Охлаждается в казенной чашке кофе,
Недопитый ею с раннего утра.
И над чашкой, трудно сдерживая вздохи,
Головой клонясь, сидела медсестра.

И была бессонной ночь, и все болело
Ее сердце - нарушало четкий ритм.
Как же тяжко будет заполнять пробелы!
Но не в прошлом, только в том, что - предстоит.

Ей бы радоваться, плакать — и от счастья —
Дорогому человеку в руку — путь!
Только сердце разрывается на части.
Пальцы комкают салфетку... "Не вернуть..."

Привезли его, рожденного в морозы.
Тельце крохи было красным и худым.
"И тебя, моя бедняжка, кто-то бросил...
Раскричался, милый, аж до хрипоты!"

И с тех пор все в ее жизни изменилось.
Тот малыш ей словно в душу слезы лил.
Словно был ее - тот самый, что родился
И внезапно через сутки - опочил…

Те же глазки, пухлый рот и подбородок —
Даже вихры шелковистые — его!
И качает тайно женщина ребенка,
А ведь это здесь — увы! - запрещено.

И украдкой крохе лобик поцелует,
И тихонько ему пальчики сожмет
И мечтает — скоро в жизнь его другую,
В дом родной к теплу и свету приведет.

Муж был против, не хотели брата сестры.
Жизнь без сына протекала год за два.
А в четыре своих года мальчик взрослым
Не дошкольные вопросы задавал.

Деловитым и серьезным рос мужчина,
И привязанностью тайной обладал —
Эта женщина, седая, вся в морщинах —
Его мама. Это точно — он же знал!

Но настал вдруг день — и мальчика забрали.
В сыновья - навек бездетная чета.
Не смотрели долго и не выбирали —
Их ребенка поразила красота.

Сыну — мать, семья, широкая дорога —
Этот шанс дается ль каждому из ста?
Только сердце все сильней болит и вскоре
Непосильной станет эта пустота...

P.S. Вам мой низкий поклон и слезы, уважаемые Женщины, чья работа - облегчить жизнь обделенных теплом детишек в Домах Ребенка.

Ася Логачева, losharic@newmail.ru.