Содержание:

Как многие помнят, одно из предприятий, основанное подпольным миллионером А. Корейко, носило название «Интенсивник». Почему так и кто такой «интенсивник», смутно представлял, наверное, даже сам Александр Иванович. Но именно эта загадочная артель вспоминается при виде неистребимых рекламных объявлений, в которых сулят научить вас иностранному каким-нибудь суперскоростным «интенсивным» методом — раз, и готово.

Еще недавно казалось, что горе-методистов дискредитирует сама жизнь: появилась возможность учиться за рубежом, открылись серьезные языковые школы в России, а те, кто в свое время клюнул на завлекательное объявление, давно поняли: деньги и время ушли, а воз, что называется, и ныне там. Но как бы не так: на месте одних «интенсивников» вырастают другие, и так будет, пока у наивного клиента будет теплиться надежда: а вдруг?

Так вот, «вдруг» бывает только в романах Достоевского. Все без исключения методисты, которые в действительности желают научить людей иностранному языку, в один голос твердят: легкого и быстрого пути нет. Есть, правда, относительно быстрый, но трудный: это интенсивные курсы.

К содержанию

Меньше времени, больше часов

Интенсив, как и многие реалии обучения иностранным языкам, пришел к нам с Запада. Пришел не в качестве особой методики, как ошибочно думают некоторые. Интенсивным в зарубежных языковых школах считается короткий курс с большой учебной нагрузкой. Методы преподавания такие же, как на стандартном курсе — просто учебных часов больше. Обычно звание интенсива присваивается лишь тем курсам, на которых количество часов в неделю достигает 30.

Однако при этом человек, приезжающий на зарубежные языковые курсы, отдается иностранному языку весь без остатка. Чужая речь «подстерегает» не только в школе, но и за каждым углом, на улице, в магазине, в баре, в музее, по телевидению... Таким образом, «погоду» делает не столько лишний академический час в неделю, сколько сама языковая среда.

Иное дело у нас. Выйдя с занятий, мы тут же «отсекаем» от себя иноязычный мир, и, порой, что греха таить, то, что влетело в одно ухо на уроке, тут же вылетает в другое, едва мы снова с головой ныряем в пучину родного языка. Хорошо еще, если читаем и смотрим фильмы на иностранном и выполняем домашние задания.

К тому же возможности посещать языковую школу ежедневно и с полной нагрузкой мы практически не имеем — разве что в отпуске или на каникулах. Так что ясно: интенсивные курсы в наших условиях должны строиться не так, как на Западе.

Именно потому, что наши слушатели, как правило, не располагают большим количеством свободного времени, некоторые школы разрабатывают «щадящие программы». Так, в Американской академии иностранных языков интенсивными считаются занятия по три академических часа три раза в неделю, в отличие от стандартной — два академических часа два раза в неделю. Правда, программа длится не две недели, а два месяца, и ориентирована в первую очередь на применение языка в конкретных коммуникативных ситуациях. И все-таки можно ли назвать интенсивной программу с девятью-десятью часами в неделю — ведь на Западе такая нагрузка бывает разве что на каникулярных программах для младших школьников?

В принципе можно, если уроки проводятся в мини-группах (до шести человек). В такой маленькой группе нагрузка на каждого увеличивается. Но еще лучше, когда и народу мало, и часов много... Поэтому имеет смысл обратить внимание, к примеру, на интенсивные и суперинтенсивные программы Language Link в мини-группах: разговорный или бизнес-английский, группа — четыре человека, учебная нагрузка — 30 или 36 часов в неделю, продолжительность соответственно две или три недели. Если считаете, что на этих курсах вам придется тяжко, можете выбрать те же программы, но в группах по восемь человек. А хотите «отстреляться» побыстрее — идите на «суперинтенсив». 60 академических часов в неделю, группы по шесть человек и всего-то две недели занятий. Столь интенсивную программу предложит не всякая зарубежная школа.

И в других школах, где преподаются интенсивные (читай: краткосрочные) курсы, работают опытные преподаватели, которые стараются за ограниченное число часов вложить в головы слушателей как можно больше знаний. Что же касается длительности программы, то она варьируется. Что же касается времени, которое уйдет у вас для прохождения курса, то в разных школах оно варьируется. В некоторых продолжительность курса не оговаривается, как в западных школах, то есть вы сами решаете, сколько вам учиться. Кое-где и определяете для себя частоту занятий: например в EF English First можете заниматься хоть каждый день. Интенсивная программа Курсов при профкоме Дипакадемии МИД займет 3-4 месяца, ITEC предложит программы от четырех дней (16 часов) до семи недель (естественно, цели и уровень у этих программ совершенно разные). Образовательный центр «Интенсив», название которого говорит само за себя, предлагает программы в 100 часов (5 недель по 4 часа ежедневно). Ускоренные программы Курсов иностранного языка при интерклубе «Друзья Баварии» длятся 1-2 месяца.

К содержанию

Интенсив как идеология

Послушаем, однако, Галину Китайгородскую, основателя известной школы и создателя знаменитого метода «Активизация возможностей личности и коллектива», в просторечии — метода Китайгородской. «Интенсивное обучение вовсе не обязательно должно быть краткосрочным. К сожалению, распространенное понимание интенсива именно таково... Это в корне неверно. Ведь в этом случае отбрасывается главный смысл термина — от латинского intensus («напряженный»), акцент делается на время, а не на количество энергии (активности) в единицу времени», — полагает Галина Александровна.

О «тотальной путанице в терминологии» и «подмене понятий» говорит и Арнольд Рубинштейн, директор лингвистической школы общения «Система-3», страстный «антитрадиционалист» и поборник эмоционально-смыслового метода И. Ю. Шехтера: по его мнению, в 90-е годы в России обычный коммуникативный метод из-за частоты занятий был ошибочно принят за интенсив.

Не стану подробно описывать методы Шехтера и Китайгородской — они достаточно хорошо известны. Отметим только, что, согласно Шехтеру, речевая деятельность на уроке должна быть переведена в область психологических процессов, актуализирующих личностные смыслы, учебная речь — в живое общение. Согласно Китайгородской, главным словом в понимании интенсива является активизация психических процессов (памяти, восприятия, мышления, воображения) и эмоциональных ресурсов личности, а также межличностных отношений.

Нетрудно заметить, что подход в этих авторских методиках существенно отличается от уже ставшего привычным для нас коммуникативного, который применяется в большинстве языковых школ. Что ж, в ВКС или в Language Link интенсив «неправильный», или ошибаются уважаемые методисты-новаторы? Вовсе нет. Просто речь идет о разных вещах. Есть интенсивные курсы — короткая продолжительность плюс большая нагрузка. А есть интенсивные методики — это, по выражению Арнольда Рубинштейна, «другая идеология».

Естественно, у читателя может возникнуть чисто практический вопрос: где же научат лучше и вернее? Что ж, всякое обучение приносит свои плоды. Если вы дисциплинированны и целеустремленны — идите на интенсивные курсы, где часов побольше. Отличаетесь артистичностью, общительностью, способностью к перевоплощению — пожалуйте к Китайгородской или Шехтеру. Вот только если ленивы, вам не поможет никакой интенсив.

Галина Ягода