Помню в детстве нам рассказывали легенду про джигита Шамсутдина : полюбил он черноглазую Зухру, да калыма собрать не сумел. Разлучила их судьба, а красавицу-невесту отдали баю Ахметшаиху,что имел многие стада. В печальный день свадьбы Шамсутдин исчез, одно лесное озеро сохранило его любовь и его имя.

Озеро Шамсутдин длинное и извилистое , как река , а нрав у него по-озёрье ласковый. Прозрачно подводное царство , хоть рыб руками лови. А с Ивана Купалы ныряйте в мягкую невесомость где время сливается в одно золотое мгновение. Сказка чистой воды держит в своих объятьях, и лишь целительная сила холодных ключей ободряет, не даёт забыться. Вот уже тёплый август взглянет лукаво и чувственно, обманет - мол нет конца лету.

Мне было три года, когда впервые приехали мы на Шамсутдин . Возраст, когда малокровных городских детей впервые вывозят на природу : глотнуть вольного воздуха; поплескаться в живой воде; увидеть, как плывут облака в широком небе; сладко поспать в тишине. Чувства не изменяют нам c течением лет. Сквозь толщу жизни сохраняют они запах и горьковатый привкус стоячей воды, плеск вёсел, жёлтый микрокосмос кувшинки, её скользкий стебель , долго тянущийся по воде . Образ, не знающий тяжести времени .

Я уплываю на середину озера и с головой окунаюсь в секунды прощания со смутной эпохой своей любви . События юности расплываются кругами по воде – чужие и далёкие.А где-то совсем рядом точка отсчёта.Впечатления раннего детства зовут в родную стихию и возвращают меня к себе . в то настоящее , которым живут времена года .

Мы созерцатели неспешных движений природы. Но жить в таком благодатном краю долго не можем. Строгий , размеренный ход сохранить, не поддаться эгоизму желаний. Нет, нам бы угнаться за призрачным городом , и обмануть время. Много позже ,устав от трудов и лишений, а больше от суеты ; истощив фантазию, терпение и и нервную систему в беспокойстве городских праздниках и неразличимости буднях , мы покидаем сверкающую вселенную , и уходим в утреннее туманное поле, спускаемся к тихой воде.

Белое стадо в холе,
в неге белая стая:
-Пастух, отпусти нас на волю,
За год мы так устали.

Нам бы пожить как дома
Где-то близ озера летом,
В солнечную истому
Нам бы упасть с рассветом.

Дышит туманом поле,
сердце живит прохлада-
верится, кроме покоя
нам ничего не надо.

Вечером мы вплывём в невозможный закат, все в розовом сиянии ,молчаливые собиратели счастья. Поэзия уединения примет нас в своё подданство, уведёт русалочьими берегами в русскую сказку, в башкирскую легенду, в лесную изумрудную фантазию.

“…Однажды несчастный влюблённый переплыл безымянное озеро и исчез на другом берегу, оставляя свою историю открытой для домыслов экскурсоводов.”

О.К.Прозорова, subhankulova@kmrb.bashnet.ru