Содержание:

"Мама, папа, я" — эта формула семейного счастья не знакома тысячам российских ребят, живущих в детских домах. Тем временем тысячи взрослых готовы стать им родными. Но будем реалистами: и усыновление, и опека требуют много терпения, душевных и физических сил. Справляются не все: кому-то не хватает души, но большинству — элементарных знаний об этапах адаптации приемного ребенка в семье.

Наверное, все видели социальную рекламу: очаровательная девочка обнимает зайчика. И голос за кадром: мол, возьмите ребенка в семью. "Лучше бы показали девочку, стриженную налысо, с чесоткой, не умеющую говорить и улыбаться," — с горечью говорит одна из "новеньких" мам. — Тогда потенциально восторженные личности не пошли бы 11 детьми. Возможно, и некоторые трезвомыслящие люди тоже...

Число тех, кто хочет взять в семью детдомовского ребенка, растет с каждым годом. Это желание вcе больше поощряет государство и все чаще одобряет общество. В итоге только за 10 месяцев 2009 года и только в Москве из 2360 детей, нуждающихся в устройстве в семью, 1994 ребенка нашли новых мам и пап (1424 были отданы под опеку, 570 — на усыновление). Жаль только, никто при этом не может гарантировать, что продолжение истории каждого из них будет безоблачным.

К содержанию

Ребенок напрокат

Недавно семиклассница Соня, вернувшись из школы, сказала маме: "А Оля — ну, помнишь, та, которая к нам в начале учебного года пришла? — больше у нас учиться не будет. Ее обратно в детдом сдают!" Понятно, что ситуация всколыхнула всю школу: родители и учителя бурно обсуждали судьбу девочки. При этом приемные папа и мама комментировать свой поступок отказывались. Только в одном приватном разговоре несостоявшаяся мама Оли бросила фразу: "Мы не могли и представить, как все это будет трудно!"

— Число возвратов детей из семей усыновителей и опекунов не сокращается и ежегодно составляет примерно 1,2 %, — рассказывает Антонина Макарычева, консультант управления семейных форм воспитания детей Департамента семейной и молодежной политики г. Москвы. — По нашим данным, в 2007 году таких случаев было 89, в 2008 году −97, а за девять месяцев 2009 года — 66.

И для каждого из этих возвращенных детей повторное предательство взрослых людей — ни с чем не сравнимая трагедия. Возможно, во многих случаях ее причина — безграмотность новоявленных пап и мам. Они просто не знают, как протекает адаптация детдомовца в семье, и слишком рано опускают руки.

Решение взять на воспитание ребенка одобряет общество и поощряет государство

Из интернет-форумов:

"...Я его просто начинаю ненавидеть! Парень к концу дня стоит на ушах (он сова), а мы с детьми моими кровными, наоборот, стихаем. В итоге весь вечер крик, драки, задирание старшей, а я только и делаю, что разнимаю или гоняю по дому. Тут вычитала, что чувствуют дети, живущие в нелюбви, и сразу же про своего подумала. Он мне все вспомнит! Но все терпение у меня на него вышло, и я начинаю как мачеха себя вести. Ой, заберите его в хорошую бездетную семью!"

"Мы усыновили мальчика 2,6 лет полгода назад. Мальчик здоровый, есть небольшая ЗПР, но это после Дома ребенка все дети такие. Но вот проблема — любви между нами нет. Терплю его с трудом, даже вид раздражает. Конечно, я исполняю все функции, которые должна исполнять мать: кормлю, купаю, одеваю. Но вот чужой мне этот ребенок, и все! Ему со мной неинтересно, и мне с ним тоже, А когда выбирали, ездили к нему в ДР 4 месяца. Там он так хорошо себя вел, и я надеялась — все будет хорошо. Как быть? Отдавать назад не хочу".

"Меня в 6 лет удочерила одинокая 50-летняя женщина. Она со мной редко обсуждала хоть какие-нибудь темы, и волновало ее лишь одно — чтобы не пошла в био: не стала алкоголиком и не принесла в подоле (био родила меня в 15 лет). Поэтому практически вся моя жизнь прошла в запретах и ограничениях. Мама никогда меня не понимала и даже не пыталась. Как я отношусь к ней? Очень благодарна, что она вытащила меня оттуда, никогда ее не брошу, не оставлю без средств к существованию и т. д., но я тоже не люблю ее".

Вылечить и усыновить
Третий год-подряд в рамках национального проекта "Здоровье" проводится диспансеризация детей-сирот, оценивается состояние их здоровья и всем, кому необходимо, назначается лечение. Это помогает в дальнейшем устроить таких детей в приемные семьи. По итогам диспансеризации-2008 выяснилось, что I группу здоровья (практически здоровые дети, у которых не отмечены факторы риска) имеют 4,4 % сирот, II группу (с риском развития хронической патологии и функциональными нарушениями) — 31 %, III группу (с хроническими заболеваниями) — 43,9 %, IV и V группы (с патологией в стадии суб- и декомпенсации и инвалидизирующими проявлениями) — 14,6 % и 6,5 % соответственно.
"В 2009 году мы продолжали проводить диспансеризацию, расширив контингент детей: теперь врачи осматривали не только сирот, но и тех, кто находится в трудной жизненной ситуации, пребывает в стационарных учреждениях системы здравоохранения, образования и социальной защиты. Также увеличены тарифы на диспансеризацию. Теперь на осмотр одного ребенка в возрасте до 4 лет выделяется 1877,5 рублей, на ребенка старше 4 лет — 2377,6 рублей. Главное, чтобы в регионах внимательно и серьезно относились к формированию списков детей, подлежащих диспансеризации,"- говорит Валентина Широкова, директор Департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России

К содержанию

Процесс пошел...

— Адаптация приемного ребенка в семье длится в среднем до двух лет, — рассказывает психолог Анна Чичина. — Причем за это время отношения приемных родителей и детей проходят 3 стадии.

Все начинается с "медового месяца". Это время, когда все настроены только на хорошее. Все хотят друг другу понравиться. Но длится такая благодать, как правило, недолго — о чем и само название говорит.

Потом следует "период амбивалентности". В этот момент поведение ребенка может ухудшиться, и начинается проверка отношений на прочность. Взрослые должны понимать: не только они мечтают о том, какой у них будет ребенок, но и каждый сирота представляет будущих родителей определенным образом. И, конечно, в его воображении они выглядят идеальными. Но реальные люди от идеала далеки. В какой-то момент ребенок начинает проверять своих приемных родителей на степень серьезности их намерений, а также определяет границы. В этот период ребенок переживает внутренний конфликт, боясь снова испытать чувство утраты.

Не обещайте себе любить приемыша. Просто создайте ему человеческие условия.

Третья стадия — закрепление ребенка в семье. Совместное времяпрепровождение, занятия, игры, беседы и, конечно, любовь — все это со временем обязательно создаст атмосферу доверия и эмоциональной близости между родителями и ребенком.

К содержанию

Порывы и заблуждения

Зачем люди решаются взять на воспитание чужого ребенка? Это ключевой вопрос. Потому что жалость, умиление или восторженность в данном случае — враги. Психологи, которые занимаются проблемами усыновителей и опекунов, настаивают: единственно правильный мотив — обеспечить ему, ребенку то есть, нормальные условия для жизни и развития. И если при этом вы не ощущаете к нему безграничной любви — ничего страшного. Поставленная задача, собственно, этого и не требует. Как и не требует от ребенка проникнуться сыновней (дочерней) любовью к приемным родителям.

Так называемые "ложные" мотивы, которые движут потенциальными родителями, как правило, похожи.

  • Попытка сохранить семью, привязав к себе партнера узами отцовства (материнства).
  • Родители хотят только мальчика или только девочку, и приемного выбирают по половому признаку. Особенности ситуации — слишком большие ожидания и фантазии на момент усыновления.
  • Желание заменить сиротой собственного погибшего ребенка. При этом от того, кого взяли на его "место", требуют определенного поведения, не считаясь с его индивидуальностью. Что в конце концов приведет к серьезным психологическим проблемам.
  • Педагогические порывы: стремление сделать из "трудного" ребенка достойного и успешного. Что, как правило, сопровождается постоянным тревожным ожиданием проявления "неблагоприятного генофонда".
В Калуге больше не будет детских домов
Руководство Калужской области намерено в ближайшие 5 лет определить всех детей, которые находятся в областных детских домах, в приемные семьи. А для решения их жилищных проблем предполагается использовать помещения детских домов: поделить на квартиры и вселить туда детей и их приемных родителей. Если эта программа, которая носит название "Право на семью", окажется успешной, к 2014 году из 8 областных детских домов останется один. И тот в качестве промежуточной станции: там дети будут проходить реабилитацию перед тем, как отправиться в приемную семью.
— В случае упразднения системы интернатов освободившиеся бюджетные деньги пойдут на поддержку приемных семей. Сумма останется той же, а вот экономический и социальный эффект будет, несомненно, выше, — утверждают в администрации Калужской области. (Сайт "Территория без сирот")

"Будьте честны с собой! — призывают взрослых психологи, — Если хоть один из перечисленных выше мотивов вам близок, не спешите ставить эксперименты над детьми."

К содержанию

Все будет хорошо

Евгении было 50, когда в ее жизни появилась 11-летняя Даша. Решение взять на воспитание ребенка стало результатом стечения определенных жизненных обстоятельств. А тут ей сказали: мол, заберите хорошую девочку из детдома...

Сбор документов для оформления опеки стал испытанием. Вспоминает: "В инстанциях меня почему-то встречали как преступницу. И даже врачи не могли понять, зачем я это затеяла? Родственники Даши пытались уличить в поисках выгоды: они-то сами от девочки отказались, а чужой тетке, значит, понадобилась? Я и от собственной мамы до последнего скрывала: знала, что не поймет. Кстати, о выгоде: по закону опекун не является наследником опекаемого равно как и наоборот. Зато нам с Дашкой была гарантирована хоть какая-то помощь от государства: пособие, бесплатные проезд, обеды в школе, путевки в летние лагеря..."

Настоящие проблемы начались уже после того, как все было оформлено. То, что школьные дела оказались запущенными до безобразия, а кругозор — в отсутствии, было ожидаемо. А вот то, что квартира, где была прописана Даша со своей мамой (давно лишенной родительских прав), на деле оказалась продана — в обход всех законов и органов опеки и попечительства! — нет.

Суды и разбирательства длились несколько лет. И теперь у ребенка есть жилье только благодаря Евгении — ее напору мог бы позавидовать и танк. Останься Дашка в ДД, в 18 лет она просто оказалась бы на улице.

С тех пор прошло уже несколько лет. Как обстоят дела в этой маленькой семье?

В школе Даша все еще наверстывает упущенное за минувшие годы (правда, опекунское пособие трат на репетиторов не покрывает). На каникулах они путешествуют: и по родному Золотому кольцу, и по мировым столицам. Женя скупает пачками лучшие советские фильмы — раз ребенка трудно приучить к чтению, пусть хоть так к культуре приобщается.

Проблемы? Масса! Впрочем, как с любым подростком: то учиться ленится, то нагрубит, то с сомнительной компанией тусуется. Зато добрая оказалась — щенка вот уговорила взять и возится с ним. А порой вдруг нежностью к новой маме переполняется.

Жалеет ли Женя, что ввязалась в историю? Нет, наверное. Просто устает порой до отчаяния. Но утром — снова в бой. Тем более что Дашка за эти годы стала совсем своей.

Мария Трофимова