Все лето мы мучительно думали — отдавать ли в первый класс нашего Артемку, которому на первое сентября исполнялось 6 лет и 9 месяцев. Многие факты были "за": умение читать, писать, считать, знание русского и английского алфавитов, ну и, конечно, Артемкино желание учиться. Но и "против" тоже набиралось достаточно: неусидчивость, дефицит внимания, невнимательность. В конце августа все-таки решили, школе быть. Забрали документы из садика (там закончили старшую группу) и отправились в школу.

Первое сентября, цветы, поздравления, слезы... Трудности начались на первой неделе обучения. Учительница заявила о полной неготовности ребенка к школе. Ее оценка деятельности ребенка начиналась с "не-": не слушает, не делает, не пишет, не следит. И начались каждодневные попытки доказать, что наш ребенок не хуже остальных, подготовленных. Да, он непоседлив, да, не все успевает в классе, да, рассеян, но он учится всему этому, для этого и идут дети в школу.

Одновременно с началом учебного года Артем решил заниматься музыкой, скрипкой. Для нас, людей далеких от музыки, это было невероятно. Музыкальную школу он полюбил сразу. Правда, мы побоялись большой нагрузки в двух школах и отдали его только в подготовительный класс. Недавно он пришел с музыки и сказал: "Сегодня на уроке было так здорово!" (про школу он так не сказал ни разу). На сегодняшний день Артемка хорошо успевает по чтению, русскому языку, не очень уверенно по математике. Каким был для нас первый год (вернее, он еще не закончился, впереди годовые контрольные работы)? Очень трудным. Уроки до сих пор делаем вместе (хотя и стараюсь чаще оставлять его наедине с тетрадками), вместе читаем задания к упражнениям, проговариваем, что нужно сделать, вместе читаем рассказы, заполняем тетрадь по чтению. Спасает то, что я не работаю, у нас есть возможность все делать вместе. Даже по дороге в магазин, на остановку решаем примеры, задачи, повторяем стихи. Стараемся запомнить новое доступными способами, словами-символами, знаками. Иногда что-то просто заучиваем. Например, в уравнениях выучили, что если "х" второй, то в решении ставим минус. Ребенок устал. А я еще больше. Иногда просто опускались руки, когда Артем знал, что 20+3=23, но не знал, сколько будет 23-3, когда не мог задать вопрос к задаче. Да мало ли таких случаев было! Конечно, есть такие родители, которые на вопрос о трудностях пожимают плечами. У них их просто нет, но мы не из их числа. Иногда задаюсь вопросом, может, все-таки права была учительница, рано нам было в школу? До сих пор нет ответа. Но недавно мы ходили в детский сад фотографироваться на выпускную папку. И что же? Такое впечатление, что там дети остановились в развитии, все так же орут, катаются по полу, что-то невразумительно мычат. А мы все-таки выросли, очень выросли. И многого добились. Каким счастьем светятся Артемкины глаза, когда он, запыхавшись, кричит с порога: "Мама, у меня печати" (так наша учительница поощряет самые достойные работы). Тетрадка по русскому языку пестрит печатями, по математике хуже, никак нам не дается орфографический режим. Но ребенок старается, и так хочется, чтобы это старание оценивалось не только нами, но и школой. Школьные годы чудесные? Не знаю... Поживем-увидим.

Виктория, mamavika2@mail.ru