна не только для ожидания маршмеллоу, но и для выживания в старших классах школы, умения не потерять рабочее место, получения ученой степени, управления внутренней политикой в офисе, умения не впадать в депрессию.

Изучив исследования, посвященные эффектам стресса, Эми Арнстен из Йельского университета пришла к выводу, что «даже умеренно острый неконтролируемый стресс может вызвать быструю и значительную потерю префронтальных когнитивных способностей». Чем дольше он сохраняется, тем больше вреда наносится когнитивным способностям. Таким образом, часть мозга, которая обеспечивает творческое решение проблем, становится все менее полезной, когда мы все больше нуждаемся в ней.

Больше чем через 400 лет после того, как Шекспир так красноречиво описал душевные страдания Гамлета, мы можем реконструировать то, что, должно быть, происходило в его мозгу, — не с помощью волшебного языка великого драматурга, а с помощью модели мозга, находящегося в состоянии хронического стресса. Архитектура мозга под влиянием хронического стресса в буквальном смысле перестраивается.

У Гамлета просто не было шансов. Когда его стресс усилился, «холодная» система, особенно префронтальная кора, играющая важную роль в решении проблем, и гиппокамп, необходимый для работы памяти, начали атрофироваться. Одновременно его миндалевидное тело, образующее сердцевину «горячей» системы, чрезмерно увеличивалось в размерах. Такое сочетание изменений мозга сделало самоконтроль и рациональное размышление невозможными. Неудивительно, что все закончилось трагедией.