Содержание:

Нам кажется, что современные средства связи способствуют общению. Однако у психотерапевтов свое мнение на этот счет. Рассказываем, как у сегодняшних детей формируется привычка общаться при помощи гаджетов и чем она может навредить в подростковом возрасте.

Школьники и гаджеты: сколько ''лайков'' нужно для счастья?

Пляжный ресторан гудел. Звенели стаканы, звучала музыка, люди подкладывали друг другу еду, рассказывали истории, смеялись. По крайней мере, взрослые. Я взглянула на группу подростков в конце стола. Они смотрели куда-то вниз. Ни разговоров, ни взглядов друг на друга. Шесть голов склонились, пальцы порхали над клавишами.

Увы, такое поведение сегодня никого не удивляет. И хотя подросткам необходимо осваивать навыки общения — умение устанавливать визуальный контакт, читать выражения лиц и разбираться в интонациях, — они предпочитают с головой уходить в свой собственный мир.

К сожалению, не только дети сегодня не видят вокруг ничего, кроме своих гаджетов. Нередко можно наблюдать, как целая семья — пять человек — сидит за столом, не отрывая глаз от сотового телефона или планшета, и никто даже не думает пообщаться с родными. Эта современная разновидность вечера в кругу семьи вымывает главное — ощущение близости. Психотерапевт Дебра Грин, специализирующаяся на проблемах привязанности, предупреждает, что подобная отключенность от детей несет с собой целый ряд эмоциональных рисков. Ребенок чувствует свою нужность и ощущает себя в безопасности, если взрослый, который заботится о нем, добр, отзывчив и доступен. Но современные родители быстрее откликаются на звонки мобильных телефонов, чем на потребности своих детей.

К содержанию

Планшет вместо общения: как это начинается

Однажды в кафе я наблюдала за малышкой, совершавшей свои маленькие открытия. Она исследовала окружающий мир и устанавливала контакт с окружающими посредством слов. Вытягивая палец, она сообщала: «Дерево. Дерево. Деревья — как брокколи!». Ее мать едва отрывалась от отправки текстовых сообщений, чтоб пробормотать: «Да, конечно». Ребенок продолжал жизнерадостно лопотать, но когда это не помогло привлечь внимание мамы, девочка, прикрыв руками глаза, громко крикнула: «Буу!».

Я с облегчением увидела, что мать наконец-то подняла глаза и поинтересовалась: «Хочешь поиграть в прятки?». Я была уверена, что теперь она отвлечется от мобильника, чтобы поиграть с дочерью. Но мое сердце упало, когда она извлекла из сумки планшет и протянула его дочке со словами: «Ну, давай, сыграй в прятки!».

Девочка оттолкнула электронную игрушку. Она изучала мир во всех его трех измерениях — а мать попыталась приковать ее внимание к плоскому одномерному экрану. Малышка всего лишь хотела, чтобы мама разделила ее радость. Ну а мать мечтала сбыть ее с рук, отправив играть в электронные прятки. Почему мы так стремимся заменить себя неживыми объектами? И почему мы хотим сделать малышей заложниками технологий, зависимость от которых так огорчает нас в подростках и взрослых?

Как бы то ни было, именно так действует большинство. Одна мама была счастлива узнать, что компьютер может сам читать книжки ее четырехлетнему сыну. «Иногда к вечеру я слишком устаю или занята делами и не могу читать. Так что пускай компьютер почитает за меня!».

Ничего себе заявление! Но ведь процесс укладывания ребенка спать — это не только чтение. Когда вы, обнявшись, читаете книжку, вы дарите ребенку свое тепло — то есть дарите себя. Компьютер никогда не заменит родного человека — ни для малыша, который укладывается спать, ни для подростка, который ищет общения в Интернете.

Школьники и гаджеты: сколько ''лайков'' нужно для счастья?

К содержанию

Общение в сети: риск для подростков

Однажды в кафе я услышала, как девочка-подросток жалуется: «Сегодня я потеряла семь читателей». Подростки, стеснительные по своей природе, сегодня оценивают себя по увеличению или, наоборот, сокращению числа подписчиков в социальных сетях, со многими из которых они даже не знакомы.

Одна старшеклассница рассказала мне о том, сколько усилий требуется, чтобы получать регулярные «поглаживания» своего эго, которых так жаждут подростки. «Когда я хочу запостить новое фото в Facebook, я жду до пяти часов вечера пятницы, — призналась она. — В это время все мои друзья уже приходят из школы, и таким образом я могу собрать максимум лайков». «И что же ты постишь?» — спросила я, чувствуя себя безнадежно устаревшей. «Свои фотки!» — ответила она, рассмеявшись над моей наивностью по части цифровых технологий.

Она показала мне, что пишут в ответ ее друзья: «Ты такая симпатичная!», «Потрясно!», «Люблю», «Обожаю», «Совершенство», «Шикарно!», «Ты просто красавица».

«Мне очень нравится, — призналась она, — когда мои друзья пишут такие комментарии. Я чувствую, что меня любят и ценят».

Как психотерапевт, я прекрасно понимала, чего на самом деле добивалась эта девочка. Она хотела чувствовать, что ею восторгаются, ее обожают. Чтобы посмотреть на жизнь по-новому и понять, что ее истинная ценность не зависит от количества «лайков» в Facebook и от восторгов по поводу ее внешности, ей необходима была помощь родителей.

Сегодня дети выходят на улицу в поисках возможностей сделать удачную фотографию. Они хотят выглядеть круто. Их меньше в волнует возможность хорогшо провести время — гораздо важнее выглядеть так, будто они хорошо проводят время.
Грэхем, младшекурсник колледжа

Школьники и гаджеты: сколько ''лайков'' нужно для счастья?

Другими словами, подростки так озабочены тем, чтобы вовремя зафиксировать мгновения своей жизни, что забывают проживать их. Время, которое они тратят на создание образа своей жизни в Интернете, они отрывают от реальной жизни. Постоянная отправка фотоснимков в Сеть лишь подрывает самооценку, не говоря уже о том, насколько она способствует тотальной погруженности в себя.

И здесь просто необходимо родительское вмешательство. Именно родители должны убедить детей оторваться от мониторов и взглянуть, наконец, на реальную жизнь. Дети должны понять, что их жизнь станет гораздо ярче, если вместо хитрых тактических уловок в Интернете они потратят время на поиск небольшого числа настоящих, преданных друзей.

Правда, тому, кто в принципе не приучен к социальным взаимодействиям, будет трудно построить дружеские отношения. В своей книге «Эмоциональный интеллект» Дэниел Гоулмен заметил, что способности к установлению эмоциональных и социальных контактов чрезвычайно облегчают достижение успеха в жизни. По его мнению, эмоциональный интеллект значит больше, чем привычный для нас IQ. Критично важный период для развития этих способностей — время от младенчества до обучения в колледже, когда формирующийся мозг обладает максимальной пластичностью.

Постарайтесь убедиться в том, что ваши дети овладели этим искусством, научившись понимать эмоциональные нюансы социальных взаимодействий — такие как выражение лица и тон собеседника, — не хуже, чем обрывочный кодированный язык электронных сообщений. В наше время это трудная задача.